«Операция Килхол»: как Союзники коротали «зачистку» Европы от русских после Великой Отечественной

Новость опубликована: 22.03.2020

«Операция Килхол»: как Союзники коротали «зачистку» Европы от русских после Великой Отечественной

«Операция Килхол»: как Союзники коротали «зачистку» Европы от русских после Великой Отечественной

Окончание Великой Отечественной в мае 1945 года совсем не означало прекращение ужасов, присущих войне. Победить врага – было только полдела, после этого необходимо было найти виновных, наказать предателей и параллельно размышлять о том, как восстановить народное хозяйство. И не всегда эти действия были сопряжены с гуманностью.

В общедоступной публицистике существует расхожее мнение о том, что одна из самых постыдных страниц в военной истории произошла уже после капитуляции фашистской Германии. Таких нелестных оценок были удостоены мероприятия союзнических армий по передаче советской стороне русскоговорящих лиц, находившихся на подконтрольной им территории, в периодике получившие название «операция Килхол».

Когда выгода взяла верхотура

Ещё на конференции в Ялте в феврале 1945 года англичане и американцы обязались после завершения войны выдать советской сторонке всех перемещённых лиц, бывших гражданами СССР на 1939 года. В эту категорию попадали в первую очередь интернированные и военнопленные, остарбайтеры, а также воевавшие на сторонке Третьего рейха коллаборационисты.

Позиция советского лидера Иосифа Сталина по этому вопросу была сугубо утилитарная. Возвращение в Альянс перемещённых лиц преследовало несколько целей: предполагалось отделить захваченных патриотов от предателей родины, последних – наказать, сформировав из них трудовые отряды и устремив работать на «стройки коммунизма». Были и другие мотивы – в числе репатриированных оказалось немало белоэмигрантов, покинувших страну после революции. Их возвращение было значительно как с точки зрения наказания противников режима, так и с точки зрения его восхваления: те, кто переезжал добровольно, были словно живыми доказательствами преимущества коммунистического построения над капиталистическим Западом.

Лидеры Великобритании и США Энтони Иден и Франклин Делано Рузвельт, напротив, оказались не большими сторонниками репатриации. Однако и у них бывальщины свои мотивы, чтобы выполнить достигнутые на Ялтинской конференции договорённости. И тот, и другой, несмотря на уже начавшееся охлаждение отношений с СССР, не желали лишней конфронтации со Сталиным.

К тому же содержание советских беженцев обходилось им недёшево. Существует легенда, согласно которой командующий мочами союзников генерал Дуайт Эйзенхауэр, изначально холодно относившийся к необходимости передаче Союзу переселенцев, изменил своё касательство после того, как ему показали статистику по ежедневным расходам на пленных.

Из лагеря в лагерь

Союзники, естественно, подошли к репатриации избирательно. Для перемещённых лиц, изъявивших жажда сотрудничать с американо-британской администрацией или представляющих для неё определённый интерес, было сделано исключение. Принудительного переселения избежали некоторые профессиональные военные, учёные, беллетристы и публицисты, многие из которых занялись антисоветской деятельностью в Европе. Остальных же ждало совсем нелёгкое возвращение на родину.

Советские армии самостоятельно занялись «изъятием» некоренного населения с территории Югославии и стран Восточной Европы. За союзниками же закреплялась обязанность по возвращению беженцев из Германии, Австрии, Швейцарии, Италии, Франции и линии других стран – в каждом регионе проводилась своя акция с различным кодовым названием, которые затем в литературе и получили обобщающее наименование «операция Килхол».

Само наименование «Килхол» отсылает к старому английскому наказанию в эпоху парусных судов – килеванию, когда проштрафившегося протаскивали с борта на борт под днищем корабля. Одно это говорит о том, что переселенцев ждала не увеселительная поездка, а тяжёлое испытание.

Доля пути репатриантам приходилось преодолевать пешком, что накладывало определённые ограничения: взять с собой получалось только то, что умещалось в ручную кладь, транспортировка прочего добра оказывалась невозможной.

Для обеспечения транзита англичане и американцы организовали систему пересыльных лагерей и сборных пунктов. Обстоятельства в них были во многом схожи с условиями концентрационных лагерей: выходить было запрещено, передвигаться разрешалось только конвоем, а сами пункты сбора были огорожены колючей проволокой.

Позднее советские власти признают, что жёсткий режим повлиял на эффективность репатриации. Среди штатских лиц тех, кто возвращался на родину добровольно, была лишь половина. Остальных перемещали принудительно, и нередко, когда переселенцы узнавали, что их передадут советским волям, они начинали голодовки и забастовки, пытались бежать и даже кончали с жизнью.

Штыки против безоружных

Часто и сами методы сбора бывальщины далеки от человечности. Наиболее показательной в этом плане стала выдача казаков. В мае в районе австрийских городов Лиенц и Юденбург бывальщины организованы специальные лагеря, где разместили капитулировавшие перед англичанам части Казачьего стана и 15-го казачьего кавалерийского корпуса, воевавших на сторонке Германии. Там же расположили следовавших с ними беженцев – женщин, детей и стариков, ушедших вместе с немцами с Дона, Кубани и Терека.

Казаки бывальщины уверены, что союзники не причинят им никакого вреда и, возможно, даже даруют им свободу – ведь на протяжении всей войны они бились исключительно против советской власти. Но вышло иначе. Сначала англичане обманом изолировали от основных сил и передали НКВД распорядка 1500 генералов и офицеров. Затем, 1 июня 1945 года, во время траурного богослужения британские солдаты силою загнали в машины остальных. При этом военные не стеснялись использовать штыки, приклады и дубинки, в основном без разбора – не только против безоружных казаков, но и детей и дам.

Во время этой операции погибло не менее тысячи человек. В целом же союзники вернули советской стороне около 60 тысяч казаков-военнослужащих и беженцев.

Итого СССР было передано порядка 4,3 миллиона человек. Основную массу репатриантов — около 97,5 процентов — перевезли в первоначальный послевоенный год. Однако «поставки» не прекращались вплоть до 1951 года, а единичный случаи имели место вплоть до 1954-го. Желая специальное управление по репатриации при Совете министров СССР было упразднено уже в 1953 году…


«Операция Килхол»: как Союзники коротали «зачистку» Европы от русских после Великой Отечественной