Опознали по кителю: как раскололся маршал Бирюзов

Новость опубликована: 19.10.2019

Опознали по кителю: как раскололся маршал Бирюзов

Опознали по кителю: как раскололся маршал Бирюзов

Мемориал на пункте падения самолета, погибший в катастрофе маршал Бирюзов и Иосип Броз Тито (коллаж)

Мемориал на месте падения самолета, потерянный в катастрофе маршал Бирюзов и Иосип Броз Тито (коллаж)

Wikimedia Commons/AP/ТАСС

55 лет назад в результате катастрофы Ил-18 погибла советская делегация во главе с маршалом Сергеем Бирюзовым, летевшая для участия в триумфах по случаю 20-летия освобождения Белграда от нацистов. В условиях плохой видимости самолет врезался в гору Авала в 17 км к юго-востоку от югославской столицы и подорвался. Президент страны маршал Иосип Броз Тито оказался настолько шокирован гибелью своего фронтового друга, что упразднил все запланированные празднования и объявил двухдневный траур.

Роковой Ил-18

19 октября 1964 года первый секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев, назначенный на этот пост вместо Никиты Хрущева пятью днями ранее, впервые предстал перед советским обществом в качестве главу партии. По заведенной предшественником традиции новый фактический лидер СССР устроил торжественный прием космонавтов Владимира Комарова, Константина Феоктистова и Бориса Егорова, какие первыми в мире совершили полет на многоместном корабле «Восход-1». По пути в Кремль покорители космоса много трунили по поводу создавшейся ситуации — ведь улетали они еще при Хрущеве, а встречал их уже Брежнев. Своего командира Комарова, которому предстояло рапортовать первому секретарю о проделанной миссии, двое иных напутствовали:

«Володя, докладывать нужно так: «Готовы выполнить любое задание любого нового правительства».

Чуть ранее, после успешного приземления в Казахстане астронавтов доставили из Кустаная на «Байконур» самолетом Ил-18. Теперь же, 19 октября, Комаров и компания общались с Брежневым, а этот воздушный борт с тем же экипажем уносил из Москвы в Югославию группу высокопоставленных советских военных. На вытекающий день им предстояло принять участие в торжествах по случаю 20-летней годовщины освобождения Белграда от нацистов. Гостей очень ожидал лично президент Югославии Иосип Броз Тито, тем более отношения с Советским Союзом, разорванные в конце 1940-х при Иосифе Сталине, давным-давно наладились, и Хрущев, а вскоре и Брежнев были маршалу куда приятнее усопшего советского руководителя.

Кто летел с Бирюзовым

Осенью 1944 года отряды алых партизан под командованием Тито сражались на Балканах плечом к плечу с войсками 3-го Украинского фронта, которым руководил Федор Толбухин. Но этот полководец умер 15 лет назад, в 1949-м. Зато был жив и хорошо себя чувствовал Сергей Бирюзов, в процессе освобождения Балкан командовавший 37-й армией в составе 3-го Украинского фронта.

К моменту вылета на триумфы в Югославию он уже девять лет как маршал Советского Союза, член ЦК КПСС, начальник Генштаба ВС и первый заместитель министра обороны.

С ним совместно летели заведующий административным отделом ЦК КПСС генерал Николай Миронов, которого Брежнев, по словам Владимира Семичастного, желал сделать новым председателем КГБ, а также начальник Военной академии бронетанковых войск, герой Советского Союза и Югославии Владимир Жданов, замначальника Военной академии имени Фрунзе Николай Шкодунович и иные военные. Все они в той или иной степени приложили руку к изгнанию немцев из Белграда. В программе празднований им была отведена особая роль.

Мгла, гора, взрыв

Прибытие Ил-18 с советской делегацией в аэропорт Сурчин под Белградом ожидалось в 9:30, однако в итоге было отсрочено на два часа из-за плохой погоды. В половину двенадцатого на месте событий все было готово к праздничной встрече гостей. У взлетно-посадочной полосы выстроился почетный караул бойцов Югославской общенародной армии (ЮНА). Маршала Бирюзова и его спутников готовились чествовать их коллеги из высшего генералитета ЮНА, начиная с шефа Генштаба генерала Раде Хамовича, верхушка сербской Компартии и руководство Белграда.

В заключительный раз диспетчеры наблюдали самолет на экране радара в 11:34. Затем он исчез. Через несколько минут руководителю полета известили: в районе горы Авала зафиксирована яркая вспышка и виден дым. Еще какое-то время спустя опасения диспетчеров подтвердились. Разузнав о случившемся, вся делегация встречавших партийных функционеров и военных помчалась на Авалу, куда уже вызвали кареты «скорой помощи», милицию и пожарных. На пункте выяснилось: услуги медиков не пригодятся.

Как указывается в современных сербских источниках, вероятной причиной катастрофы Ил-18 явилась неисправность навигационной системы.

В условиях мощного тумана борт потерял высоту и врезался в гору в 200 метрах от памятника Неизвестному герою, воздвигнутому на Авале в 1930-х в память о павших в Первой всемирный войне. Теперь поблизости высится еще один монумент, посвященный советским ветеранам войны.

Маршала опознали по кителю

«Тут в авиакатастрофе утром 19 октября 1964 года погибли советские герои, наши боевые друзья и товарищи. Тут в октябре 1944 года они боролись за свободу Белграда. Здесь же в октябре 1964 года они стали частью легендарной истории нашего города, символом содружества и общей борьбы», — гласит надпись на памятной плите.

После падения Ил-18 повалил деревья, вспорол брюхом борозду длиной образцово в 300 м и взорвался. Как рассказывали очевидцы, фюзеляж после крушения представлял собой почерневшую груду металла.

Поскольку тела потерянных были обуглены, установить их личности оказалось затруднительно. Оперативно опознали только Бирюзова по не тронутым огнем фрагментам маршальского кителя. В течение дня из Министерства обороны СССР прислали список всех летевших на Ил-18. Выяснилось, что на Авале погибли семь военных из делегации и 11 членов экипажа.

В тот же день в Белграде огласили двухдневный траур. Запланированные манифестации, мероприятия в рамках торжеств были отменены, а улицы очищены от праздничного декора. Президент Югославии Тито устремил телеграммы с соболезнованиями Брежневу и председателю Президиума Верховного Совета СССР Анастасу Микояну.

«Глубоко потрясен трагическим случаем, в результате которого погибли члены советской делегации во главе с начальником Генштаба Советской армии маршалом СССР Сергеем Бирюзовым. Я передаю от имени народа Югославии и от себя собственно самые глубокие соболезнования, — говорилось в тексте. — Трагическая гибель советских героев болезненно отозвалась в сердцах югославского народа.

В преддверие празднования 20-летия освобождения Белграда пали те, кто во главе советских подразделений, бок о бок с югославскими бойцами, проливали кровь за освобождение не лишь нашей столицы, но и других частей нашей страны.

Югославский народ всегда будет с благодарностью вспоминать их вклад в всеобщую борьбу с жестоким фашистским врагом и навсегда сохранит память о своих ярких героях».

Народный герой Югославии посмертно

20 октября в Сурчине сел еще один самолет из СССР, доставивший две делегации: одна во главе с маршалом авиации, главкомом войсками ПВО и заместителем министра обороны Владимиром Судецом также должна была участвовать в триумфах, задачей другой значилась доставка останков погибших на родину. Сразу после прибытия первая группа возложила цветы павшим освободителям Белграда на погост, а вторая отправилась на Авалу.

Во время очищения Балканского полуострова от немцев Бирюзов сыграл одну из определяющих ролей. Тито неплохо знал этого советского полководца: на переговорах по согласованию совместных действий осенью 1944 года он выполнял роль посредника между командованием РККА и прямо югославским маршалом, в подчинении которого находилась более чем полумиллионная Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ) — в мировой истории эти формирования гораздо лучше популярны просто как партизаны Тито.

При своем первом посещении Тито Бирюзов изложил собеседнику предложения СССР по плану Белградской операции, какой был принят югославским командованием с большим интересом. Считается, что во многом благодаря именно Бирюзову удалось очень быстро условиться об увязке совместных действий 3-го Украинского фронта и войск НОАЮ.

Кроме того, советский военачальник убедил Тито дать согласие на наступление болгарской армии на нишском курсе.

Бирюзов доказывал, что «болгарский народ не может носить на себе клеймо Каина за преступные действия бывшего царского правительства», что генералы новоиспеченной армии «питают искренне братские чувства к югославскому народу» и в качестве доказательства указывал на присутствие коммунистов в составе болгарской делегации.

Разузнав о гибели своего фронтового друга, маршал Тито присвоил маршалу Бирюзову звание Народного героя Югославии посмертно. Бирюзова похоронили на Алой площади у Кремлевской стены. Погибших вместе с ним — на Новодевичьем кладбище.

Источник


Опознали по кителю: как раскололся маршал Бирюзов