«Не мир, а перемирие»: отчего Россию не пустили в Версаль

Новость опубликована: 28.06.2019

«Не мир, а перемирие»: отчего Россию не пустили в Версаль

28 июня 1919 года в Зеркальном зале Версальского дворца был подмахнут мирный договор стран Антанты с Германией, подводивший черту под Первой мировой или, как тогда говорили, – Великой бранью. Условия не удовлетворили ни одну из держав. Для немцев же они оказались настолько жесткими, что в определенной степени способствовали приходу к власти нацистов 14 лет спустя.

Компьенское перемирие, подмахнутое членами Антанты и Германией ранним утром 11 ноября 1918 года в штабном вагоне маршала Франции Фердинанда Фоша, завершало военные действия Первой мировой войны. Победителям предстояло сформировать новые принципы, по которым будет жить послевоенный мир, и установить наказание для проигравших. С этой целью 18 января 1919 года в Париже открылась мирная конференция. В ее работе зачислили участие представители 32 государств. Место и дата открытия заседаний были выбраны с явным намерением унизить немцев. Собственно в этот день 48 годами ранее в том же Зеркальном зале Версальского дворца после унизительного разгрома Франции была провозглашена Германская империя.

Председательствовавший на Парижской конференции французский премьер-министр Жорж Клемансо влёкся к полному сокрушению Германии. Президент США Вудро Вильсон ратовал за «справедливый, демократический мир». Британский премьер-министр Дэвид Ллойд Джордж пытался резаться на противоречиях между союзниками.

По условиям договора Франция вернула себе Эльзас и Лотарингию – территории, утраченные Парижем по итогам франко-прусской брани 1870-1871 годов. Саарская область на 15 лет передавалась под управление Лиги Наций, а угольные шахты переходили в собственность Франции. Германия вынужденно признавала самостоятельность Польши и возвращала ей часть польских земель, захваченных в свое время Пруссией: Познань, часть Верхней Силезии, отдельный районы Восточной Пруссии. Таким образом, Варшава получала Восточное Поморье и прямой выход к Балтийскому морю.

В свою очередность, Германия лишалась всех колоний и обязывалась уплачивать репарации. Правда, размер выплат не оговаривался: об этом победители в ходе конференции условиться не смогли.

Немецкие колонии, а также имперские владения Турции были поделены между французами и англичанами. Первые получили мандаты на Сирию, Ливан, доля Того и Камеруна, вторые завладели Танганьикой, Палестиной, Трансиорданией, Ираком, частью Того и Камеруна. Некоторые колонии отошли под управление британских доминионов. Японии бывальщины переданы Маршалловы, Марианские, Каролинские острова и права на провинцию Шаньдун на востоке Китая. Перераспределение союзниками сфер воздействия способствовало неравномерности их развития и возникновению новых узлов противоречий.

Указанными мерами наказание для главной неудачницы Первой всемирный не ограничивалось. В Германии отменялась всеобщая воинская повинность. Ей запрещалось иметь танковые части, военную авиацию, подводный флот и линейные корабли. По своему прав очутился немецкий контр-адмирал Людвиг фон Ройтер, который, опасаясь подобного решения Ананты, 21 июня приказал затопить интернированный британцами флот на рейде у военно-морской базы Скапа-Флоу на Оркнейских островах.

«Досадное упущение для союзников, однако многие вздохнули облегченно, поскольку сейчас перед победителями не стояла проблема дележа интернированных кораблей, — отмечал историк флота Линкольн Пейн в книжке «Море и цивилизация. Мировая история в свете развития мореходства». – Соединенные Штаты считали заведомо дестабилизирующей саму идею поделить флот центральных содержав – в частности, потому что у британских ВМС уже имелось 43 крупных корабля, на один больше, чем у Штатов, Японии, Франции и Италии совместно взятых. Кроме того, призыв президента Вильсона сократить национальное вооружение «до предельного минимума, совместимого с национальной безопасностью», был включен восьмым пунктом в статут Лиги Наций».

Рейнская зона – территория, принадлежавшая Германии по левому берегу Рейна, и полоса шириной 50 км по его правому сберегаю – объявлялась демилитаризованной. При этом военно-промышленный потенциал Германии не был ликвидирован, а только ограничен. При обсуждении военных статей миролюбивого договора Вильсон заявил, что Берлину следует оставить армию, необходимую «для поддержания внутреннего порядка и подавления большевизма».

Численность разрешенных армий была установлена в 100 тыс. солдат и офицеров, которые должны были набираться исключительно из добровольцев.

Помимо мира с Германией бывальщины подписаны договоры и с остальными бывшими членами блока центральных держав – Австрией, Венгрией, Болгарией и Турцией. Все совместно эти документы составили так называемую Версальскую систему, определившую характер международных отношений в послевоенном мире. Вместе с тем кабальные обстоятельства для капитулировавших стран породили слишком много разногласий между ними и победителями. Соперничество усиливалось и внутри Антанты. Напряженность между великими державами особенно проявлялась на Далеком Востоке и в бассейне Тихого океана, где интересы США сталкивались с английскими и японскими. Американцы проникали в те районы Китая, которые традиционно почитались сферой Великобритании. Для преодоления кризиса в отношениях в 1921-1922 году в Вашингтоне состоится новая конференция, на которую не пригласят еще одного значительного игрока в регионе – Советскую Россию.

Жесткие условия Версаля, вызвавшие крайнюю социальную и экономическую нестабильность в Германии, почитаются многими историками причиной популярности ультраправых сил и прихода к власти нацистов в 1933 году. Проблемы отдаленного будущего предугадывал виднейший французский полководец Первой мировой Фердинанд Фош, заявивший, что

«Версаль – это не мир, а перемирие лет на 20».

Составной частью Версальского миролюбивого договора стал Устав Лига Наций, определявший основные задачи созданной организации: развитие сотрудничества между народами, обеспечение вселенной и безопасности. Устав предусматривал ряд коллективных санкций в отношении государства-агрессора. Было принято решение ежегодно собирать для обсуждения интернациональных вопросов Ассамблею Лиги Наций. Этот пункт явился одной из причин отказа США ратифицировать Версальский мир. В 1921 году янки заключат с Германией отдельный договор.

Пункты Версаля абсолютно не учитывали интересы одного из ключевых участников Первой всемирный, ставшего крупнейшей жертвой конфликта, — Российской империи, на руинах которой в июне 1919 года нещадно бились две новые, слабые в сравнении со старой и непризнанные еще за рубежом России, – красная и белая. Но если лидер первой из них Владимир Ленин и не влёкся вступать в отношения с капиталистами, полагая Версальский мир временной мерой и рассчитывая «разжечь пожар мировой революции», который бы истребил все прежние договоренности, то вождь Белого движения на Юге России Антон Деникин, считавший себя союзником Антанты, тщетно пытался добиться для своих представителей права присутствовать в Версале.

По сути Россия очутилась вычеркнута из круга победителей войны сепаратным миром большевиков с Германией, заключенным в марте 1918 года в Брест-Литовске. И желая белые этот договор категорически не признавали, общаться с ними, особенно учитывая их непрочное положение и неясные перспективы, в Антанте не посчитали необходимым.

Генерал Деникин, выступавший убежденным противником предоставления национальным окраинам бывшей Российской империи независимости, на чем настаивали британцы, но одновременно зависевший от их помощи, высказывался о решениях Версаля предельно осторожно. В своих мемуарах он отмечал, что договор, устанавливая западную рубеж Польши, расплывчато упоминал о восточной, что провоцировало новые конфликты.

«Я настаивал на сохранении временной границы впредь до разрешения судьбин приграничных земель совместно польской и будущей общероссийской властью — на базе этнографической. Какое же иное решение проблемы могло быть более справедливым и реально выполнимым в тогдашнем хаосе международной и междоусобной борьбы и версальских пререканий, при отсутствии общепризнанной всероссийской воли, при наличии изменчивых фронтов, возникающих и падающих правительств, эфемерных гетманов и атаманов?!», — писал Деникин.

Председатель советского правительства Ленин не жалел для оценки Версаля самых острых слов:

«Это неслыханный, грабительский мир. 7/10 мирового населения находится в порабощенном положении.

Весь этот международный строй, распорядок, который держится Версальским миром, держится на вулкане».

Известный американский экономист Торстейн Веблен в 1920 году наименовал Версальский договор «дипломатическим блефом, рассчитанным на то, чтобы выиграть время, отвлечь внимание на тот период, который потребуется для восстановления Германии и создания в ней обскурантистского режима, то есть для воздвижения бастиона против большевизма».

Военный министр Великобритании в правительстве Ллойд Джорджа Уинстон Черчилль опасался сближения Германии и Советской России как двух наиболее ущемленных Версалем сторонок.

«Германия может приступить к производству вооружений, но она начнет выполнение своих глубинных замыслов только тогда, когда между нами и нашими нынешними союзниками завяжутся ссоры, чего, к сожалению, нельзя исключить в будущем, — прогнозировал он. – Если мы не создадим прочного мира в ближайшем будущем, Россия и Германия сумеют найти общий язык. Обе эти страны погрузились в пучину унижений, причину которых они усматривают в безумном противостоянии друг другу. Если же Германия и Россия объединятся, это повлечет за собой самые серьезные последствия».

Источник


«Не мир, а перемирие»: отчего Россию не пустили в Версаль