Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов

Новость опубликована: 22.05.2019

Битва при Ялу. В двух прошедших материалах мы подробно рассказали о численности и технических характеристика японских и китайских кораблей, встретившихся в битве при Ялу. Сегодня рассказ пойдет уже о самом сражении.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Крах китайского крейсера. Японская литография (Справа ошибочно изображен крейсер «Мацусима»). Художник Сюко Накамура. (Британская библиотека, Лондон)

Утро 17 сентября 1894 года. Легковесный восточный ветерок…

К месту сражения японские корабли подошли утром 17 сентября 1894 года. Их дымы бывальщины замечены китайцами, стоявшими в устье реки Ялу. Тут же была объявлена боевая тревога на китайских кораблях. Команды тут же начали стряпать их к бою и поднимать пары. Из труб китайских кораблей повалил дым, он становился все гуще и поднимался все выше и через полтора часа его в свою очередность увидели и японцы. Они взяли курс на север, тогда как китайцы в свою очередь двинулись на юг и таким образом столкновение двух эскадр сделалось неизбежным. Китайские корабли перед боем были перекрашены в «невидимый серый» цвет. Японские оставались в ярко-белыми. В своем интервью «Сенчури» шагавший на китайском флагмане в качестве его капитана американец Филон Нортон Мак-Джиффин впоследствии сообщал, что погода была «великолепной, легковесный восточный ветерок едва рябил поверхность». Но имеются и такие свидетельства, что восточный ветер был довольно свежим, небо было сумрачно, а волнение – весьма сильным. То есть если уж мнения о погоде различаются настолько сильно, то… что можно говорить обо всем прочем? Даже к тем, кто участвовал в этом сражении вполне подходит выражение «врет, как очевидец!»

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
«Большой желтый флаг»

По мнению Мак-Джиффина китайские корабли неплохо вооружены и защищены, а артиллеристы успели за лето отлично практиковаться. По его мнению, японцы были столь же доблестны, но возможно они чересчур многое поставили на карту и этим отличались от китайцев. Уничтожение японского флота привело бы к уничтожению небольшой японской армии в Корее, поскольку она была бы отхвачена от подвоза подкреплений и припасов. Именно поэтому японцам требовалось победить любой ценой.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Сегодня броненосец «Динъюань» (флагман адмирала Дин Жучана) является популярным в Китае кораблем-музеем. Причем, выстроенным заново от киля и до верхушек мачт.

Приготовления перед боем. Китайцы

Как уже отмечалось, китайские корабли некоторым образом бывальщины «модернизированы» перед боем. На броненосцах были сняты броневые колпаки башен главного калибра, но броневые прикрытия 6-дюймовых орудий, назализованные и кормовые, были сохранены, поскольку предохраняли людей не столько от вражеских снарядов, сколько от ударной волны и газов собственных 12-дюймовых орудий. Боковые крылья мостика бывальщины отрезаны; все поручни и веревочные лестницы сняты всюду, где только возможно. Койки экипажа были использованы в качестве «панцири» для скорострельных орудий, а внутри надстройки уложены мешки с песком на высоту четырех футов. Внутри этого ограждения ровно на палубе хранилось несколько десятков 100-фунтовых выстрелов и снарядов для 6-дюймовых пушек, чтобы обеспечить их быстрое сервис. Большая часть стекла из иллюминаторов вынули и отправили на берег. Уголь, насыпанный в мешки также был использован для защиты, где лишь возможно. И надо сказать, что эта защита при помощи угольных мешков и мешков с песком служила китайцам добрую службу, поскольку после боя в них отыщи несколько неразорвавшихся снарядов и осколков.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Вот так впечатляюще выглядят его орудия главного калибра.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
А вот это бортовой торпедный аппарат.

Сильные и немощные стороны

Следует подчеркнуть еще и то важное обстоятельство (оно было подробно рассмотрено в двух предыдущих материала), что, хотя эскадры и заключались из примерно равного количества кораблей, они сильно отличались во всем остальном. Японцы имели в своем составе единообразные бронепалубные крейсера так именуемого «эльзвикского типа», которые имели высокую скорость хода и многочисленную среднекалиберную артиллерию. Четыре самых быстроходных крейсера японцами бывальщины выделены в особый «Летучий отряд», который мог действовать отдельно от более тихоходных кораблей, тогда как китайцам приходилось ориентироваться на скорость их самого тихоходного корабля. В тоже пора главным преимуществом китайской эскадры было то, что в нее входили двух больших броненосца, более крупные и лучше защищенные, чем любой из японских. В тоже пора все прочие китайские крейсера по водоизмещению были меньше, чем японские. Китайские броненосцы имели по четыре 12-дюймовых орудия, а крейсера — от одного 10-дюймового до трех 8-дюймовых орудий, но вот в касательство среднекалиберных орудий их число ограничивалось всего лишь одним-двумя. Следует учитывать и существенную разницу в типах снарядов: японские орудия били осколочно-фугасными снарядами, многие из которых, особенно на новых кораблях имели заряды из мелинита, тогда как китайские были в основном бронебойными. Истина, адмирал Дин потребовал поставить ему фугасные снаряды, и они частично были поставлены, но в таком мизерном количестве, что составляли не более четверти от итого боезапаса на обоих китайских броненосцах. Что же касается такой важной составляющей, как «боевой дух», то он у экипажей на обеих эскадр был очень рослым, что подтверждается свидетельствами с обеих сторон.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Фирма «Бронко» выпускает модель броненосца «Динъюань» в масштабе 1:350.

Флаги, песок и пожарные рукава

С 8 утра на китайских кораблях развивались флаги обычного размера, но теперь на флагмане был поднят огромный желтый национальный флаг. Флаг адмирала на флагмане тоже был заменен на вящий по размерам. Тотчас подобную замену произвели на каждом китайском корабле, а японцы последовали их примеру. Теперь навстречу товарищ другу двигались двадцать два корабля, сверкающие свежей краской и с весело развевающимися флагами на мачтах. Но так красиво все было извне. Внутри все было готово к бою. На китайских кораблях темнокожие мужчины с повязками на головах и рукавами, закатанными до локтей, лежали на палубах под заслоном мешков с песком, держа в руках картузы с порохом, чтобы обеспечивать их быструю подачу к орудиям. Было решено, что заряды не вытекает где-либо складывать, чтобы случайный снаряд не вызвал бы их воспламенения. Поэтому их передавали по цепочке их рук в руки. Чтобы ноги этих подавальщиков не скользили, палубы присыпали песком. Пожарные шланги были заранее раскатаны и наполнены водой, чтобы в случае пожара не тратить на это драгоценное пора.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Модель бронепалубного крейсера «Цзиньюань» фирмы «Бронко» в масштабе 1:350.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
А это от него коробка…

Клин против линии

Бэйянский флот подвигался на юг со скоростью примерно 7 узлов. При этом его построение имело форму полумесяца или клина, обращенного в сторону противника. В самом середине находились броненосцы «Динъюань» (флагман адмирала Дин Жучана) и «Чжэньюань». На их флангах, прикрывая броненосцы, находились броненосные и бронепалубные крейсера, а слабейшие и устаревшие корабли замыкали построение, как слева, так и справа.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
«Цзиньюань» фото тех лет.

Все японские корабли шли построением кильватерной колонны и имели скорость 10 узлов. Первым шел «Летучий отряд» под командованием контр-адмирала Кодзо Цубои, в состав какого входили наиболее быстроходные японские крейсеры «Ёсино», «Такачихо», «Нанива» (его командиром был будущий прославленный адмирал Х. Того), и «Акицусима». За ними шли основные мочи, которыми командовал вице-адмирала Сукэюки Ито: крейсера «Мацусима» (его флагманский корабль), «Чиода», «Ицукусима» и «Хасидатэ». В арьергарде были такие слабые и устаревшие корабли, как «Фусо» (малый казематный броненосец), броненосный корвет «Хиэй», канонерская лодка «Акаги» и штабное корабль «Сайкё-мару». Когда в 12 часов адмирал Ито наконец-то обнаружил китайские корабли в пределах прямой видимости, он тут же приказал своей эскадре владеть ход в 14 узлов. На кораблях «Летучего отряда» развили, однако, 16-узловой ход, поэтому он начал понемногу уходить вперед от своих основных сил. А в ходе боя адмирал Цубои действовал уже совершенно самостоятельно.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Японский крейсер «Мацусима». Раскрашенное фото 1905 года.

Сражение начинается!

Дальше МакДжиффин в своем интервью сообщает, что его лейтенант на дальномере постоянно объявлял дальность, после чего на мачте каждый раз поднимали небольшой сигнальный флаг. Извещения следовали одно за другим: «Шесть тысяч метров!», «Пять тысяч восемьсот», «шестьсот», «пятьсот!» Наконец последовала дистанция: «пять тысяч четыреста!» И тут от борта китайского флагмана отделилось огромное облако белоснежного дыма. Снаряд подбросил в воздух белопенный столб воды, лишь чуть не долетев до крейсера «Ёсино», и бой начался. Было гладко 12:20 часов дня, хотя есть данные, что первый выстрел с китайской стороны прозвучал в 12:50.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
На борту «Мацусимы». Художник Кобаяси, Киётика. (Британская библиотека, Лондон)

Причем, поскольку башенные орудия «Динъюаня» били прямо по курсу ударной волной, которая при этом обрушилась на мостик, были контужены сразу несколько офицеров, вводя и самого адмирала Дина. Какое-то время он приходил в себя, а эскадрой командовал капитан Лю Бучан. В час дня наконец-то открыли пламя и японцы. При этом ушедший вперед «Летучий отряд» адмирала Цубои, а потом и главные силы адмирала Ито, начали обходить китайские корабли с заката. При этом от огня японских крейсеров, стрелявших фугасными снарядами, сильнее всего пострадали такие безбронные корабли, как «Чаоюн» и «Янвэй», бывшие на правом фланге. На обоих судах вспыхнули пожары, и они направились в сторону берега.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
«Дзиньюань» ведет огонь по японским кораблям. Рисунок на стр. 99 из английского иллюстрированного издания 1895 года «Морские сражения девятнадцатого столетия в иллюстрациях». Том 2. (Британская библиотека, Лондон)

Отважный «Хиэй»

В свою очередь китайский центр также сделал заворот на юго-запад и оказался в хвосте японской эскадры прямо напротив тихоходных кораблей ее арьергарда, которые от главных сил адмирала Ито немножко отстали. Китайские броненосцы сначала сблизились с корветом «Хиэй», и дали по нему несколько выстрелов из своих крупнокалиберных орудий, а затем выпустили по нему торпеды. Истина, торпеды китайцев в него не попали, но зато цели достигли 12-дюймовые снаряды, в результате чего «Хиэй» получил несколько тяжких повреждений. Спастись от неминуемой гибели он смог лишь только совершив смелый маневр. Он резко повернул навстречу фронту китайских кораблей и… прошел между ними! При этом, очутившись на траверзе броненосцев, он получил еще два попадания 12-дюймовыми снарядами практически в упор. Китайцы были уверены, что японский корабль обречен, и затонет непременно, но команда «Хиэй» сумела спасти свой корабль и вывести его из боя.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Японский крейсер обстреливает китайский корабль. Художник Кобаяси Киётика. (Британская библиотека, Лондон)

Счастливчики «Акаги» и «Сайкё-мару»

Канонеркой ладье «Акаги» тоже досталось, когда ее атаковал броненосный крейсер «Лайюань». На судне были сбиты мачта и труба, погиб ее командир, и также масса матросов было убито и ранено. Но и ее экипаж своим ответным огнем сумел поразить китайский корабль. На «Лайюане» завязался пожар, и крейсер вынужден был прекратить преследование поврежденной канонерки. Штабной пароход «Сайкё-мару», на котором находился вице-адмирал Сукэнори Кабаяма, пришедший сюда для инспекции, шедший концевым, подвергся поочередному обстрелу со всех китайских кораблей, только чудом не отправивших его на дно. Два китайских крейсера начали его гнаться и тогда адмирал Ито чтобы спасти «Сайкё-мару» направил ему на помощь «Летучий отряд» адмирала Цубои, поэтому добить поврежденный пароход китайцам так и не удалось.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Художник Кобаяси Киётика. Эпизод битвы при Ялу. (Британская библиотека, Лондон)

Несчастливцы «Янвэй» и Цзиюань»

Между тем главные силы японской эскадры продолжали вести обстрел китайских кораблей, взяв их в дугу, в то пора как те маневрировали самым беспорядочным образом и лишь мешали друг другу. Видя это, англичанин-инструктор У. Тайлер обратился к капитану Лю Бучаню с предложением: отдать распоряжение своим отойти назад так, чтобы они перестали мешать броненосцам стрелять по противнику. Но рекомендация оказалась невыполнимой, так как марс на грот-мачте у флагманского броненосца «Динъюаня» был истреблён японским снарядом и передать флажный сигнал было нельзя. В возникшей неразберихе командир крейсера «Цзиюань» решил нестись с поля боя. При этом он в дыму умудрился протаранить и потопить потерявший ход крейсер «Янвэй». При этом «Цзиюань» не остановился и не стал спасать утопающих, а постарался развить максимально возможный ход и начал уходить в сторону Люйшуня. За ним последовал и крейсер «Гуанцзя». Вот так китайская эскадра в дополнение ко всем своим метим потерям лишилась сразу двух, хотя и не слишком-то ценных боевых кораблей.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
«Янвэй» в доке Ньюкастля, 1881 год.

«Нёсшемуся нет прощения»

«Гуанцзя», впрочем, это бегство ничуть не помогло. Ночью корабль налетел вблизи берега на скалы, и команда, чтобы он не пришёлся врагу, взорвала свой корабль. Что касается командира «Цзиюаня» Фан Боцяня, то он был привлечен к суду за малодушное и преступное бегство с пункты сражения. Правда, в его защиту выступил немец-инструктор Гофман, находившийся на борту его корабля, который на суде показал, что выход из боя был вполне обелён.

По его словам, произошло следующее: «Капитан Фонг на «Цзиюане» сражался храбро и умело. Мы потеряли убитыми семь или восемь человек, но продолжали бить так быстро, как только могли. Так продолжалось до 2-3 часов пополудни, когда наш корабль получил страшные повреждения, и мы должны были покинуть сражение. Наше кормовое 15-сантиметровое крупповское орудие было подбито, а у двух передних орудий бывальщины уничтожены механизмы заряжания, так что стрелять из них было нельзя, и корабль во всех отношениях сделался бесполезным. Тогда капитан Фонг разрешил покинуть сражение и постараться достичь Порт-Артура, чтобы перевооружиться…

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
«Лейтенант-коммандер Сакамото на борту крейсера «Акаги» храбро ведет пламя по врагу!» Патриотическая картина Кобаяси Киётика. Эпизод битвы при Ялу. (Британская библиотека, Лондон)

На пути в порт мы имели схватка с другим кораблем, который затонул… Вода хлынула в корпус «Цзиюань» целым потоком, но мы закрыли передние водонепроницаемые переборки и благополучно продолжили линия.

Я не думаю, чтобы обвинение в трусости, возводимое на капитана Фонга, является справедливым; он сражался до тех пор, пока корабль не сделался непригодным для боя. К тому же дым был так густым, что нельзя было хорошо знать того, что происходит на собственном корабле».

Мак-Джиффин показал, что повреждения, которые получил «Цзиюань» ограничивались лишь кормовым орудием, какое подбили уже во время его бегства. По его словам, он видел уходящий «Цзиюань» с палубы броненосца «Чжэньюань» в 2.45, тогда как сражение завязалось в 12.20. То есть корабль под командованием капитана Фон Боцяня пробыл в бою не более двух часов.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Орудийный расчет на борту японского корабля. Художник Кобаяси Киётика. Эпизод битвы при Ялу. (Британская библиотека, Лондон)

Осмотр «Цзиюаня» показал, он получил 70 попаданий японских снарядов, но несмотря на это в его экипаже было итого лишь 5 человек убито и 14 ранено. То есть он очень даже неплохо противостоял огню японской артиллерии, но так как его собственные пушки вышли из построения, то капитан Фан, в принципе имел право выйти из боя, и благодаря этому спас от гибели и свой корабль, и вверенных ему людей. Тем немало, что два куда более сильных китайских крейсера в этом бою погибли.

Тем не менее, военный трибунал не нашел для Фан Боцяня смягчающих вину обстоятельств, и, после того, как вердикт утвердил император, он был казнен в Люйшуне 24 сентября 1894 г.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
«Цзиюань». Фото тех лет.

Бой продолжается…

Между тем ожесточенное сражение продолжалось. В то пора как китайские крейсера вели перестрелку с «Летучим отрядом», броненосцы «Динъюань» и «Чжэньюань», направились за главной японской эскадрой. Тем порой с севера к китайцам подошли броненосный крейсер «Пинъюань», минный крейсер «Гуанбин», и миноносцы «Фулун» и «Цзои», задержавшиеся с выходом в море. Возникло поза, при котором японская эскадра могла оказаться поставленной в два огня. Но адмирал Ито все же успел достаточно безболезненно проскользнуть между китайскими корабля. Лишь лишь его флагман «Мацусима», оказавшийся слишком уж близко от крейсера «Пинъюань», был поражен его тяжелым 10-дюймовым бронебойным снарядом. Но к счастью для японцев он не подорвался, хотя и повредил торпедный аппарат, уже готовый к выстрелу, и цистерну с маслом.

Повреждения и потери японской стороны

К 2 часам дня наконец-то сказалось перевес японцев в скорости хода. Им удалось отрезать броненосцы Бэйянской эскадры от крейсеров и обстреливать их, совершая вокруг циркуляцию. В тоже пора многое в ходе боя пошло совсем не так, как планировали японские адмиралы. Например, очень тяжелые повреждения получил японский флагман крейсер «Мацусима». С основы боя с китайскими броненосцами в него попали два 305-мм снаряда с броненосца «Чжэньюань», которые повредили его 320-мм орудие. В конце боя в него угодило еще два 305-мм снаряда с этого же корабля, угодившие в левый борт на уровне его жилой палубы. По счастью один из них так и не взорвавшись, пронизал оба борта и затем упал в море. А вот другой, ударился о броневой щит 120-мм орудия, находившегося на батарейной палубе, а его привел к детонации сложенных возле орудий боеприпасов. Ужасной сила взрыв повредил сразу две палубы и вызвал сильный пожар. Батарейная палуба от взрыва прогнулась вниз, а две верхние —выгнулись наверх. 28 человек погибло и 68 получили ранения, а из десяти 120-мм орудий, находившихся на этой палубе, четыре вышли из построения полностью. Непосредственно над крюйт-камерой начался пожар. Причем, броня над ней от взрыва треснула, да так, что унтер-офицер и матрос, находившиеся там, видели сквозь трещины. Возникла реальная угроза пожара и взрыва корабля. Однако японские моряки не потерялись. Они забили эти трещины своей одеждой и этим не допустили распространения огня, пожара и взрыва боезапаса. Что касается повреждений от малокалиберных снарядов, то ими бывальщины нанесены повреждения палубе, мачте, шлюпкам, а также во многих местах пробита дымовая труба. Но самым обидным для японцев было то, что из своей 320-мм пушки они поспели выстрелить всего лишь четыре раза, и все четыре безрезультатно, а потом китайцы ее подбили.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Главный калибр «Цзиньюаня». Снимок сделан уже во пора его службы в японском флоте.

Крейсер «Ицукусима» за все сражение из своего 320-мм орудия сделал всего пять выстрелов (четыре по флагманскому броненосцу «Динъюань» и одинешенек по «Чжэньюань») и все мимо цели, а само орудие вышло из строя. И хотя в этот крейсер попал только один снаряд крупного калибра, а прочие семь принадлежали среднекалиберной артиллерии, людские потери на нем составили 14 человек убитыми и 17 ранеными. Третий корабль этого образа, «Хасидатэ», на который перенес свой флаг вице-адмирала Ито Сукэюки после повреждения «Мацусимы» также сделал всего лишь четыре выстрела своим основным калибром и тоже ни разу не попал.

Этот корабль получил одиннадцать попаданий вражескими снарядами. Три снарядами калибра152-мм и восемь — малокалиберными. Людские потери на нем составили трое убитых и девять раненых.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Крейсер «Ицукусима» в доке во время постройки во Франции.

То кушать 320-мм орудия японских крейсеров себя совершенно не оправдали, а броневая защита показала себя не с лучшей стороны. Но вот артиллерия посредственного калибра, напротив, вела интенсивный, меткий и частый огонь. Впрочем, на его меткости отразилось и то обстоятельство, что место боя заволокло плотным дымом, как из труб кораблей, старавшихся поддерживать высокую скорость хода, так и от пожаров, охвативших как китайские, так и японские суда. В итоге, находясь в дыму, корабли могли ориентироваться только лишь по мачтам и очень часто стреляли вслепую.

Повреждения и утраты китайской стороны

Интересно, что, хотя японские комендоры обрушили на китайские корабли настоящий град снарядов, и броненосцы, и крейсеры китайской эскадры в цельном выдерживали его неплохо, так что фатальных повреждений японцы им так и не нанесли. Например, в броненосец «Динъюань» попало 159 снарядов, а в «Чжэньюань» — 220. На китайском флагмане завязался пожар в носовой части, оказавшийся таким сильным, что прислуге орудий главного калибра пришлось их покинуть и «Динъюань» в итоге отстреливался лишь лишь из 6-дюймовки на корме. На «Чжэньюане» тоже вспыхнул пожар, из-за поломки затвора он потеряд носовое 6-дюймовое орудие. Было также повреждено и одно из его 12-дюймовых орудий.

Намного тяжче пришлось небольшим китайским крейсерам, которым пришлось вести неравный бой с кораблями японского «Летучего отряда», намного превосходивших их числом орудий. Тем не менее китайцы сражались решительно и храбро. Когда на бронепалубном крейсере «Чжиюань» закончились снаряды, его командир Дэн Шичан предпринял попытку таранить флагман адмирала Цубои «Ёсино». Однако он разом же попал под сосредоточенный огонь со всех японских кораблей и, так и не дойдя до противника, затонул после попадания в носовую часть, где произошел мощный взрыв, вероятно от детонировавшей торпеды.

Броненосный крейсер «Цзинъюань», охваченный пожаром, в лучших традициях Лиссы также попытался таранить флагман Цубои, но угодил под сосредоточенный огонь с крейсеров «Ёсино» и «Такачихо». Вскоре горящий «Цзинъюань» начал беспорядочно кружиться на месте, видимо, утеряв управление, а потом перевернулся и сразу затонул. На крейсере «Лайюань» возникший пожар продолжался несколько часов, так что на нем даже пришлось потопить погреб боезапаса. Пожар начался и на крейсере «Чингъюань», но на нем команда сумела быстро его потушить.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Художник Киётика Кобаяси. Японские артиллеристы ведут пламя по врагу. (Британский музей, Лондон)

Два китайских миноносца тем временем пошли в атаку на штабное судно «Сайкё-мару», экипаж какого отдалении от места боя занимался его ремонтом. Пришлось ремонт прекратить и отбиваться от них огнем скорострельных пушек «Гочкиса». Китайцы выпусти по кораблю три торпеды, но… все они минули мимо! Так что особой роли в бою они не сыграли и занимались главным образом спасением своих моряков с тонувших кораблей. Но само их наличие было для японцев своего рода сигналом с боем не затягивать, поскольку с приближением ночи угроза торпедной атаки становилась для них все немало и более актуальной.

Общие же данные такие:
— китайские корабли, оставшиеся на плаву, получили 754 попадания;
— японские корабли получили итого 134 попадания.

На китайских кораблях, оставшихся на плаву, потери были минимальными — 58 человек убитыми и 108 раненными. Показательно, что основные утраты пришлись на экипажи затонувших судов!

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Художник Киётика Кобаяси. Японские корабли в битве при Ялу. (Британский музей, Лондон)

Что прикасается японских кораблей, то здесь данные такие: «Мацусима» — 13 попаданий, 35 убито, 78 ранено, всего 113 человека; «Ицукусима» — 8 попаданий, 13 уложено, 18 ранен, всего 31 человек; «Хасидатэ» — 11 попаданий, 3 убито, 10 ранено, 13 человек; «Фусо» — 8 попаданий, 2 уложено, 12 ранено, всего 14 человек; «Чиода»: 3 попадания; «Хиэй» — 23 попадания, 19 убито, 37 ранено, итого 56 человек; «Ёсино» — 8 попаданий, 1 убит, 11 ранено, всего 12 человек; «Нанива» — 9 попаданий, 2 ранено; «Акицусима» — 4 попадания, 5 уложено, 10 ранено, всего 15 человек; «Такачихо» — 5 попаданий, 1 убит, 2 ранено, всего 3 человека; «Акаги» — 30 попаданий, 11 уложено, 17 ранено, всего 28 человек; «Сайкё-мару» — 12 попаданий.

Кто победил?

Сражение продолжалось уже четыре часа, потому неудивительно, что на кораблях и китайцев и японцев начали заканчиваться снаряды. Выстрелы становились все более редкими. А корабли расходились товарищ от друга все дальше. Наконец в 5.30 после полудня японский адмирал отдал приказ прекратить бой, отозвал свой «Летучий отряд» и начинов отход с места сражения. Ну, а Бэйянский флот построился в одну кильватерную колонну и находился вблизи устья Ялу вплоть до сумерек, после чего ушел на свою ремонтную базу в Люйшунь.

То, что японский флот отступил, формально позволяло находить, что победу в этом сражении одержали китайцы. Их эскадра не допустила уничтожения транспортных судов, которые было поручено ей стеречь. Но если рассматривать это сражение с точки зрения последствий, победу в ней одержали японцы. Они потеряли меньше 300 человек уложенных и раненых, тогда как у китайцев только лишь погибших было более 650. Кроме того, Бэйянская эскадра лишилась разом пяти крейсеров, а все остальные корабли нуждались в ремонте. Японцы не потеряли ни одного корабля, кроме «Мацусимы», которой требовался капитальный ремонт, и уже неделю спустя бывальщины вновь готовы вступить в бой. В принципе все это было не так уж и страшно, так как вскоре и китайские корабли тоже могли вступить в бой, но тут в дело вмешалось китайское правительство, запретившее адмиралу Дин Жучану выход в море, для новоиспеченного сражения. И теперь уже ничто не могло помешать японцам перебрасывать свои войска в Корею, где они и одержали победу в сухопутной кампании.

Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов
Художник Синсаи Тосимаса. Победа японского флота в битве при Ялу. (Музей Уолтерса, Балтимор, США)

Итог

Битва при Ялу сделалась первым после Лиссы крупным морским сражением, и она заставила всех адмиралов резко изменить свою взгляды на брань на море. Если раньше атака строем фронта считалась наилучшей, то теперь был сделан вывод в пользу прежней линейной тактики. Эксперимент Лиссы говорил в пользу «свалки кораблей». Опыт Ялу однозначно свидетельствовал, что во время боя флотом необходимо управлять как одним цельным и что победы можно добиться лишь совместными усилиями.

Была подтверждена концепция быстроходного корабля, вооруженного множеством скорострельных орудий посредственного калибра. Но впечатляла и стойкость китайских броненосцев, проявленная ими под огнем неприятеля. То есть все разговоры о том, что «броня себя изжила» очутились беспочвенными. Был сделан вывод, что четырех 12-дюймовых орудия для броненосца вполне достаточно. Но вот количество 6-дюймовых орудий нужно будет гораздо увеличить. Вот почему на новых японских броненосцах «Микаса» количество таких орудий было доведено до 14, и также 14 127-мм орудий было введено на американском броненосце «Кирсардж», заложенном в 1895 году.

Источник


Эксперимент битвы при Ялу. Броня против снарядов