Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

Новость опубликована: 28.03.2019

Основным героем Прёйсиш-Эйлау, первой битвы, которую не смог выиграть Наполеон, безусловно, был русский солдат. Настоящий профессионал, какого ещё с петровских времён было принято не только долго и упорно обучать военному делу, но и неплохо кормить, одевать и обувать, а также обеспечивать лучшим на то пора вооружением.

Под командованием таких полководцев, как Румянцев и Суворов, а потом и их учеников, русский солдат мог победить любого. Соратники Наполеона поспели почувствовать это на себе, да и ему компания 1805 года далась совсем непросто, а под Аустерлицем всё решили трагические ошибки штаба и фактическое устранение М.И.Кутузова, тогда ещё генерала от инфантерии, от командования.

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

При Эйлау русские бойцы сделали для победы всё что могли, и даже больше того. К счастью, им не пришлось повторять неудачный аустерлицкий опыт Вейротера, им оставалось лишь выстоять. В этом очерке мы не станем в который раз перечислять примеры удивительной стойкости русских солдат, а лишь напомним о том, что сделали ради победы командующий армией генерал Беннигсен, и лишь некоторые из его ближайших соратников, а также последний из командиров союзника – Пруссии, генерал фон Лесток.

Генерала Леонтия Беннигсена, какой встал во главе русской армии незадолго до схватки у Эйлау, трудно отнести к числу «забытых» героев. Скорее, чересчур патриотичные историки предпочитали не зачислять его в первоначальный ряд, хотя написано о Беннигсене немало, в том числе и на страницах «Военного обозрения» (https://topwar.ru/109032-general-bennigsen-kovarstvo-i-otvaga.html).

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

Генерал Леонтий Беннигсен, первым сумевший устоять в отворённом сражении против Наполеона

Выходец из Ганновера, ровесник Кутузова (родился в 1745 году), он попал на русскую службу уже 28-летним майором, имея за раменами небольшой опыт участия в Семилетней войне. Беннигсен когда-то был больше известен, как один из главных участников заговора против Павла I. Почиталось даже, что Александр I так и не простил ему этого, что, впрочем, не мешало давать Беннигсену высокие назначения и осыпать его наградами. Однако фельдмаршальский жезл Беннигсен так и не получил, в отличие от Кутузова и куда немного заслуженных Витгенштейна и Сакена.

И всё же у него весьма достойное место в военной истории России, а современники, похоже, вообще находили его одним из лучших полководцев России. На это обратил внимание даже Л.Н.Толстой на страницах «Войны и мира»: «…Говорили, визави, что всё-таки не было никого дельнее и опытнее Беннигсена, и как ни вертись, всё-таки придёшь к нему…», — это лишь одно из бесчисленных суждений по поводу кандидатуры главнокомандующего русской армией в 1812 году.

Ещё до противостояния с Наполеоном, во время первой Польской кампании 1792-1794 гг, он сподобился похвалы Суворова, который писал, что Беннигсен «обнаружил качества хорошего кавалерийского офицера — пыл, отвагу, быстроту». Генерал не растерял этих качеств к начину компании 1806 года в Польше, и при Пултуске с 40-тысячным корпусом нанёс жестокое поражение корпусу Ланна, отчитавшись об этом как о победе над самим Наполеоном. За что получил орден Святого Георгия 2-й степени, а также командование армией.

Однако уже в ходе операции, какая в первые дни февраля 1807 года привела русских и французов к Эйлау, Беннигсен ухитрился упустить сразу несколько возможностей колотить наполеоновских маршалов Нея и Бернадота по частям. Генерал всеми силами пытался прикрывать Кёнигсберг, а также искал соединения с усиленным несколькими русскими полками прусским корпусом Лестока. Пруссаки усердствовали опираться на приморскую часть Восточной Пруссии, прикрывая Данциг, откуда было налажено бесперебойное снабжение из Англии.

В дни тихого отступления к окрестностям Кёнигсберга и русской границе генералу П.И.Багратиону во главе арьергарда армии Беннигсена пришлось не раз отбиваться от превосходящих сил неприятеля. В ночь на 8 февраля (все даты – по новому стилю) Багратион сумел сохранить за русскими горящий Эйлау – по сути, отличную оборонительную позицию. Однако в итоге жуткой ночной неразберихи, когда командующий Беннигсен, не имея почти никакого представления о деле, фактически устранился от руководства сражением, городок был оставлен.

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

Прёйсиш-Эйлау, утро 8 февраля 1807 года. Французы и русские на исходных позициях. Даву на подходе, Ней на марше, а Лесток торопится на помощь.

Но возможно, когда следующим утром началась сильнейшая метель, это даже сыграло русским на руку, поскольку артиллерия получила неожиданную возможность почти в упор расстреливать сходящие из узких улочек Эйлау французские колонны. К тому времени, имея на руках перехваченное казаками французское донесение, Беннигсен ведал, что Наполеон планирует нанести главный удар по его левому флангу. Для этого к полю сражения спешно выдвигался 3-й корпус маршала Даву. В то же пора правому флангу грозил обход Нея, параллельным курсом которому к окрестностям Эйлау выдвигались полки фон Лестока.

Удар Даву предварили штурмы корпусов маршала Сульта – на правое русское крыло и маршала Ожеро – по центру. Именно этот корпус из-за грянувшей пурги сдвинулся от Эйлау правее и попал под уничтожающий картечный огонь 70-пушечной русской батареи. Беннигсен, ставка какого расположилась рядом с селением Ауклаппен, несколько раз выезжал непосредственно к линиям русских пехотных полков, не выпуская из рук управления сражением, и это признают все мемуаристы, вплоть до весьма критически настроенных Ермолова и Давыдова.

Беннигсен отдавал распоряжения командиру русского резерва генералу Дохтурову, какой возглавил контратаку против кавалерии Мюрата и Бессьера, едва не прорвавшей русский центр. После того, как в сражение вступили дивизии корпуса Даву и был утилитарны опрокинут весь левый фланг русской позиции, случились два эпизода, которые до сих пор остаются предметом полемики для историков. Даже в ходе каждогодних реконструкций сражения в окрестностях современного Багратионовска возникают споры, как же изображать Беннигсена.

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

Именно в тот момент, когда войска Даву захватили Кучиттен и едва-едва не перерезали коммуникации русской армии, Беннигсен поспешил в тыл, а если верить его мемуарам – навстречу подходящему корпусу Лестока. О том, повстречались ли Беннигсен и Лесток, тоже до сих пор идут споры. Где-то в запасниках немецких музеев даже хранятся картины, изображающие эту повстречаю, но критики русского командующего предпочитают утверждать, что он то ли заблудился, то ли просто сбежал с поля боя, считая дело проигранным. Будем находить за главное то, что Беннигсен вернулся.

Тем не менее, старый пруссак Лесток, которому было уже почти 70, подоспел вовремя, и подлинно бросился на Даву в первых рядах своих гусар. Антон Вильгельм фон Лесток, этот старый прусский гусар, деды которого были беглыми французскими гугенотами, мирно умер 77-летним, за полгода до окончания наполеоновских войн. Но ещё в 75 он продолжал воевать с Наполеоном, и знаменитое: «гусар, не убитый в 30 лет – не гусар, а дрянь», это именно о нём.

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

Генерал Антон Вильгельм фон Лесток — в России его пристойный портрет отыскать совсем непросто

Напомним, эти слова приписывают как раз французам — и маршалу Ланну, и генералу Лассалю, а фон Лестоку попросту повезло. Повезло не быть убитым в 30 лет и выжить в составе полка Цитена, который ещё при Фридрихе Великом был первым, какой бросали в самое пекло. Повезло Лестоку и оказаться вместе с русскими на поле боя под Эйлау и по праву заслужить славу победителя Наполеона, буквальнее – одного из победителей.

А Беннигсен, вернувшись в ставку, которая уже передвинулась в тыл правофланговому корпусу Тучкова, успел уже к следующему спорному эпизоду. Впрочем, о роли Беннигсена в этом случае спорят куда меньше, скорее – делят лавры. И делят двое куда более прославленных, уже за 1812 год, генерала – Кутайсов и Ермолов.

Кутайсов очутился под Эйлау как командир конной артиллерии, в звании генерал-майора, хотя ему было всего 22 года. Впрочем, удивляться тут нечему, поскольку гвардии полковника Кутайсов сумел получить уже 15-летним – благодаря протекции папу, всесильного фаворита при Павле I. Но на поле страшного боя он, по свидетельству очевидцев, чуть ли не развлекался, курсируя на коне от одного фланга к иному, от одной батареи к другой. И всё же, никто не сказал и уже не скажет, что его конные роты оказались в нужное время в нужном месте без ведома Кутайсова. Впрочем, без ведома главнокомандующего Беннигсена, они там тоже вряд ли могли очутиться.

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

Генерал А.И.Кутайсов — юный гений русской артиллерии, павший при Бородино

Что же касается Ермолова, то он – 30-летний ветеран первой Польской компании 1790-х годов и Персидского похода, соратник Суворова, переживший опалу и арест, был под Эйлау в том же звании, что и Кутайсов – генерал-майора. Однако он во другой Польской компании с огромным трудом получил под командование всего лишь… роту конной артиллерии и просто не мог не ревновать Кутайсова. Из мемуаров Ермолова вытекает, что это именно он принял нужное решение и привёл на отступивший левый фланг вместе со своей конной ротой ещё две для того, чтобы «стукнуть по Давусту».

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау

А.П.Ермолов — в компанию 1807 года этому генералу пришлось командовать всего лишь… ротой конной артиллерии

Мы не будем даже пробовать выяснить, кто из них – Кутайсов или Ермолов стремительно пригнал под Ауклаппен 36 орудий конной артиллерии и отбил новый натиск дивизий Фриана и Морана. Куда значительнее иное – героями Эйлау надо считать не только их, но и Лестока и даже генерала Беннигсена. Пусть он и отдал приказ об отступлении с кровавого поля, на каком Наполеон впервые не смог одержать победу.

Фельдмаршал Кутузов, который, между прочим, яро ненавидел Беннигсена, но при этом терпел его во главе своего штаба в 1812 году, тоже приказал отходить от Бородино. Он также приказал оставить Москву, за что был ненавидим буквально всеми. Кутузов долго потом выносил оскорбления, не отвечая на обвинения и поклеп, чтобы в итоге «победить непобедимого». А ведь впервые такое определение относилось как раз к Беннигсену.

Источник

Материал полезен?

Они побеждали Наполеона. Доля 2. Герои Эйлау