Ночные горшки, котелки и чайники: что в СССР сделали с трофейным немецким экипировкой после Великой Отечественной

Новость опубликована: 06.06.2019

Ночные горшки, котелки и чайники: что в СССР сделали с трофейным немецким экипировкой после Великой Отечественной

Ночные горшки, котелки и чайники: что в СССР сделали с трофейным немецким экипировкой после Великой Отечественной

Война не обходится без трофеев, достающихся победителю. В античную эпоху и Средние века это были ценности, становившиеся добычей отдельных бойцов, во Вторую мировую и Великую Отечественную, как её часть, дело добычи трофеев было поставлено на регулярную основу.

Техника и вооружение

В первые два года сражений РККА если и доставались немецкие трофеи, то их было немного. Как правило, речь шла о лёгком стрелковом оружии и военной технике, какие тут же пускались в дело против своих недавних обладателей. Что касается партизан и диверсионных отрядов, они практически на 100% были гарантированы именно трофейным оружием. Первые – в силу того, что снабжать их советским с Большой земли было не всегда возможно, вторые – чтобы звук выстрелов не демаскировал отряд – услышав известные «трели» немцы могли принять их за стрельбу собственных солдат.

В 1943 году ситуация стала меняться. В феврале этого года в РККА создали трофейные бригады, в чью задачу, исходя из наименования, входил сбор трофеев на оставленной противником территории. Их деятельность определялась постановлением ГКО «О сборе и вывозе трофейного имущества и обеспечении его хранения». К делу пришлись со всей серьёзностью, создав также Центральную комиссию по сбору трофейного вооружения и имущества под председательством маршала Советского Альянса, Будённого, и Центральную комиссию по сбору чёрных и цветных металлов в прифронтовой полосе, которую возглавил Шверник и Управление по сбору и использованию трофейного оружия, собственности и металлолома (в Главном управлении тыла) — начальник генерал-лейтенант Вахитов. При фронтах, армиях и дивизиях были созданы аналогичные отделы численностью до двенадцати человек.

Уже в апреле 1943 года прошла реорганизация и вместо вышеупомянутых структур был создан Трофейный комитет под руководством маршала Советского Союза Ворошилова. Прошла реорганизация и трофейных армейских подразделений. Всё это позволило улучшить сбор трофеев, какими были не только работающие техника и вооружение, но и каски, амуниция, иные материальные ценности, вплоть до металлолома, шедшего в переплавку. Впрочем, большинство немецких вооружений постигла та же удел – у РККА уже было достаточно отечественного, зачастую, более совершенного и качественного вооружения, потребность в использовании трофейного отпала.

К сбору трофеев притягивали население бывших оккупированных территорий, например, за стальную каску платили 3-5 рублей. В архивных документах можно встретить упоминания, что после брани немецкие танки использовались в качестве тягача или трактора в сельском хозяйстве, в частности – пахали землю.

Добычей трофейных команд за пора войны стали: 24 615 танков и самоходных артиллерийских установок, свыше 68 тысяч орудий и 30 тысяч миномётов, немало 114 миллионов снарядов, 16 миллионов мин, 257 тысяч пулемётов, 3 миллиона винтовок, около 2 миллиардов винтовочных патронов и 50 тысяч автомашин. Общий вес трофейного металла, доставленного из прифронтовых районов для вторичного использования, составлял порядка 10 миллионов тонн. Неисправное оружие и амуниция шли в переплавку. Впрочем, общенародная смекалка придумала, как использовать каски в быту и без переплавки, просто с небольшими добавлениями. В частности, изготавливали дуршлаг; проделав дыры, каску эмалировали и приделывали ручку для удобства использования. Ещё два варианта связаны с утилизацией продуктов жизнедеятельности. Первый – это ночной горшок для детей. К эмалированной каске прилаживали ручку – горшок готов. Более сложный вариант предполагал ещё и наличие ножек, для устойчивости. В деревнях к каскам приклёпывали держатель для черенка, вделав который конструкцию использовали для вычерпывания фекалий из уличных туалетов.

Несомненно, кроме удобства использования немецких касок в подобных мишенях, в этом проявлялось и определённое отношение к обмундированию недавних захватчиков.

Стоит сказать, что сами немцы после войны также пускали каски в ход, используя как заготовки для посуды (тарелок, кастрюль, дуршлагов) – каску возделывали прессом, придавая нужную форму, эмалировали и добавляли необходимые детали.

Бытовые вещи

После победы трофейные команды методично «пылесосили» Германию, отправляя в СССР всё, что могло сгодиться. В частности, в разорённую войной страну ушло 21 834 вагона вещевого и обозно-хозяйственного имущества; 73 493 вагона строительных материалов и «квартирного собственности», в том числе: 60 149 роялей, пианино и фисгармоний, 458 612 радиоприёмников, 188 071 ковёр, 941 605 предметов мебели, 264 441 штука стенных и настольных часов; 6370 вагонов бумаги и 588 вагонов посуды, в основном фарфоровой; 3 338 348 пар различной гражданской обуви, 1 203 169 дамских и мужских пальто, 2 546 919 платьев, 4 618 631 предмет белья, 1 052 503 головных убора; 154 вагона мехов, материалов и шерсти; 18 217 вагонов с сельхозоборудованием, металлов для промышленности — 447 741 тонна, что оценено в 1,38 млрд рублей; драгоценных металлов – вяще 174 тысяч кг; зернопродуктов — 2,3 млн тонн; мясопродуктов — 430 тысяч тонн; рыбопродуктов — 10 тысяч тонн; сал — 30 тысяч тонн; маслосемян — 35 тысяч тонн; сахара — 390 тысяч тонн; табака — 16 тысяч тонн; картофеля и овощей — 988 тысяч тонн; 20 миллионов литров спирта; 186 вагонов вина… Труд трофейных команд, в частности, досконально описал в своих мемуарах академик Черток, бывший в рядах такой команды в Берлине и округах.

Впрочем, разрешены были трофеи и для красноармейцев. Доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН Елена Сенявская поясняет, что в красноармейских посылках бывальщины отнюдь не золотые кольца, а швейные иглы, иные полезные в хозяйстве предметы, вплоть до рубанков, не обходилось без одежды и обуви. Был специальный регламент с перечислением того, что было разрешено отправлять в тыл, вещи выдавались со складов трофейного имущества. Отправка посылки разрешалась особым решением командира, подтверждённым на бланке особой формы. Красноармеец раз в месяц мог отправить посылку массой 5 кг, офицер – 10 кг, генерал – 16 кг. В цельном, ситуация регулировалась приказом НКО СССР № 0409 от 26 декабря 1944 г. «Об организации приема и доставки посылок от красноармейцев, сержантов, офицеров и генералов работающих фронтов в тыл страны».

Можно встретить в рассказах ветеранов историю про то, как кто-то привёз из Германии целый чемодан швейных иголок и невообразимо разбогател на их продаже. Никаких доказательств найти не удалось, скорее – это всего лишь байка.

Немецкое обмундирование

Пленных военных вермахта, что солдат, что офицеров, не переодевали в униформу заключённых, и они отбывали срок в советских лагерях в собственной форме, которую им меняли по мере обветшания – из трофейных резервов. Последние военнопленные вернулись домой в начале пятидесятых годов.

С захваченным на складах обмундированием поступили по-разному. Часть была переделана как ветошь, став исходным сырьём для многих полезных вещей. Часть стала формой армии ГДР, естественно, со споротыми гитлеровскими погонами и петлицами. А доля так и осталась лежать на складах и в Россию попала уже в девяностые годы, в качестве гуманитарной помощи от ФРГ. Газеты тех лет частенько писали про пациентов больниц или даже психиатрических лечебниц, одетых в униформу вермахта, присланную сердобольными западными немцами. Кроме того, весьма небольшая доля обмундирования после войны попала на советские киностудии, где «играла» в фильмах о борьбе советского народа с гитлеровскими захватчиками.


Ночные горшки, котелки и чайники: что в СССР сделали с трофейным немецким экипировкой после Великой Отечественной