Немцы, поляки или Сталин: кто уложил генерала Черняховского

Новость опубликована: 20.02.2020

Немцы, поляки или Сталин: кто уложил генерала Черняховского

Немцы, поляки или Сталин: кто уложил генерала Черняховского

Wikimedia Commons

75 лет назад в Вильнюсе состоялись похороны командующего 3-м Белорусским фронтом Ивана Черняховского, какой двумя днями ранее получил смертельное ранение осколком снаряда. На протяжении десятилетий существовало несколько версий крахи генерала армии, который лишь несколько дней не дожил до вручения маршальских погонов. Шептались, что Черняховского могли уложить не немцы, а свои, поляки или даже Иосиф Сталин.

20 февраля 1945 года в Вильнюсе состоялись похороны командующего 3-м Белорусским фронтом генерала армии Ивана Черняховского, какой погиб от тяжелого ранения, полученного недалеко от города Мельзак на территории Восточной Пруссии. Ему было всего 37 лет, и он почитался одним из лучших военачальников Красной армии высшего звена. Данное утверждение подчеркивалось в приказе Верховного Главнокомандующего. Так, Иосиф Сталин своим распоряжением постановлял «в час погребения генерала армии Черняховского отдать помершему последнюю воинскую почесть и произвести в столице нашей Родины Москве салют в 24 артиллерийских залпа из ста двадцати четырех орудий».

Свою скорбь по предлогу гибели генерала выразил даже Уинстон Черчилль. В личном письме Сталину он отмечал: «С печалью прочел я о потере, какую вы понесли в связи со смертью генерала Черняховского от ран, полученных им в бою. Талант и деятельность этого блестящего и храброго офицера вызывали большенное восхищение у правительства Его Величества и британской армии».

Черняховский менее недели не дожил до присвоения звания маршала Советского Альянса. Сталин должен был вручить ему погоны 23 февраля.

В период Великой Отечественной войны гибли не только рядовые бойцы и офицеры, но и высшие командиры. За четыре года РККА утеряла 343 генерал-майора, 56 генерал-лейтенантов, четырех генерал-полковников и четырех генералов армии. Среди них – четыре командующих армиями фронтов, три их зама и помощника, пять начальников штабов фронтов, 22 командующих армиями и т. д. Одни военачальники, как маршал Борис Шапошников, померли от болезней, другие были приговорены к казни за трусость или предательство, но подавляющее большинство погибло от действий неприятеля.

Советская пресса особо выделяла две трагедии: летальное ранение диверсантами из УПА (организация запрещена в России) командующего войсками 1-го Украинского фронта Николая Ватутина и Черняховского. Только в их некрологах газеты использовали формулировку – «талантливейшие молодые полководцы, выдвинувшиеся в ходе Отечественной брани».

Ватутин умер от раны в тот день, когда его ученик и сподвижник Черняховский вступил на пост командующего Западным фронтом.

Сын ветерана Первой всемирный войны, скончавшегося от тифа после мобилизации в Белую армию, Черняховский прошел через трудное детство. Он беспризорничал, длинное время не имел стабильных источников для существования, пока не попал в батальон Частей особого назначения (ЧОН). Отряд под его командованием участвовал в разгроме антисоветских сил в лесах Винницкой районы. Во второй половине 1920-х и в 1930-х годах Черняховский сделал стремительную военную карьеру. Он рос в званиях и должностях, встретив начин войны в качестве командира 28-й танковой дивизии 12-го механизированного корпуса в Прибалтике.

С июля 1942 по апрель 1944 года Черняховский командовал 60-й армией в Воронежско-Касторненской операции, Курской битве, Житомирско-Бердичевской, Ровно-Луцкой и Проскуровско-Черновицкой операциях. Затем получил повышение до командующего армиями 3-го Белорусского фронта. Под командованием Черняховского армии этого оперативно-стратегического объединения успешно сражались в Белорусской, Вильнюсской, Каунасской, Мемельской, Гумбиннен-Гольдапской и Восточно-Прусской операциях.

По суждению историка Ивана Грибкова, несмотря на все очевидные заслуги, выделять Черняховского среди группы советских военачальников, выдвинувшихся в ходе военных действий, не совсем верно.

«Черняховский — выдающийся генерал, как говорится, «рожденный войной». При этом за спиной у него — годы кадровой службы. Многие именуют его «любимцем Сталина», но это сомнительный комплимент, ведь после войны многие такие «любимцы» были репрессированы. Ждала ли его выступающая карьера после войны — это из области догадок и предположений. Можно уверенно сказать, что Черняховский — молодой, талантливый профессионал, воевавший умело и в цельном удачно», — рассказал специалист «Газете.Ru».

Самый молодой командующий фронтом успел дважды удостоиться звания Героя Советского Альянса. Первую Золотую Звезду ему вручили за «высокие организаторские способности при форсировании Днепра и проявленный личный героизм», вторую – за освобождение Витебска, Минска и Вильнюса.

Артиллерийские батареи 3-го Белорусского фронта первыми начали обстрел территории Германии. Успешного генерала сравнивали с Александром Суворовым, сообщая о нем как о полководце новой формации. Так, маршал Александр Василевский на вопрос о том, как росло мастерство командиров РККА в годы войны, отозвался: Я мог бы назвать сотни имен. Но если уж самый яркий пример – Черняховский!»

«Уже ничего не могло остановить Красную армию. Дланью было подать до Берлина, до Победы. Что ожидало Черняховского? Новые регалии, слава и, без сомнений, маршальские погоны. Казалось, фортуна влюблена в статного, подведённого генерала, который даже в окопах выглядел так, как будто только что вышел из ателье. Он говаривал: «Не хочу помереть в постели, уж лучше в горячем бою». Не берегся на передовой. Пулей ему пробивало фуражку, плащ и китель, а он ни разу даже не был ранен. Гибель подстерегла его в тихом предместье, на неопасном, казалось бы, расстоянии от линии фронта.

18 февраля 1945 года командующий объезжал штабы своих армий. ГАЗ-61 уверенно мчался то по бездорожью, то по шоссе. Его сопровождал «виллис» с охраной.

Черняховский направлялся в городок, какой пруссаки называли Мельзак, а поляки – Пененжно. Там располагались части генерала Александра Горбатова, у которого что-то не клеилось. И тут заговорила дальнобойная немецкая артиллерия. Рядом с машиной командующего разорвался снаряд, его осколок пробил кабину автомобиля, сиденье – и задел генерала армии. Адъютант скоро перевязал его, но рана была большая», — указывал Евгений Тростин в своей статье «Погибший на взлете», опубликованной в журнале «Историк» (№2 за 2020 год).

Акрам Шарипов в своем фундаментальном созданье «Черняховский» о жизни и деятельности полководца писал: «Проснулся Иван Данилович от оглушительного взрыва и от боли. Снаряд разорвался метрах в 20 от машины. Осколок проколотил борт машины, бекешу и попал под левую лопатку Ивана Даниловича. Этот же осколок повредил правую руку водителя, вышиб у него руль и завяз в приборном щитке. Старшина Виноградов, превозмогая боль, остановил вездеход. Стиснув зубы и полузакрыв глаза, Черняховский глядел в хмурое, чужое, стылое небо. О чем он думал в эти минуты? Скорее всего, о том, что вот теперь, когда он так нужен, войска останутся без командующего».

Командующий 3-й армией генерал Горбатов выехал на пункт происшествия и в пути встретил машину с командующим 3-м Белорусским фронтом. Как отмечал он впоследствии в своих мемуарах, четверо сопровождавших генерала армии не получили ран, равновелико как обошлась без повреждений и машина. Черняховского доставили в ближайший медсанбат. Врачи очистили рану, перевязали, сделали переливание крови, инъекции. Однако приложенные усилия не помогли. Черняховский скончался в медсанбате на руках врачей.

«Еще не рассеялись дым и пыль после разрыва, как я уже был возле остановившейся машины. В ней сидело пять человек: командующий фронтом, его адъютант, шофер и два солдата. Генерал сидел рядом с шофером, он склонился к стеклу и несколько раз повторил: «Ранен летально, умираю», — вспоминал Горбатов.

Гибель полководца породила множество слухов. Среди прочих появилась предание о том, что Черняховский сам сел за руль и чуть не столкнулся с танком, отправив свою машину в кювет. После инцидента Черняховский якобы приказал расстрелять танкиста, товарищи которого решили отомстить и пальнули по командующему прямой наводкой. Существовала версия и о мести Черняховскому со стороны польских военных из Армии Крайовы за репрессии своих соратников. Впрочем, как подчеркнул кандидат исторических наук Грибков, обе теории едва-едва ли могли иметь воплощение в реальности.

«Сенсационные версии гибели Черняховского (условно, «танкистская» и «польская»), к сожалению для их авторов, не имеют под собой никаких фактических оснований. Их популяризаторы настаивают на якобы имеющихся противоречиях в свидетельствах свидетелей, но любой историк, работавший с воспоминаниями, подтвердит, что расхождения в мелких деталях — вещь естественная и очевидная. И как раз подозрения бы потребовала обратная ситуация — если бы все свидетели говорили слово в слово одно и то же. На мой взгляд, основной источник этих «сенсаций» — это выяснившиеся в 1990-е годы реальные обстоятельства крахи Ватутина, которого смертельно ранили украинские националисты. Это дало соблазн провести параллели и «найти правду» о крахи и Черняховского.

«Сталинская» же версия (устранен по приказу Сталина) вообще относится к бредовому жанру теории комплотов.

Традиционная версия с гибелью от снаряда имеет и фактическое, и логическое подтверждение. Есть бекеша генерала со следами ранения, кушать показания свидетелей и родственников. А самое главное — нет ни одного документа, который бы опровергал эту версию. Поэтому трагическая случайность — обоснованный факт, и оснований находить иначе нет», — констатировал историк.

В 1950 году в Вильнюсе был установлен памятник Черняховскому работы известного ваятеля Николая Томского. В начале 1990-х литовские власти демонтировали монумент. Захоронение также было признано объектом коммунистической пропаганды и перетащено в Москву на Новодевичье кладбище.

Источник


Немцы, поляки или Сталин: кто уложил генерала Черняховского