«Мурманская Лапландия»: зачем Гитлеру необходим был Кольский полуостров

Новость опубликована: 14.05.2019

 «Мурманская Лапландия»: зачем Гитлеру необходим был Кольский полуостров

 «Мурманская Лапландия»: зачем Гитлеру необходим был Кольский полуостров

Адольф Гитлер был одержим некоторыми мистическими учениями, где Северу придавалась сакральная функция. «Нордическая раса», «нордический нрав» и прочие видения из арсенала оккультного масонского общества «Туле» начала ХХ века пронизывали «национал-социалистское» мировоззрение.

Повышенный заинтересованность к Северу

В апреле 1940 года Гитлер предпринял вторжение в Норвегию. Он оправдывал его чисто рациональными аргументами. Норвегия значительна как база подводных лодок и авиации для действий против Англии. Если англичане первыми захватят Норвегию, а как потом сделалось известно, они действительно собирались это сделать, то получат огромное стратегическое преимущество над Германией. Военачальники поддержали Гитлера. Ведь ещё во пора Первой мировой войны кайзеровский штаб рассматривал вопрос о превентивной оккупации Норвегии.

Но зачем Гитлер до самого крышки войны держал в Норвегии группировку сухопутных войск численностью около 400 тысяч человек, когда войска требовались в самой Германии – остаётся загадкой. Норвежская группировка вермахта капитулировала лишь 9 мая 1945 года, причём военных действий в стране, за исключением Заполярья, не велось.

Немецкие подводные лодки и надводные корабли рыскали в Баренцевом море, охотясь за британскими, американскими и советскими кораблями, доставлявшими военные грузы по ленд-лизу. Эта задача также имела стратегическое оправдание. Однако зачем-то немецкие субмарины доходили до берегов Таймыра, до нордовой оконечности Новой Земли, до Земли Франца-Иосифа, где никаких морских путей не проходило. Что они отыскивали под вечными льдами в этих пустынных арктических водах?

Кольский полуостров планировалось сделать долей рейха

Вскоре после вторжения в СССР, 16 июля 1941 года в кабинете Гитлера в рейхсканцелярии состоялось негласное совещание, в котором, кроме фюрера, участвовали Геринг, Кейтель, Розенберг, начальник рейхсканцелярии Ламмерс и секретарь Гитлера Борман. Заключительный вёл протокольную запись совещания.

Совещание было посвящено целям, задачам и методам оккупационной политики в СССР. Гитлер заявил, что ряд районов должны быть непосредственно включены в состав германского рейха, стать его заграничными эксклавами. Это – Прибалтика, Крым, область немцев в Поволжье, а также зона Баку, «который должен быть превращён в немецкую военную колонию».

Ещё одним эксклавом Германии предстояло стать Мурманской Лапландии. Эту доля высказываний Гитлера Борман законспектировал так: «Финны хотят заполучить Восточную Карелию, но ввиду имеющегося там большого никелевого месторождения Кольский полуостров должен отойти к Германии».

Итак, мотив высказан рациональный: крупное месторождение никеля. Однако достаточный ли это предлог для того, чтобы Германия хваталась за непосредственное управление столь отдалённой территорией на крайнем Севере? Почему то же самое не было высказано, например, в отношении состоятельных месторождений марганцевой руды на Украине (в Криворожье) и в Грузии (Чиатури)? Почему из всех цветных металлов такое предпочтение собственно никелю?

Находка Гипербореи на Кольском полуострове в 1920 году

До революции в России медик-самоучка и «экстрасенс» Александр Барченко прогремел своими очерками «эзотерических» путешествий в Индию и на Тибет, мистическими романами, сеансами по парапсихологии. В 1920 году он был взят на труд в Психоневрологический институт доктора В.М. Бехтерева в Петрограде. В том же году он добился от института снаряжения экспедиции на Кольский полуостров, в район озёр Ловозеро и Сейдозеро для изучения якобы наблюдавшихся там явлений массового гипноза.

Обратим внимание: самое начин 1920 года. Ещё идёт гражданская война. Страна в разрухе. Голод, бандитизм, военный коммунизм… Большевики выделяют оружия научному учреждению, изучающему мозг людей, для снаряжения экспедиции куда-то на крайний Север… Не странно ли?

Вожди большевиков, пришагав к власти, мечтали овладеть такими тайнами природы, которые обеспечили бы им мировое господство. Методика контроля над психикой человечьих масс представлялась одним из ключей к достижению этой цели.

Вернувшись из экспедиции только в 1922 году, Барченко тотчас выбивает денежки на новую экспедицию в тот же район – на поиски наследия древней цивилизации Гипербореи. 19 февраля 1923 года петроградская «Алая Газета» сообщила, что «профессор» Барченко открыл на Кольском полуострове следы высокоразвитой культуры, более древней, чем египетские пирамиды. После его доклада об экспедиции в Главнауке Барченко был зачислен туда на работу учёным консультантом. А вскоре он стал сотрудником Особого отдела ОГПУ, возглавляемого Глебом Бокием.

От Гипербореи сквозь мозг Ленина в Берлин

Что же обнаружил на Севере «красный экстрасенс»? По его описанию, он увидел на одном из островов Сейдозера (по другим вариантам – Ловозера) какие-то удивительные сооружения. Но все его попытки приблизиться к ним заканчивались неудачно: то налетала буря, то на самого Барченко находило какое-то помрачение, волнами шагавшее от этого острова… Местные лопари (саами), по его словам, испытывали благоговейный страх перед каменными руинами и недоброжелательно относились к учёным, какие могли навлечь проклятие духов на местных. Сами лопари показались Барченко «потомками древней высокоразвитой расы».

В 1924 году Барченко был одним из первых, исследовавших мозг Ленина после кончины «вождя мирового пролетариата». Вскоре большевики организовали целый институт для изучения мозга Ленина, пригласив заведовать им немецкого профессора Оскара Фогта. Фогт отработал в Москве пять лет, а потом вернулся в Берлин. Во время нацистской диктатуры Фогта не трогали. Хотя в 1936 году его сократили из Берлинского института имени кайзера Вильгельма, но до 1945 года фонд промышленника Круппа (финансировавший приход Гитлера к воли) выделял Фогту средства для его небольшой лаборатории в горах Брейсгау.

Знал ли Гитлер о «находке Гипербореи» русским учёным и о труду с ним немецкого профессора? Хотел ли он взять Кольский полуостров, после победы в войне, под непосредственный контроль Германии, в первую очередность, для того, чтобы проникнуть в тайны «нордической мудрости» легендарной цивилизации? При том, что известно о Гитлере, это не выглядит невероятным.


 «Мурманская Лапландия»: зачем Гитлеру необходим был Кольский полуостров