О невозможности Тартарии

Новость опубликована: 13.02.2017

О невозможности Тартарии

О невозможности Тартарии

Тема натуральнее статьи возникла у меня как реакция на участившиеся в последнее время измышления о существовании некогда в Сибири огромного государства под наименованием Тартария. Якобы истинная Россия располагалась в Сибири, а в европейской части страны полунемецкий клан Романовых узурпировал царскую воля и сокрушил истинную Русь, покорив ее вначале военным путем, а потом даже исказив российскую историю до полной противоположности. В качестве доказательства существования такого политического абсурда как сибирской Тартарии обыкновенно приводятся географические карты 14-18 веков, сделанные западноевропейскими историками и картографами. Но при этом авторы таких измышлений почему-то не задаются проблемой, почему сии карты составляют исключительно западноевропейские историки, а не российские? И почему никаких других доказательств кроме этих карт (желая бы археологических) не приводится? Сейчас я попробую обосновать свою точку зрения на эту проблему (хотя правильнее было бы назвать ее псевдопроблемой).
Миф о сибирской Тартарии возник в сферах западноевропейских историков из-за плохого знания российской истории. А если конкретнее — то по двум причинам.
Первая — собственно нашествие монголов на Русь и Европу. После разгрома Галицкого и Волынского княжеств (территория нынешней Молдовы и Галичины) монгольские орды двинулись на Запад. Для отражения нашествия польский король заключил союз с германским императором, но это не помогло: в сражении под Лигницей объединенное польско-немецкое армия было наголову разбито. Но затем монголы почему-то не продолжили победоносное шествие на запад, а резко свернули на юг, пройдя сквозь Чехию и разгромив венгерского короля в сражении у речки Сайо. Оказавшись затем на берегах Адриатического моря совсем недалеко от Венеции, монголы поворотили назад в свои степи, разгромив по пути Болгарию и Валлахию.
Поэтому о существовании могущественных монголов европейские историки отлично знали. Но называли их не монголами, а татарами. Татары — одно из монгольских племен в составе армии Чингисхана и Батыя. Обычно собственно татары были на острие монгольской атаки, поэтому историки часто всех монголов называли именем этого племени.
Также историкам было популярно, что монголо-татары пришли из Азии. Но откуда именно? После путешествия папского нунция Плано Карпини, посетившего ставку верховного хана в монгольских степях при существования чингисханова внука Хубилай-хана, стало ясно, что монголы живут к северу от Китая. А к северу от Китая тянется огромная Сибирь.
Вторая вина появления мифа о сибирской Тартарии кроется в сушествовании так называемых чалдонов, русского населения Сибири, проникшего в такжные дебри задолго до Ермака. История появления чалдонов в Сибири завязалась после установления монголо-татарского ига на Руси, но еще до Куликовской битвы. В те времена многие крупные княжества на Руси дробились на многочисленные тонкие. Монголы этому не препятствовали, наоборот они были заинтересованы в дроблении, т. к. чем мельче князь, тем меньше вероятность, что он сумеет дать отпор захватчику. И вот в одном таком тонком княжении (не помню уже точно в каком именно — Стародубском, Звенигородском, Теребовльском или ином) случилась такая история.
Умер престарелый князь. А перед смертью он оставил завещание в пользу своего сына, мол именно сыну передает княжеский стол. Но подобный порядок передачи власти противоречил так называемому лествичному праву, установленному еще Ярославом Мудрым. Согласно лествичному праву, воля на княжение передается не сыну, а брату умершего. У старого князя, который уже умер, было два брата. Естественно, они рассчитывали, что княжение придётся кому-то из них. Но вот случился облом. Сын умершего поехал в Орду с отцовским завещанием и там получил от хана ярлык на княжение.
Надо произнести, что золотоордынские ханы в целом утверждали завещание умерших князей в пользу своих детей, если были уверены в лояльности юного княжича. Потому что они соображали, что если завещание не утвердят и ярлык не выдадут, могут произойти беспорядки и тогда придется посылать войско на усмирение, а это угрожает расходами вместо получения дани. Что касается лиственичного права Ярослава Мудрого, монголам было такое непривычно и потому они на сие право особого внимания не обращали. Если же ханы бывальщины не уверены в лояльности юного княжича и подозревали его в желании отказаться от выплаты дани, завещания они не утверждали и ярлыка на княжение не подавали.
Итак, молодой княжич получает ярлык от хана и благополучно возвращается в свое мини-княжество. Сколько-то лет он правил без проблем, его дядья противоречить хану Золотой Орды не смели. Но ханы тоже не непреходящи, и этот монголо-татар также умер. На престол Орды сел новый хан. Вот тут дядья и задумали интригу. Они выкрали отцовское завещание у молодого княжича и написали кляузу новоиспеченному хану, что мол князь никакого завещания не имеет и ярлык на княжеский стол получил обманным путем. За обман хана угрожала смертная казнь. Когда из Орды пришло повеление ехать с отцовским завещанием и старым ярлыком на поклон и выдачу новоиспеченного ярлыка, стало ясно, что такая поездка обернется только смертью: завещания-то не было. Поэтому у молодого князя был лишь один выбор: бежать. И он бежал в Белую Орду.
Белая Орда располагалась на территории Средней Азии и Казахстана. Обыкновенно западной границей Белой Орды считают современную реку Урал. Отношения между Белой и Золотой Ордой бывальщины очень далеки от дружественных, каждый хан старался утвердить в соседнем государстве своего ставленника. На это и рассчитывал молодой князь.
Хан Белоснежной Орды принял беглеца не то, чтобы с распростертыми объятиями, но и вражды не проявлял. По большому счету ему было все равно, кто там будет сидеть на престоле в далеком русском мини-княжестве. Но кто знает, что случится в будущем: может этот беглец для чего-нибудь и пригодится? Поэтому князю выделили самое что ни на кушать захолустье по тем временам и отправили его это захолустье осваивать: територию нижнего течения Иртыша недалеко от его впадения в Обь. Это именно то самое пункт, где в будущем возникнет Сибирское ханство, завоеванное Ермаком.
У князя людей было маловато, все же населению его мини-княжества было все равновелико, кто сидит на престоле. И потому большинство народа осталось на своих делянках, в Белую Орду с ним пошли считанные единицы. А люд основателю Сибирского ханства были нужны. И потому он начал переманивать людей с Руси. Но делать это приходилось тихо и тайком, чтобы князья на Руси не догадывались, куда и почему вдруг исчезают их пахари. В противном случае обязательно последует сетование в Золотую Орду, а золотоордынский хан мириться с потерей источника дани не станет. Надеяться же на защиту Белой Орды было сложновато: пока в Сибирь придет белоордынское армия, золотоордынская армия здесь уже все по бревнышку разметет.
И вот так на Руси стали возникать смутные слухи о существовании где-то далеко за Уралом фантастического Беловодья, где и реки молоком текут, и берега киселем колышутся, но самое главное — где не нужно дань платить. Ведь мужику на Руси доводилось фактически двойной оброк тянуть: один оброк шел на содержание местного князя, другой шел данью в Золотую Орду. Тяжко было русскому мужику такую ношу волочить. И тут вдруг заезжий калика рассказывает о чудесном Беловодье и даже образцовый маршрут указывает. Как мужик будет реагировать? Кто-то почешет затылок и не поверит красивой сказке. А другой тоже почешет потылица и решит на всякий случай отправить своего старшего сына или верного холопа на разведку за Урал. Ну а когда сын/холоп вертается назад с рассказом о том, что мол «Да, кушать такое Беловодье, и дани там нетути» мужик тайно снимается с места и уходит в Сибирь. Вот так и появлялись чалдоны в сибирских дебрях.
Вполне вероятно, что до европейских историков доходили смутные слухи о чалдонах, которые были русскими. А объединение этих слухов с реальными монголами неминуемо порождало миф о существовании Тартарии, раскинувшейся на всю Сибирь и населенную русскими мужиками. Что же касается российских историков, так русские в этих пунктах жили, и потому прекрасно знали, что никакой Тартарии в Сибири не было. Потому и карт о сибирской Тартарии русские историки не составляли.
Если же находить, что под жителями Тартарии подразумевались сами татары, а не русские мужики, эта версия очень легко опровергается. Монголо-татары — народ кочевой и без коню они существовать не смогут. А пропитание для лошади может найтись только в степи, но не в сибирской тайге. Лошадь — не сохатый, и жевать мох или кедровые иголки не может, ей сена подавай али муравы. Поэтому монголы в своих походах далеко в леса не заходили, а только чиркали по самому краешку. И уж тем более были не в состоянии основать цельное государство во глубине сибирских руд.


Ответить