О русском бойце

Новость опубликована: 16.02.2017

О русском солдате
О русском бойце

О русском солдате

Бисмарк писал: «Никогда не воюйте с русскими». И Бисмарк никогда этого не мастерил. Что же говорили о русских те, кто с ними воевал? Интересно прочесть их воспоминания и впечатления от встреч с русской армией.

Отечественная война 1812 года

Приход наполеоновской армии в Россию в 1812 году окончился для неё целым крахом. Как утверждает историк В.М. Безотосный, Наполеон «рассчитывал, что вся кампания уложится в рамки лета – максимум начала осени 1812 года». Зиму 1812 года французский император планировал прочертить в Париже. Наполеон в России надеялся на генеральное сражение, которое он сам называл grand coup, но оно неумолимо откладывалось.

Под Смоленском русские армии соединились и все дальше вовлекали Наполеона вглубь огромной страны. Некогда победоносная армия входила в пустующие города, доедя заключительные запасы и паникуя.
Обратимся к воспоминаниям.

Один из адъютантов Наполеона генерал Рапп в своих мемуарах писал:
«Пехота, конница с ожесточением бросались друг на друга в атаку из одного конца боевой линии в другой. Мне еще ни разу не приходилось видеть подобный резни».
Французский капитан Франсуа:
«Я участвовал не в одной кампании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими стойкими солдатами, как русские».

Крымская война

По своим масштабам, театру военных действий, количеству участников конфликта Крымскую брань можно считать мировой войной. Россия оборонялась на нескольких фронтах — в Крыму, в Грузии, на Кавказе, Свеаборге, Кронштадте, на Соловках и Камчатстком.

Россия воевала утилитарны в одиночку, на нашей стороне выступали незначительные болгарские силы (3000 солдат) и греческий легион (800 человек). Против нас воевала интернациональная коалиция в составе Великобритании, Франции, Османской империи и Сардинии, общей численностью более 750 тысяч.

Через 20 лет после завершения Крымской войны, в 1877 году, в Париже вышла книга участника Крымской экспедиции Шарля Боше «Крымские послания».

«Русские значительно превосходят нас. Мы слишком пренебрегали их силами. Мы, наверное, надеялись увидеть, как стены Севастополя падут, подобно стенам Жерико, под грохот наших фанфар. Город, снабженный восемьюстами дулами орудий, громоздящимися друг на друге, с пятьюдесятью тысячами неустрашимыми защитниками под храбрым командованием, невозможно взять так легко».

«К горе, в этом мире не все идет по воле наших желаний. Теперь нужно отказаться от прямой атаки. Есть комбинация, какая должна обеспечить счастливый исход кампании; но нужно прибытие больших войсковых подкреплений, нами ожидаемых. Русские, это вытекает признать, ведут прекрасную оборону. С ними операция осады — нелегкое дело».

Русско-японская война

Русско-японскую войну Россия продула. Однако героизм русских моряков и солдат был неоднократно подмечен японцами, которые умели ценить воинский боевой дух.
Популярной стала история рядового Василия Рябова, который был задержан японцами во время разведывательного выхода. Русский рядовой вынес допрос и не выдал военной тайны. Перед расстрелом вел себя достойно.

Японцы были так восхищены мужеством русского рядового, что послали русскому командованию записку. В ней было написано:
«Наша армия не может не высказать наших искренних пожеланий уважаемой армии, чтобы заключительная воспитывала побольше таких истинно прекрасных, достойных полного уважения воинов».
Насчет обороны Порт-Артура японский поручик Тадеучи Сакурай,участник штурма, строчил:

«…Несмотря на все наше озлобление против русских, мы все же признаем их мужество и храбрость, и их упорная оборона в течение 58 часов заслуживает бездонного уважения и похвалы… Среди убитых в траншеях мы нашли одного русского солдата с перевязанной головой: очевидно, уже раненный в башку, после перевязки он вновь встал в ряды товарищей и продолжал сражаться до тех пор, пока новая пуля не уложила его насмерть…».

Первая всемирная

Первая мировая война считается проигранной Россией войной, однако наши войска проявили на ней немалый героизм. К числу русских побед в Первой всемирный можно отнести взятие Перемышля, Галицийскую битву, Сарыкамышскую операцию, Эрземрумскую и Трапезундскую операции. Большую известность получил Брусиловский прорыв. Армии Юго-Западного фронта под командованием генерала. Брусилова, взломав австрийскую оборону, заняли вновь практически всю Галицию и Буковину. Противник утерял до 1,5 млн человек убитыми, ранеными и пленными.

Ещё перед началом боевых действий германский Генеральный Штаб составил аналитическую писульку, где приводилась характеристика русских как воинов:

«Людской материал надо, в общем, считать хорошим. Русский солдат силен, непритязателен и храбр, но нерасторопен, несамостоятелен и негибок умственно. Он легко теряет свои качества при начальнике, который лично ему незнаком, и соединениях, к которым он не свыкся. Русский солдат сравнительно мало восприимчив к внешним впечатлениям. Даже после неудач русские войска быстро оправятся и будут способны к упорной обороне».

Германский историк генерал фон Позек в труду «Немецкая кавалерия в Литве и Курляндии» также отмечал:
«Русская кавалерия была достойным противником. Личный состав был великолепен… Русская конница никогда не уклонялась от боя верхом и в пешем строю. Русские часто шли в атаку на наши пулеметы и артиллерию, даже когда их штурм была обречена на поражение. Они не обращали внимания ни на силу нашего огня, ни на свои потери».

Вторая мировая

Вторая всемирная война была самым кровопролитным конфликтом в мировой истории. В ней приняли участие 62 государства из 73 существовавших на тот момент, то кушать 80 % населения земного шара.
Первоначальный план молниеносного немецкого блицкрига в СССР провалился. Если Наполеон ожидал в России генерального сражения, но так и не дождался его, то вермахт в Советском Союзе столкнулся с другой крайностью: каждое сражение Красная армия воспринимала как заключительнее. Сохранилось множество воспоминаний немцев о войне и их писем с фронта.

Немецкий генерал-фельдмаршал Людвиг фон Клейст писал:
«Русские с самого основы показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя военный опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость».

Отто Скорцени:
«Стратегия брани у Рейха была лучше, наши генералы обладали более сильным воображением. Однако, начиная с рядового солдата и до командира роты, русские бывальщины равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать своей жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, бывальщины моложе и решительнее наших».

Немецкий генерал, начальник штаба 4-й армии Гюнтер Блюментрит:
«Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность не дрогнув выносить лишения возбуждает истинное удивление. Таков русский солдат, которого мы узнали и к которому прониклись уважением еще четверть века назад».


Ответить