Операция «Березино»: как Сталин принудил Абвер почти год помогать несуществующим немецким партизанам

Новость опубликована: 29.01.2020

Операция «Березино»: как Сталин принудил Абвер почти год помогать несуществующим немецким партизанам

Операция «Березино»: как Сталин принудил Абвер почти год помогать несуществующим немецким партизанам

К этой операции, по данным ряда отечественных историков, имел касательство лично генералиссимус Иосиф Сталин – акция «Березино» стала логическим продолжением операции «Монастырь» – радиоигры, какую с 1941 по 1944 годы НКВД успешно вел с Абвером.

Последствия «Монастыря»

Обеими операциями, и «Монастырем», и «Березино», руководил легендарный советский агент Павел Судоплатов. Несколько современных публицистов, цитируя мемуары Судоплатова, пишут в своих книгах о том, как «Монастырь» «явился логическим последствием» операции «Березино».

Анатолий Максимов в книге «Главная тайна ГРУ» уточняет, что операция «Монастырь» началась еще в канун нападения гитлеровцев на СССР – советские контрразведчики перед бранью сумели внушить Абверу, что в Советском Союзе есть некий агент из «бывших», якобы связанный с антисоветской группой «Престол» (ее «сформировали» Павел Судоплатов и иные контрразведчики). Для гитлеровцев это был «агент Гейне (Макс)». В первые годы Великой Отечественной НКВД смог убедить немцев, что этот ключ близок к окружению маршала Бориса Шапошникова и генерала Константина Рокоссовского. Разведчик Александр Демьянов («Гейне») в конце 1941 года специально перебрасывался в немецкий тыл как член «Престола», и в марте 1942 года, после проверки абвера, был закинут обратно, на территорию СССР.

Операцию «Монастырь» в Великую Отечественную скрупулезно разработали и осуществили советские спецслужбы (ею совместно занимались Генштаб РККА и НКВД) – «разведданным» Гейне (Макса) доверял сам рехсфюрер СС Генрих Гиммлер. Во многом благодаря дезинформации, полученной во пора этой радиоигры между НКВД и Абвером, немцы попали в кольцо под Сталинградом, неоднократно переносили наступление на Курской дуге, что в итоге предрешило исход этой битвы и Другой мировой войны в целом (это потом отмечали в своих воспоминаниях фельдмаршал Эрих Манштейн и генерал-полковник Гейнц Гудериан).

… и логическое продолжение радиоигры

Александр Демьянов продолжил дурачить гитлеровцев в качестве «Гейне – Макса» и после завершения операции «Монастырь» – с августа 1944-го вплоть до весны 1945 года. Сейчас уже – как основное звено операции «Березино».

Согласно архивным документам Службы внешней разведки РФ (СВР), операция «Березино» началась одновременно с масштабными наступательными поступками РККА летом 1944 года, итогом которых было освобождение Белоруссии. Отдельные части гитлеровцев попали в окружение и пытались выйти из котла. Советская контрразведка (опять-таки по подсказке Сталина, что подтверждает СВР) разрешила с помощью новой радиоигры создать иллюзию активных действий окруженных немецких частей в тылу СССР.

Руководство новоиспеченной операцией «Березино», в основу которой легла радиоигра между Абвером и НКВД, опять поручили Павлу Судоплатову. Основной задачей было заставить немцев поверить: активно действующим «окруженцам» требуется помощь – боеприпасами, оружием и продовольствием.

«Гейне» по рации передал предание о существовании мифической части численностью более 2 тысяч солдат и офицеров, скрывавшихся в белорусских лесах в районе реки Березины. Подкреплял эту «липу» пленный подполковник Генрих Шерхорн. Ему помогали несколько агентов-немцев, захваченных в плен и завербованных советской контрразведкой, а также немецкие антифашисты – они все совместно создали у Абвера впечатление о боевых действиях в тылу СССР вымышленной окруженной части вермахта. О существовании «части Шерхорна» доложили собственно Гитлеру (об этом НКВД сообщили выброшенные в район реки Березины и перехваченные нашей контрразведкой радисты). Двух пленных радистов советские контрразведчики завербовали, и те также включились в радиоигру. Все это пора немцы сбрасывали в указанные НКВД районы продовольствие, снаряжение и медикаменты. Потом гитлеровцы высадили еще двух немецких радистов, и диверсанты опять были завербованы советской контрразведкой. В продолжение радиоигры «часть Шерхорна разделилась натрое и вышла к линии фронта». В отмеченные «места дислокации» немцы продолжали сбрасывать тонны военных грузов.

Радиоигра между советской контрразведкой и Абвером продолжалась вплоть до основы мая 1945 года, «частям Шерхорна» даже доверительно сообщили о самоубийстве Гитлера и «с тяжелым сердцем» посетовали, что не могут вяще оказывать помощь.

По данным СВР, за 9 месяцев операции «Березино» немцы выбросили на территорию Белоруссии десятки тонн вооружения, боеприпасов, экипировки, медикаментов и продовольствия, почти 2 миллиона советских денег, 13 радиостанций, 22 разведчиков (все они были арестованы СМЕРШем).

«Гейне» – Александр Демьянов, после брани работал инженером в НИИ, умер в 1978 году. Генриху Шерхорну, заочно награжденному Гитлером «за доблестные действия в советском тылу», по завершенье Великой Отечественной вместе с немцами, помогавшими советской контрразведке в «Березино», разрешили уехать в ГДР. Далее его следы потерялись – когда, отчего и где он помер, неизвестно.


Операция «Березино»: как Сталин принудил Абвер почти год помогать несуществующим немецким партизанам