Октябрь 1917 года: расправа над русскими святынями

Новость опубликована: 09.10.2017

Наш долг, долг русских людей помнить и хранить без искажений русскую историю, память о своих русских предках. Как случилось, что в октябре 1917 противозаконный вооруженный переворот в Москве совершила группа политических авантюристов? Эта группа была интернациональной по составу и проповедовала идеи интернационализма, судя русский великодержавный национализм. Интернационалистам удалось натравить одну часть русских людей на другую, взять власть в свои длани и начать массовый террор, невиданный доселе геноцид русской нации, во много раз превосходящий геноцид евреев или армян. Это не надлежит повториться. Потому необходимо ещё раз тщательно всмотреться в те кровавые страницы русской истории. Увидеть расстрелянных офицеров, юнкеров, попов, крестьян, наших русских предков, ставших жертвами коммунистического молоха при Ленине и Сталине. Октябрь 1917 года, его революционные события, вполне можно наименовать началом жестокого почти столетнего гонения на Русскую Православную Церковь. Великим бедствием для России было то, что единый в Православии русский народ надувательством и революционной пропагандой был разделен на два основных враждебных лагеря: офицеров царской Армии, духовенство, интеллигенцию, чиновников, купцов и промышленников с одной сторонки, и солдат, матросов, рабочих с другой. К солдатам и рабочим примкнула значительная часть крестьян центральных губерний, привлеченных возможностью захвата помещичьих земель. 

 

Октябрь 1917 года: расправа над русскими святынями 

 

Это трагическое разделение было свершено большевиками с помощью двух инструментов. Первым и самым важным было отступление от Церкви. Воедино всех русских спаяло Православие. Ленин, а после и Сталин железной рукой насаждали коммунистическую идеологию, а по сути антихристианскую тоталитарную секту, новую религию, основанную на атеистическом учении философа-еврея Карла Маркса. Приверженцам этой религии были после революции открыты дороги в вузы, только им давали любые крупные и мелкие государственные посты, всех же оставшихся неизменными Церкви коммунисты на 100-летие загнали в разряд маргиналов. Верующим объявили войну, их бросали в тюрьмы и лагеря, расстреливали. Сплоченность русских в Православии было разрушено. После этого, отняв у народа веру, подменив её красной сектой, оказалось вероятным разрушить и национальное единство, русское национальное сознание. Такой разрушительный элемент нашёлся у большевиков. Это интернационализм. Имя Россия было вытеснено СССР. Слово русские сделались заменять словом советские. 

 

Два лагеря 

 

Кто были представители первого лагеря? Это и мученик царь Николай, и святой Патриарх Тихон, и неизменные Церкви крестьяне и рабочие, защитники храмов. Кто были представители второго лагеря? Состав их был пёстрым и вполне интернациональным, с будет значительным удельными весом еврейской диаспоры, поляков, латышей, китайцев. Стеклов (Нахамкес), Лев Троцкий (Бронштейн), Моисей Урицкий, Моисей Володарский… Таких имён немало. Эти люди уже в силу своего рождения и воспитания отрицательно относились к Православию и всему русскому национальному укладу. Чаще итого они руководили толпами революционных солдат и матросов. Но без этой массы русских людей октябрь бы не вспыхнул. Кто же они? И чего они хотели? Отчего они пошли за большевиками? Протопресвитер Армии и Флота Георгий Шавельский откровенно говорил в 1917 о том, что красные агитаторы воспользовались незапятнанно животными инстинктами, а по существу страстями солдат и матросов, призывая тех отказаться от войны с внешним врагом, убивать своих офицеров, грабить помещиков: «Нашим доверчивым и утомившимся воинам посулили Царство Небесное на земле: всю землю и волю; и в это же время освободили их от долга: от обязанностей и от возмездия за трусость, предательство и всякие другие нарушения высокого воинского долга. Нашим воинам пообещали рай на земле, и под влиянием этой проповеди людьми завладел животный страх за свою драгоценную жизнь» Кому из нас не приходилось бороться с гневом, яростью, обидами, пьянством, завистью, сребролюием и властолюбие? Мы молимся в святилищах и накладываемые узду на эти страсти. Убийство и грабежи обуздывает также в нормальном государстве уголовный кодекс. Но большевики намеренно разнуздали все эти беспросветные начала в людях. Как? С помощью своей идеологии. Они отрицали Православие и пропагандировали свою тоталитарную безбожную идеологию. Это была своего рода вера. Вера в лидеров, Ленина и Троцкого Бронштейна, в пролетарий класс и его диктатуру, в учение Маркса, в мировую революции, в социализм и коммунизм. В конечном счёте все основывалось на слепой вере в человечий разум, прогресс, науку. Человек обожествлял самого себя, отринув Творца. Циничным и коварным прходимцем был Ульянов-Ленин, какой по праву многими историками именуется немецким шпионом. Ленин получил крупную сумму от Германии именно на развитие мятежа в России. Он проехал в пломбированном вагоне. И он отработал эти денежки. Военный историк Керсновский очень точно излагает причины октября 1917: «В конце декабря 1916 года в германской Основной квартире был принят план решительных действий на 1917 год. Было решено вывести из строя Англию беспощадной подводной бранью, а Россию и Францию взорвать изнутри. 17 февраля 1917 года германский Рейхсбанк циркулярно сообщил своим представителям в Швеции об ассигновании спешных кредитов на субсидию революции в России. Кредиты были открыты на имя заграничных русских революционеров-пораженцев — Ленина, Зиновьева, Каменева, Коллонтай». Вначале революция и массовое дезертирство, потом гражданская война вместо борьбы с немцами русские дрались с друг другом. Затем сепаратный мир в Брест -Литовске. Троцкий по распоряжению Ленина отдал часть Украины, Польшу, Финляндию, частью Кольского полуострова. 

 

Развал Русской Армии 

 

На удивление немало нерусских имен и фамилий у деятелей революции. Лейба Давидович Бронштейн (Троцкий), Мина Израилевич Губельман (Ярославский)… Как ни удивительно, бросив своих русских офицеров (или даже убив их без всякого суда), русские рядовые пошли за всеми этими агитаторами в розысках разгула и грабежей. Революционные солдаты и матросы по своей психологии да и по сути были дезертирами. Они не хотели воевать, так как это дело опасное и тяжкое, требующее самопожертвования. Поэтому солдаты и матросы под прямым руководством красных солдатских комитетов убивали своих офицеров и перед ликом неприятеля бросая позиции, бежали с фронта, круша все на своём пути. Они наводнили деревни с целью после получения по декрету сомнительного вселенной участвовать в грабеже помнщечьих земель по декрету о земле. Один Ленинский декрет (о земле) бил на жадность, другой (о мире) на трусосость. Если представить себе, что многим в той гурьбе солдат было в 1917 лет по 20, то через 24 года к ним пришло наказание. Германия напала на Россию в 1941, их сыновей послали на фронт под немецкие пули. Если простые русские рядовые под влиянием большевиков отказались защищать Россию на окраинных землях, в Польше, Белоруссии и на Западной Украине в 1917 и неслись с полей сражений, чтобы урвать себе куски чужой помещечьей земли, то их детям пришлось в 1941 защищать Россию от немецких захватчиков уже под Москвой. Вот так папы ели незрелый виноград, а у детей оскомина. Повторяя горькие и жестокие уроки истории 1917 года, нельзя не сказать о том, что октябрь был вполне легитимным сыном февраля. Вот как пишет об этом Антон Керсновский: «Царя не стало. Солдат недоуменно смотрел на офицера. Офицер растерянно молчал и оглядывался на старшего начальника. Тот смущенно снимал с погон царские вензеля… Так прошла первая неделя марта месяца, пока от Риги до Измаила огромный фронт не содрогнулся от удара отравленным кинжалом в горбу. В Действующую армию был передан приказ номер первый… Назначенный Верховным главнокомандующим великий князь Николай Николаевич был сокращён Временным правительством, не успев принять этой должности. Приказ номер первый попал в армию… И военный министр Гучков, и Верховный главнокомандующий генерал Алексеев ведали, что приказ этот смертелен, что он составлен в неприятельской Главной квартире, что, убивая дисциплину, он убьет армию. Ни тот, ни другой не посмели его упразднить. Временное правительство заискивало перед Советом, а Ставки не существовало. Алексеев растерянно оглядывался на Гучкова, Гучков подобострастно глядел на Нахамкеса, и Овший Моисеевич Нахамкес (Стеклов) с кучкой единомышленников с приятным изумлением увидели, что они оказались хозяевами России и ее вооруженной мочи. Ставка выпустила из своих рук управление армией. Грозный окрик верховного командования, поддержав сохранение в первые две недели дисциплины и подчинения армии, быть может, мог поставить на место переоценивший свое значение Совет, не допустить демократизации армии и оказать соответственное давление на тяни ход последовавших событий… Лояльность командного состава и полное отсутствие с его стороны активного противодействия разрушительной политике Петрограда затмили все ожидания революционной демагогии. Этот приговор генералу Алексееву вынес в своих воспоминаниях его ближайший сотрудник генерал Деникин (Керсновский Антон Антонович Керсновский. История Русской армии). После разрушения монархии, после того, как с поддержкой обмана и шантажа политическая и военная элита России вырвала бразды правления из рук Помазанника Божия, Государя Николая Александровича, край покатилась под откос. И уже не мог остановить этой катастрофы, этой кары Божией, даже молитвенный порыв Поместного собора Русской Православной Храмы 1917 года. Правда, среди всех поражений и духовного порабощения, русские люди с помощью Божией сплотились кругом своего Патриарха. Как и Патриарх Гермоген, в тяжелое время красной смуты Патриарх Тихон твердой рукой провел духовные корабль среди штормов и скал.Это укрепляло веру, но не избавляло от расстрелов и концлагерей. Прошла пара лет и в послереволюционном угаре завязался красный террор, коммунисты массово расстреливали тысячи русских людей, осквернили храмы, сжигали иконы. Наказание свыше за грехи пришагало на Русь. В гневе Бог не щадит и Своей святыни. 28 августа 1917 года под благовест знаменитых московских колоколов крестным ходом завязался Поместный Собор. Августовские и сентябрьские дни военных поражений и бессилия государственной власти наложили свой отпечаток на деяния Собора. Собор решает немедля обратиться ко всему православному русскому народу с обличением и предостережением, с призывом одуматься и прекратить внутренние распри и вражду, с напоминанием о Христовой заповеди влюбленности. «Братья возлюбленные,— говорится в этом обращении,— услышьте голос Церкви. Родина гибнет. И не какие-либо не зависящие от нас несчастья тому вином, бездна нашего духовного падения, то опустошение сердца, о котором говорит пророк Иеремия: Два зла сотворили люди Мои: Меня, ключ воды живой, оставили, и высекли себе водоемы разбитые, которые не могут держать воды (Иер. 2. 13). Совесть общенародная затуманена противными христианству учениями. Совершаются неслыханные кощунства и святотатства.Местами пастыри изгоняются из храмов… Изо дня в день возрастает грубость грабителей…Люди, живущие честным трудом, становятся предметом глумления и хулы. А забывшие присягу воины и целые воинские доли позорно бегут с поля сражения, грабя мирных жителей и спасая собственную жизнь. Россия стала притчею во языцех, объектом поношения среди иноземцев из-за алчности, трусости и предательства ее сынов. Православные, именем Церкви Христовой Собор обращается к вам с мольбою. Очнитесь, опомнитесь, поднимитесь за Россию» В тот же день, 24 августа, Собор издает обращение к армии и флоту. 

 

 

Октябрь 1917 года: расправа над русскими святынями 

 

Но уже в начале ноября большевики с помощью солдат- дезертиров захватили Кремль. Первым комиссаром Кремля сделался Мина Израилевич Губельман, верный соратник сначала Ленина, а затем и Сталина. Он войдёт в историю с псевдонимом Емельян Ярославский. Надо произнести, что на такой должности товарищу Губельману первое время не везло. Юнкера уже 10 ноября выбили красных и заняли Кремль. Губельману пришлось нестись. Напомню хотя бы отчасти его биографию.Это тот самый Ярославский-Губельман, который по поручению Сталина издавал огромными тиражами журнал «Безбожник». С начином Великой Отечественной войны этот журнал пришлось срочно прикрыть. Заслуженный партиец Губельман умер в 1943 году от рака желудка. Однако это было уже во другой половине сталинского правления. А в 1917 нашлись русские люди, вставшие на защиту православных алтарей, открыто выступивших против губельманов и нахамкесов. По Кремлю большевики отворили артиллерийский обстрел, прямо по храмам и монастырям. 15 ноября юнкера вынуждены были сдать Кремль. Начались расстрелы заступников Кремля, офицеров, казаков, юнкеров, кадет старших классов, студентов, гимназистов. Вспомним добрым словом и всех заступников Кремля, юных юнкеров и кадет, которые из последних сил встали на защиту кремлевских святынь против озверелой красной банды безбожников. 

 

Белоснежная гвардия защищала русские святыни 

 

Кто же они были, эти последние защитники Кремля? Центром сопротивления большевистскому перевороту в Москве сделалось одно из старейших военных училищ – Александровское. 27 октября в Актовом зале училища состоялось собрание юнкеров и тех малочисленных офицеров Московского гарнизона, которые решили дать отпор большевистскому перевороту. Здесь же начались выдача оружия и формирование первых отрядов охотников. Их впервые назвали Белой гвардией – в противовес Красной гвардии большевиков. Всего против большевиков в Москве выступило несколько тысяч юнкеров (в кой-каких источниках называется общее число в 7 000). К ним присоединилось ещё около трёх тысяч человек: кадеты, студенты и курсистки, гимназисты старших классов, офицеры-преподаватели военных училищ, члены Альянса Георгиевских кавалеров. Одним из руководителей восстания стал начальник 4-й Московской школы прапорщиков генерал-майор Леонид Андроникович Шашковский, расстрелянный большевиками сквозь месяц вместе с сыном. В это время в Москве находились около 30 000 офицеров русской армии. Из них только 700 человек поддержали выступление юнкеров. Вооружённые мочи красных, состоявшие в основном из распропагандированных солдат запасных частей, составляли более 25 000 человек. 29 октября по собственному распоряжению Ленина «на подмогу» московским большевикам прибыло ещё 12 000 хорошо вооружённых солдат, матросов и рабочих. В первые же дни октябрьского переворота Кремль очутился в руках большевиков. 26 октября в нём разместились рота дезертиров 193-го пехотного полка, которые накануне перекололи штыками своих офицеров, отдыхавших в общежитии, и бойцы 56-го запасного полка. Вечером 27 октября на Красной площади произошёл первый бой между юнкерами и солдатами. На следующий день юнкера отпустили Кремль. Бои шли уже во всех центральных кварталах Москвы. Большевики попытались вернуть Кремль, предприняв атаку на Спасские и Никольские ворота. Но этот штурм сорвался. 30 октября Военно-революционный комитет большевиков приказал начать обстрел Кремля из тяжёлых орудий. Огонь был открыт с Воробьёвых гор, Вшивой горки, Никольской улицы и из зоны Крымского моста. Он продолжался два дня и три ночи. С военной точки зрения расстрел Кремля был полной бессмыслицей. Тяжёлые повреждения получили древнейшие русские соборы, дворцы, монастыри, а также стены и башни твердыни. В 9 часов вечера 2 ноября юнкера получили предательский приказ командующего Московским военным округом полковника Рябцева «уложить оружие». Всем юнкерам гарантировалась «свобода и безопасность», а офицерам сохранение оружия. Но на следующее утро юнкера и офицеры, скопившиеся в здании Александровского военного училища, обнаружили, что они полностью окружены и находятся под прицелами пулемётов. Всех присутствующих разоружили, переписали и выпустили по домам, жестоко избив. 3 ноября в городе начались аресты и расстрелы «неблагонадёжных элементов». Это были офицеры, юнкера и кадеты Московских корпусов и военных училищ, оказавшие сопротивление новоиспеченному режиму. 11 ноября 1917 года в храме Христа Спасителя была отслужена общая панихида «по всем убиенным в дни междоусобицы». А 13 ноября в храмы Большого Вознесения у Никитских ворот отпевали тех, кто выступил за честь и свободу России: несколько десятков офицеров, юнкеров и студентов Московских вузов. Большинству уложенных было 17–19 лет. До этого времени тела некоторых участников антибольшевистского сопротивления уже были захоронены на городских кладбищах и в монастырских некрополях. Процессия к Всехсвятскому, панихида на Братском кладбище и похороны потрясли москвичей. Среди убитых горем очевидцев был Александр Вертинский, написавший об этом романс. «Но вы же не можете мне запретить их сожалеть!» – говорил он, когда его забрали за него в ЧК. * * * 

Я не знаю, зачем и кому это нужно, 

Кто послал их на смерть недрожавшей рукой, 

Лишь так беспощадно, так зло и ненужно 

Опустили их в вечный покой … 

Но никто не додумался просто стать на колени 

И сказать этим мальчикам, что в неталантливой стране 

Даже светлые подвиги – это только ступени 

В бесконечные пропасти к недоступной весне! 

В 1917 году в Александровском училище обучалось возле двух тысяч юнкеров. В октябрьские дни к александровцам присоединились юнкера 2-й и 3-й школ прапорщиков. Вместе они заняли Манеж и ближайшие подступы к Кремлю. На товарищем конце города, в Лефортово, против большевиков восстали юнкера Алексеевского училища (за год до этого, в 1916 году, училище выпустило 3600 офицеров). Их поддержали кадеты старших классов 3-х кадетских корпусов, но прорваться в середина города через Яузу они не смогли. А. Кокорев вспоминал: «К этому времени большая часть убитых «белогвардейцев» была похоронена родственниками. Попечение об оставшихся тридцати семи, среди которых были прапорщики и юнкера, студентки и курсистки, дети и просто неизвестные штатские, взял на себя Слитый студенческий комитет. В своём обращении студенты подчеркивали, что церемония будет скромной, без венков, лент и тем более – флагов и лозунгов. Члены Всероссийского Собора дали свое согласие участвовать в похоронах. Непогожим утром 13 ноября площадь у Никитских ворот и прилегающие улицы были так заполнены народом, что само собой стало трамвайное движение. Под сводами храма мощно звучали хоры – Архангельский, Синодальный и студенческий. В 12 часов из дверей храмы один за другим стали выносить простые, украшенные лишь еловыми ветвями гробы. Толпа с большим трудом расступалась, и сквозь этот узкий человечий коридор неспешно двинулись возглавлявшие процессию архиереи. За ними – хор певчих. Над людским морем зазвучали «Вечная память» и «Святый Господи». Гробы с телами товарищей несли студенты и юнкера. Замыкали процессию студенческий хор и оркестр. Скорбный маршрут пролегал по Тверскому бульвару, затем по Тверской сквозь невиданное многолюдье. Многие рыдали, особенно при виде пяти детских гробиков. Наконец шествие достигло Братского кладбища, где до этого москвичам приходилось погребать лишь героев германской войны. Теперь же на ней зияла провалом братская могила войны гражданской…» (Источник: Газета «КИФА» № 10 (228), август 2017 года). 

 

Алые расстреляли Кремль 

 

Тьма нависла над Россией. Однако был еще свет во тьме. Гонения на Церковь еще только начинались. Православная Русь сплотилась на Поместном Соборе. Верующие бывальщины безоружны, они молились при обстреле Кремля, надеясь, что Бог все же сохранит русские храмы от полного уничтожения. Об этом рассказывает протоиерей Владислав Цыпин в своей книжке «История Русской Церкви 1917 -1997». В ночь штурма Кремля большевиками братия Чудова монастыря во главе со своим настоятелем епископом Серпуховским Арсением (Жадановским), совместно с митрополитом Петроградским Вениамином и архиепископом Гродненским Михаилом собралась в церкви святого Гермогена, куда перенесены были мощи святителя Алексия, и молилась о том, чтобы Христос примирил убивающих товарищ друга. Ряды защитников Кремля редели с каждым часом, а иноки непрестанно молились об «убиенных во дни и в нощи». Как рассказывал на Соборе митрополит Вениамин, «когда после литургии и всенощного бдения мы собирались на молебен, за каким читалось Евангелие со словами: Мир вам, то эти слова производили на нас особенно сильное впечатление. Все исповедовались и причащались». На рассвете 3 ноября Кремль пал. Завязались аресты, расстрелы на месте и солдатский самосуд. 

 

Октябрь 1917 года: расправа над русскими святынями 

 

По благословению будущего Патриарха, митрополита Тихона, и Собора, епископ Камчатский Нестор совместно с духовенством и мирянами с трудом взяли пропуск у большевиков, чтобы обследовать повреждения храмов и монастырей Кремля. Вот как описывает Владыка Нестор это кровавое и печальное зрелище: «Но что сталось с нашим Кремлем?! Замолк рев артиллерийской пальбы, затих шум братоубийственной бойни, и из праха и дыма штатской войны глядит он на нас, зияя ранами, разбитый, оскверненный, опозоренный Кремль — твердыня нашего духа, немой свидетель старее нашей славы и настоящего позора, сложенный по кирпичу трудами поколений, залитый в каждом камне кровью его защитников, стоявший свыше полтысячи лет, переживший всякие ненастья и бури и павший ныне от руки своего же народа, который через полтысячи лет стал разрушать свои вековые святыни, накрыв ураганным огнем Кремлевские соборы, это диво дивное, восьмое чудо мира, привлекавшее к себе за тысячи верст гурьбы любопытных иностранцев, приезжавших в Москву подивиться на красоту Кремлевских соборов. Пробраться в Кремль сейчас нет почти никакой возможности. С вящими неприятностями и после длинной волокиты всяких хлопот нынешние правители Москвы выдают на небольшом обрывке бумаги с какими-то малопонятными отметками — пропуск, который при посещении Кремля бесконечно проверяется часовыми. Виновники, в безумной ярости разрушавшие святыни, в ужасе затворили кремлевские ворота и скрыли Кремль от взоров, право боясь народного гнева, который безусловно последовал бы, если бы толпы людей, с жадным любопытством устремившихся посмотреть собственный Кремль после боя, пропустили бы внутрь, в его распавшееся каменное недро. Чувство невыразимой тоски поистине неизглаголанного горя охватывает вас при облике этих разрушений и ужаса, и чем вы углубляетесь дальше в осмотр поруганной святыни, тем эта боль становится сильнее и сильнее. С неподдающимся описанию беспокойством вы переступаете ограду на каменную площадь к великому Успенскому собору и видите огромные лужи крови с плавающими в ней человеческими мозгами. Отпечатки крови чьей-то дерзкой ногой разнесены по всей этой площади.

 

Успенский собор 

 

Успенский собор расстрелян. В основной его купол попал снаряд, разорвавшийся в семье его пяти глав, из коих кроме средней одна также попорчена. Пробоина в основном куполе размером в 3 аршина, а в поперечнике 1 и 1/2 арш. В барабане купола есть опасные трещины. От сильных ударов осколками снарядов в кой-каких местах кирпичи выдвинулись внутрь собора, а на стенах барабана образовались трещины, но все это еще не исследовано архитекторами окончательно, еще не определено, излечимы ли и какими оружиями эти страшные раны. Снаружи вся алтарная стена собора испещрена мелкими выбоинами от пуль и осколков снарядов. Таких отпечатков на белокаменной облицовке насчитывается свыше 70. Да на северной стене 54 выбоины. Зеркальные стекла всюду в окнах вышиблены или прострелены пулями. Одних только стекол перебито в соборе на 25.000 руб. Внутри Успенского собора разбросаны осколки порвавшегося там шестидюймового снаряда и по солее и по собору разбросаны осколки белого камня, кирпича и щебня. Стенопись внутри храма в куполе попорчена, паникадила погнуты. Престол и Алтарь запорошены разбитым стеклом, кирпичами и пылью. Гробница Св. Патриарха Ермогена тоже покрыта осколками камней и мусором. Такова мрачная полотно разрушения и поругания нашей православно-русской святыни Великого Успенского собора — этой духовной твердыни и многократного возрождения и укрепления православно-русского благочестия даже во дни древних тяжких лихолетий. И еще становится страшнее, когда вы узнаете, что эта всероссийская народная святыня расстреливалась по прицелу, по обдуманному плану. Расстрел итого этого происходил в ночь на 3 ноября, когда мир был уже заключен и господствовали большевики над Священным Кремлем. Последний ужасный удар по Кремлю доводился в 6 часов утра 3 ноября. Православные! Не щемит ли ваше сердце зияющая перед вами эта черная рана твоей родимый святыни, разбитая глава твоего великого собора? Не стыдно ли вам за вашу Родину?» (Епископ Камчатский Нестор. Расстрел Кремля). Припомним и о последующей судьбе Кремля. Его храмы были закрыты для верущих. Сталин взорвал древний монастырь Чуда Архистратига Михаила, Вознесенский монастырь, Казанский собор. В сегодняшнее время из всех храмов Кремля Церкви возвращен только лишь Казанский собор, который на пожертования верующих был востановлен в 1993 году. Мне приводилось посещать этот храм, вход туда свободный, службы каждый день, люди зажигают и ставят свечи на канделябры, как и в других храмах. А что же Успенский собор? Архангельский собор? Эти соборы даже и в 2017 году все еще не переданы Церкви. Они именуются музеями. В них нет канделябров и свечей. Людей пропускают по билетам за довольно круглую сумму. Патриарху разрешают служить в этих храмах несколько раз в год на праздники. Напомню, что в Успенском соборе покоятся русские митрополиты и Патриархи, в том числе святой Патриарх Гермоген. В Успенском соборе венчались на царство русские цари. Собственно там, в алтаре Успенского собора, был помазан на царство и последний русский император-мученик, Николай Второй. В Архангельском соборе покоятся русские князья и цари. Там кушать гробницы с мощами святого Димитрия Донского и благоверного царевича Димитрия Угличского. Если Исаакиевский собор в Петербурге был передан Храмы, то вопрос о соборах Кремля даже не поднимается. Хотели было принять на высшем уровне решение о восстановлении Чудова монастыря, но передумали. Было бы вполне благоразумно и оправдано вернуть Церкви Успенский, Благовещенский, Архангельский и другие соборы Кремля, восстановить Чудов и Вознесенский монастыри, вернуть образ Троицы преподобного Андрея Рублева, Владимирскую и Донскую иконы. Все это с помощью насилия отобрали в лихое время лихие люд. Пришло время собирать камни. Но вернемся в 1917 год. 

 

Октябрь 1917 года: расправа над русскими святынями 

 

Благоразумный и верующий остаток русских людей собрался в то лихое пора на Собор, чтобы отстоять среди наступавший тьмы безбожия Православие. Могучим средством для защиты и укрепления Церкви именовали восстановление Патриаршества. Митрополит Тихон был избран Патриархом 18 ноября 1917 года. Подробно рассказывает об этом протоиерей Владислав Цыпин в своей книжки «История Русской Церкви 1917- 1997″: Во время праздничной литургии (4 декабря на праздник Введения во храм Пресвятой Богородицы) в кафедральном святилище России совершилось настолование Патриарха. После Трисвятого два первенствующих митрополита при пении «Аксиос» трижды возвели нареченного Патриарха на патриаршее горнее пункт. Митрополит Владимир произнес при этом положенные по чину слова: «Божественная благодать, немощная врачующая и оскудевающая восполняющая и промышление вечно творяще о святых Своих Православных Церквах, посаждает на престол святых первосвятителей Российских Петра, Алексия, Ионы, Филиппа и Гермогена папу нашего Тихона, Святейшего Патриарха великого града Москвы и всея России во имя Отца. Аминь. И Сына. Аминь. И Святаго Духа. Аминь». Получив из рук митрополита Владимира жезл святого Петра, Патриарх Тихон произнёс свое первое первосвятительское слово: «Устроением Промышления Божия мое вхождение в сей соборный патриарший храм Пречистой Богоматери сходится с всечестным праздником Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Сотвори Захария вещь странну и всем удивительну, егда введе (Отроковицу) в самую внутреннюю скинию, во святая святых, сие же сотвори по загадочному Божиему научению. Дивно для всех и мое Божием устроением нынешнее вступление на патриаршее место… » …Тяжкий крест Предстоятеля Храмы был принят Патриархом Тихоном в страшный год. Уже накануне его избрания, 13 ноября в Царском селе коммунисты осуществили кровавую расправу над попом Иоанном Кочуровым. Батюшка был назначен в Екатерининский собор Царского села в конце 1916, приехал туда с женой и пятью детьми. Вскоре разгорелись революционные события. В начине ноября 1917 года красные солдаты и матросы двинулись из Петрограда на Царское Село, стремясь вытеснить оттуда казачьи доли. 12 ноября 1917 года большевики начали артиллерийский обстрел. Среди жителей началась паника, люди ринулись в храмы. Священники соборов, в том числе отец Иоанн отслужили молебен о прекращении междоусобной брани и провели крестный ход. 13 ноября казаки покинули Царское Село, и его заняли красные. Священников арестовали. Отец Иоанн пытался протестовать, разъяснял своё участие в этих событиях. Однако коммунисты не сделались его слушать. Они схватили отца Иоанна и поразили его по шпалам к аэродрому. Там они издевались над батюшкой, таскали его за волосы. После всех этих мучений папу Иоанна расстреляли. Это произошло 13 ноября 1917 года. В Русской Православной Церкви священномученик Иоанн Кочуров почитается как первомученик. К сожалению, все русские сословия на различных этапах революции приложили руку к разрушению своего Русского Дома, Православной Империи. За это и пришёл на страну гнев Божий. Ныне прежних сословий мы уже не видим. Их представители были физически истреблены почти полностью, многие эмигрировали. Фактически сегодня русские города и присела населяют потомки крестьян царского времени. Но и это огромное сословие понесло страшные потери. Крестьян раскулачивали уже при Сталине и ссылали цельными семьями, обрекая на смерть. Если представителей духовенства, дворян, купечества ждали массовые расстрелы, то крестьян перемололи государственный грабительства и спецпоселения. Русские крестьяне как сословие мелких владельцев земли практически исчезли. Сегодня жители наших сел — это наемные сельхоз пролетарии, есть небольшой процент фермеров. А ведь Россия была сельской страной и основу её составляло крестьянское население с патриархальным укладом и многодетным семействами. Возродится ли наше Отечество? Не будем умножать наших грехов. Не будем оправдывать преступный переворот октября 1917 и завязавшиеся за тем преступления коммунистического режима. Нам надо помнить всех русских людей, ставших жертвами этого красного маховика. И святого страдальца царя Николая Александровича, и его жену, святую царицу Александру Федоровну и пятерых детей, и расстрелянных царских офицеров, и замученных попов, и раскулаченных, ограбленных крестьян, наших русских предков. Они молятся за нас Богу. 

 

Галина Сиротинская 


Ответить