Пламя на поражение. Как Ельцин парламент расстрелял

Новость опубликована: 09.10.2017

Огонь на поражение. Как Ельцин парламент расстрелял

События 3–4 октября 1993 года изменили Россию. Штатская война в центре Москвы не стала ни самым продолжительным, ни самым кровавым конфликтом на руинах бывшего Советского Союза, но установила путь России на долгие годы вперёд, пишет life.ru

После распада СССР и водружения триколора над Кремлём недавние победители стремительно переругались. С одной сторонки, на пике популярности находился президент Борис Ельцин. Он ещё не успел скомпрометировать себя неуклюжими реформами, ещё не потерял энергии и бойцовских качеств. Иной центр влияния сформировался вокруг Верховного совета во главе с вице-президентом Александром Руцким и председателем Верховного совета Русланом Хасбулатовым.

В 1992 и 1993 годах Россию лихорадило. Экономические реформы обернулись бедствиями для края, на окраинах гремели войны, внутри государства шло брожение. В это время Ельцин отыскивал возможности усилить собственную власть и отодвинуть на обочину парламент. Со своей сторонки, в Верховном совете законной властью полагали как раз себя. Искать общий язык никто не желал. По крайней мере, с лета 1993 года президент уже начинов готовиться к силовому разрешению конфликта. В частности, он посетил расквартированные под Москвой воинские части и заручился поддержкой их командования. 1 сентября Руцкой был послан в отставку с поста вице-президента, а 21-го Ельцин издал знаменитый Указ № 1400, который и спровоцировал дальнейшую бурю.

В этом указе Ельцин начинов с брани по адресу парламента, который он обвинял во всех грехах. Однако кроме филиппик президент давал и практические директивы. В первую очередь смысл указа состоял в роспуске Верховного совета и назначении выборов в Государственную думу, чьи полномочия не шли ни в какое сравнение с возможностями ВС.

Никаких правовых оснований у такого указа не было, фактически это был акт собственного произвола Бориса Ельцина. После того как Ельцин зачитал указ по телевидению, Хасбулатов объявил, что парламент будет защищаться. К Белоснежному дому, где заседал Верховный совет, подтягивались его сторонники. В здании не работали телефоны, банковские счета были заблокированы. Кругом Белого дома собралась толпа более чем в 10 тысяч человек. Люди разбили палаточный городок и начали строить баррикады. Ночами нагревались у костров. «Группа поддержки» парламента была на удивление пёстрой, она включала и коммунистов, и национал-радикалов, и отставников вооружённых сил, и казаков. Проблемой парламентаристов была заостренная нехватка оружия. У охраны Белого дома изъяли 260 автоматов, к которым имелось по 1–2 магазина патронов.

Крышка сентября прошёл в бесплодном противостоянии. 23 числа небольшая группа парламентаристов устроила набег на здание Объединённого командования Вооружённых сил СНГ. В перестрелке погиб милиционер, шальной пулей была уложена пожилая женщина, а налётчики бежали, не сумев захватить здание. До поры вооружённое противостояние этим и исчерпывалось. Ельцин контролировал силовиков и правительство и мог себе позволить ожидание, парламентаристы же, очутившись перед лицом необходимости действовать, просто растерялись. Подходы к Белому дому перекрывала милиция и части внутренних армий. Постепенно улицы перегородили колючей проволокой и бронетехникой. Однако парламентаристы перемещались наружу и внутрь по подземным коммуникациям Белоснежного дома.

29 сентября правительство, решив, что игру пора заканчивать, потребовало капитуляции в срок до 4 октября. Сторонники парламента начали собираться на массовые протестные митинги за пределами оцепленного квартала. Их бессердечно разгонял ОМОН, избивая людей без малейшей пощады. Кульминация наступила 3 октября. По всей Москве собирались группы приверженцев Верховного совета, насчитывавшие до нескольких тысяч человек. Милиция разгоняла эти мини-манифестации, но те тотчас собирались снова в других пунктах. В конце концов, наиболее многочисленная толпа, собравшаяся на Октябрьской площади, решительно двинулась к Белому дому через Крымский мост. На этот раз манифестантов было чересчур много. Оцепление прорвали массой живой силы, строй ОМОНа разметали с помощью идущего задним ходом КамАЗа. Марширующую колонну начали обстреливать военными патронами, но жидкая стрельба скорее распаляла, чем останавливала, при этом милиционеры в хаосе вовсю попадали даже по своим. Многотысячная гурьба сметала любое сопротивление.

Как только разгорячённая толпа вырвалась к Белому дому, Руцкой решил, что его час настал. Пользуясь паникой в линиях милиционеров, он призвал штурмовать мэрию. Дорогой толпа наткнулась на отряд внутренних войск, однако боя не вышло. Вэвэшники не желали вступать в конфликт, потому просто побратались с демонстрантами и гордо удалились. Столкновение у мэрии довольно трудно назвать штурмом: милиционеры вяло постреляли по надвигающимся демонстрантам, а затем вышибли стёкла первого этажа на противоположной стороне здания и проголосовали ногами. В это время двери фасада снесли грузовиками — и мэрия пала. Увлекательно, что в здании и вокруг него захватили кое-какое оружие, в том числе — что окажется важно для дальнейших событий — гранатомёт РПГ-7.

Бойня у «Останкино»

Руцкой и его соратники решительно решили, что оседлали волну. В сгущающихся осенних сумерках начали собирать колонну для штурма телецентра «Останкино». К телецентру выехал отряд во главе с отставным генералом Альбертом Макашовым. Однако в отличие от мэрии, какую защищала кучка растерянных милиционеров, в телецентре уже находились сотни вооружённых людей. Более того, уже идущая на «Останкино» колонна парламентаристов по пути обнаружила, что параллельно ей едут бэтээры отряда спецназначения «Витязь». Эта удивительная процессия некоторое время ехала к «Останкино» бок о бок, люд из двух колонн даже успели помахать друг другу. В итоге «витязи» всё же обогнали парламентаристов и приехали к телецентру на несколько минут ранее…

Началось бесплодное стояние перед телецентром. Офицеры объяснили Макашову, что здание сдавать не будут. В толпе имелось небольшое число оружия, но, конечно, взять приступом телецентр, набитый до зубов вооружёнными силовиками, никто не мог и мечтать. Тогда Макашов разрешил попытаться занять соседнее здание — аппаратно-студийный комплекс АСК-3. Однако на поверку оказалось, что там тоже засела группа отряда «Витязь».

В этот момент случилось ключевое событие ночи. В толпе парламентаристов находился человек с захваченным ранее гранатомётом. Один из спецназовцев попытался, судя по всему, его подбить и ранил стоявшего рядом сторонника Верховного совета. Практически сразу раздался взрыв, о происхождении которого спорят до сих пор. Сообразно официальной версии, гранатомётчик, рядом с которым только что ранили товарища, выпалил в фасад; согласно неофициальной — случайный выстрел случился внутри самого здания АСК-3, среди спецназовцев. Факт состоит в том, что этот взрыв на месте убил рядового Николая Ситникова, какой занимал позицию рядом с товарищами внутри АСК-3.

После этого из здания открыли огонь на поражение. Солдаты колотили очередями с минимальной дистанции по толпе. Стреляли по всему, что подавало признаки жизни, те, кто пытался выносить раненых и убитых, также срезались пламенем. Вскоре под обстрел попали также машины скорой помощи, примчавшиеся на вызовы. К расстрелу быстро подключились бронетранспортёры с крупнокалиберными пулемётами. Некто из толпы пытался кидать в здание коктейли Молотова, но это были разовые попытки сопротивляться. Рядовой Ситников так и остался один-единственным из солдат, убитым возле телецентра. Пули также зацепили несколько человек, вообще не имевших отношения к происходящему. Погиб, так, человек, отправившийся выгуливать собаку и попавший под начавшуюся стрельбу. Пули непредсказуемым образом рикошетили и летели во все стороны.

Исподволь затихая, стрельба продолжалась до самого рассвета. Основная масса людей смогла покинуть район Останкино, но итоги этого побоища ужасали. В течение нескольких часов 46 человек бывальщины убиты, 124 человека ранены.

Расстрел в прямом эфире

Ночь на 4 октября стала моментом перелома. Пока у «Останкино» шла пальба, в Москву входили лояльные президенту войска. Из состава нескольких дивизий (Таманская, Кантемировская, Тульская десантная) удалось скопить около трёх тысяч солдат. Учитывая, что это не составляет и 10% от общей численности дивизий, набрать достаточно желающих для участия в штатской войне было сложным делом. Интересно, что поначалу на совещании высшего руководства страны звучали предложения использовать против Белоснежного дома тяжёлую артиллерию и даже авиацию. Это оказалось слишком круто даже для пережившего не лучшие часы Ельцина, но в наступлении участвовало 10 танков, каким и предстояло стать главной ударной силой. Характерно, что наотрез отказались участвовать в штурме Белого дома контртеррористические подразделения «Альфа» и «Вымпел». Командиры групп отказали даже после попыток президента надавить на них собственно. Всё, что пообещали спецназовцы, — находиться неподалёку.

Около Белого дома в это время оставалось около двух тысяч человек. Главы восстания окончательно потерялись и не делали ничего. Рано утром 4 октября начался штурм.

Первыми бой начали бронетранспортёры, обстреливавшие баррикады кругом Белого дома. Вообще, штурм оказался невероятно плохо организован. Поскольку в наступлении участвовали солдаты МВД, Министерства обороны, Федеральной службы охраны, да и армейцы относились к различным частям, координация страдала. Подавляющее большинство штурмующих составляли перепуганные срочники 18–20 лет, слабо понимавшие, что происходит. В итоге, например, солдаты дивизии им. Дзержинского успели устроить полноценный бой против десантников, в результате чего имелись убитые, раненые, подбитая техника и даже пленные. Как бы то ни было, сопротивление было чрезмерно слабым, расход боеприпасов защитниками Белого дома — мизерным.

Около десяти часов включился главный калибр правительственных армий. К Белому дому вышли танки. Стрельба велась с большим временным интервалом, однако мощные осколочно-фугасные снаряды наносили тяжёлые разрушения и парализовали волю.

В три пополудни к зданию прибыли офицеры «Альфы» и «Вымпела». Они по-прежнему не собирались участвовать в братоубийственной войне, но выступили в роли переговорщиков. На подходах к Белому дому лейтенант Геннадий Сергеев был убит снайпером. Многие полагают, что били не из Белого дома, а откуда-то с позиций правительственных сил, чтобы спровоцировать их на неадекватную реакцию. Достоверно судить об этом невозможно, но провокация не удалась: несмотря на крах товарища, офицеры продолжили делать то, для чего пришли, а командир «Альфы» Геннадий Зайцев вышел в радиоэфир и пообещал задушить тех, кто попробует продолжать огонь. Стрельба утихла. Офицеры прошли в Белый дом и обрисовали депутатам Верховного совета перспективу. Удобопонятно, что здание было бы взято вне зависимости от участия в штурме «Альфы» и «Вымпела», но они могли по крайней мере гарантировать жизнь сдающимся при организованной капитуляции. На эти аргументы Руцкому и Хасбулатову возразить было нечего. Благодаря инициативе и выдержке спецназовцев сотни людей остались живы. В 16:50 пальба прекратилась, начался вывод сдающихся защитников Белого дома. Не капитулировала только часть националистов: они выбрались из Белого дома сквозь подземные коммуникации.

Павшие спецназу могли рассчитывать на корректное обращение, но те, кто попал в руки частям МВД, были серьёзно избиты. Однако 5 октября большинство приостановленных разогнали по домам. Тем временем Белый дом потрошили мародёры. До двухсот преступников задержала милиция.

В парламентских выборах конца 1993 года, само собой, не участвовало ни одно движение, причастное к защите Белоснежного дома. В феврале 1994 года участников событий в Москве амнистировали, поскольку в Думе по-прежнему заседали главным манером представители оппозиции. Неудавшийся революционер Александр Руцкой позднее избрался губернатором Курской области, и это был пик его политической карьеры после 1993 года. Борис Ельцин, как популярно, ещё шесть лет оставался президентом. Осенью 1993 года он сумел навязать стране свой вариант будущего, в котором не было пункты сильному парламенту.


Ответить