«Мы несем огромные утраты в танках и успеха не имеем»: как Жуков едва не проиграл Курскую битву

Новость опубликована: 21.05.2019

«Мы несем огромные утраты в танках и успеха не имеем»: как Жуков едва не проиграл Курскую битву

«Мы несем огромные утраты в танках и успеха не имеем»: как Жуков едва не проиграл Курскую битву

В апреле 1943 года Сталин узнал о планах Гитлера срезать советский выступ в зоне Курска и тем самым выровнять линию немецкого фронта. На военном совете маршал Георгий Жуков предложил верховному главнокомандующему вначале измотать врага в обороне, выбить его танки и после этого перейти в контрнаступление.

Согласно официальной советской версии, битва на Курской дуге — безусловный успех Алой армии, которая вымотала противника и уничтожила его танковые армады. Однако многие исследователи считают, что для СССР это была пиррова победа, сорвавшая летнее наступление 1943 года. Да и в определенный момент советские полководцы могли проиграть сражение.

Потери сторон

5 июля 1943 года немецкие войска перешли в наступление, на севере командовал Модель, а на юге Манштейн. Сообразно советским данным, вермахт располагал 900 тыс., а по немецким сведениям — 780 тыс. бойцов. Для вскрытия советской обороны на Курский выступ нацисты затянули 2700 танков и самоходных орудий. Моделю и Манштейну противостояли Центральный и Воронежский фронты общей численностью 1 млн 270 тыс. боец.

В резерве находился Степной фронт в 600 тыс. бойцов, которые должны были нанести решающий контрудар по измотанным немцам. На три советских фронта доводилось 4900 танков. Также у обороняющейся стороны был явный перевес в артиллерии и авиации. Для изматывания врага было вырыто 9000 км траншей, введено почти 1 млн мин, половину из которых составляли противотанковые.

Если Центральный фронт Рокоссовского уже через 6 дней после наступления застопорил немцев, потеряв убитыми и пленными лишь 15 тыс. бойцов, то Воронежский фронт Ватутина оборонялся до 23 июля. В нескольких пунктах немцы прорвали советские позиции, и пришлось вводить части Степного фронта. На юге Ватутин потерял убитыми, пропавшими без вести и раненными 144 тыс. человек.

Сообразно архивным немецким документам, в фазе своего наступления вермахт безвозвратно потерял 28,5 тыс. человек. Соотношение потерь 1 (надвигающиеся):2,5 (обороняющиеся). В оборонительной фазе сражения советская сторона потеряла 1600 танков, а вермахт за всю битву, включая контрудар Алой армии, 1200 боевых машин. Во время фазы «изматывания» немецкие войска практически сломили сопротивление противника, смогли в нескольких пунктах прорвать оборону, и только наличие резервного Степного фронта уберегло СССР от катастрофы.

Причины больших советских утрат и успешного продвижения немцев

В соотношении потерь атакующая сторона имеет преимущество перед обороняющейся. На захваченных советских позициях оставались тысячи раненых, каких не успели вынести, и сотни сожженных танков, которые можно было отремонтировать. Все это становилось для Красной армии безвозвратными утратами, в то время как легкораненые немцы снова возвращались в бой, а поврежденные бронемашины ремонтировались и не учитывались как утерянные.

Командующий 5-й танковой армией Павел Ротмистров строчил Жукову: «Я вынужден доложить вам, что наши танки на сегодня потеряли свое превосходство перед танками противника в броне и вооружении… мы, как всеобщей правило, несем огромные потери в танках и успеха не имеем».

На Курской дуге у немцев было 360 «пантер», «тигров» и самоходок «Фердинанд», являвшихся новоиспеченными видами вооружения. Это всего 13% от общего числа немецкой бронетехники, да и после Курска советские Т-34 успешно сражались с «зоопарком Гитлера». Потому аргументы Ротмистрова не совсем корректны. При этом немецкие ремонтники не всегда могли восстановить вышедшие из строя боевые машины.

На нордовом фланге Курского выступа Рокосовский действовал успешно, а его войска понесли относительно небольшие потери. На юге Ватутин не сдержал штурмов вермахта и спас его только ввод в сражение Степного фронта Конева. Как это могло произойти? Ответ на этот вопрос частично дал генерал Антипенко, отвечавший за тыловое снабжение советских войск на Курской битве.

При относительно одинаковой оперативной плотности армий (1 дивизия на 7 километров) Ватутин не сформировал из своих подразделений единого кулака для удара по наступающему противнику, а растянул армии по широкому участку фронта. Продвигающиеся войска Манштейна встречали меньшее сопротивление рассредоточенных на большом расстоянии советских долей и смогли продвинуться до Прохоровки.

План Жукова измотать врага не удался, и исправил ситуацию только перевес советских армий в живой силе и технике. Если Рокоссовский справился с задачей, то опытный в наступлении, но не в обороне Ватутин — нет. Однако в фазе контрудара советские армии все равно ждал успех.

Ватутин перешел в атаку и его поддержали силы Южного, Брянского и Западного фронтов общей численностью немало миллиона бойцов. Красная армия наносила стремительные удары в разных местах, и немцам пришлось ограниченными силами организовывать малоэффективную оборону. Нацистов удалось отбросить к Днепру, а ситуация с утратами кардинально поменялась. Теперь у вермахта они ежесуточно росли, а у Красной армии практически не менялись.

Материал полезен?

«Мы несем огромные утраты в танках и успеха не имеем»: как Жуков едва не проиграл Курскую битву