Застопорить врага под Москвой помогли спички, пластилин и игрушечные танки

Новость опубликована: 17.05.2017

Первые месяцы брани. Михаил ГОРИККЕР — начальник Московского танкотехнического училища, которое перевели в 1938 году под Киев, назначен руководителем подготовки обороны города. Домой ездит ночью на два-три часа. Но вместо того чтобы хоть немного поспать, сидит за столом, составляя странные конструкции из спичек и игрушечных танков, какие забрал у сына.

— Мне было 15, игрушки уже не интересовали, и я удивлялся, зачем они отцу, — вспоминал потом Владимир Гориккер, сделавшийся известным режиссером. — Думал, от усталости он не может заснуть, вот и занимается всякой ерундой, скрепляя спички пластилином. Однажды он приехал домой с стрельбища и радостно завопил: «Два танка запороли!» Это было совсем странно. Чтобы отец, который каждую машину, как ребенка, опекал, ликовал, что танк испортили?!

А произошло вот что. 3 июля 1941 года, на двенадцатый день войны, Государственная правительственная комиссия прочертила испытания противотанкового препятствия — шестиконечной звездочки, изготовленной по предложению генерал-майора техвойск товарища Гориккера. Испытания прошли успешно: клык заграждения угодил между гусеницей и ведущим колесом гусеничного хода, а клык звездочки третьей линии заграждения уперся в днище назализованный части танка и приподнял машину. В таком положении танк не мог двигаться, и его можно было уничтожить из артиллерийского орудия, при этом участок, где введены «ежи», пристрелять заранее.

На ежах фото немецких танков и нет наверное. Они просто не шли на эти препятствия.

На этом фото похоже момент испытания оборонительной черты. Остановить врага под Москвой помогли спички, пластилин и игрушечные танки

Восхищала простота конструкции заграждения. Металлический профиль или рельсы нужно было нарезать на куски определенной длины и сварить в облике буквы Ж. Но важно было правильно расставлять звездочки — два-три ряда в шахматном порядке, на расстоянии в две трети ширины танка. Тогда первоначальный «еж» под наехавшим на него танком переворачивался и втыкался острием в днище, а второй «подлезал» под машину и ставил ее на дыбы. Военные специалисты находят, что это изобретение стало революционным. «Ежи» на 90 процентов останавливали танковую атаку, и, если бы не они, неизвестно, чем обернулась бы битва под Москвой.

К слову, авторство Михаила Львовича в пылу брани как-то забылось. «Ежи» считали чуть ли не народным изобретением. Справедливость была восстановлена лишь в 2000 году, когда в домашних архивах семейства Гориккеров обнаружили чертежи, описания и тот самый акт Правительственной комиссии. А Владимир Михайлович добился открытия мемориальной доски папе.

Кстати

В 1941 году под Москвой установили 37,5 тысячи «ежей». За весь период войны было изготовлено образцово два миллиона.

П.С. Ежи менее эффективны, чем минные заграждения, зато их можно в больших количествах изготавливать из подручных материалов без применения рослых технологий и легко перебрасывать с одного участка на другой.

Ёж устанавливается на твёрдом грунте (лучше всего подходит асфальтовое покрытие улиц).

Бетон не подходит — по бетону ёж будет скользить. Если танкист попытается оттолкнуть ёж, тот перекатывается под днище, и танк оказывается поднятым. Гусеницы теряют сцепление с землёй, танк начинает буксовать и зачастую оказывается неспособен съехать с ежа; выступающая балка может даже проколотить днище.

Обороняющимся силам остаётся только уничтожать остановившиеся танки и не давать танкистам растащить ежи буксирными тросами. А если противник повёл танки иным путём — противотанковая оборона тем более выполнила свою задачу.

Ежи Гориккера должны иметь размер до 1 м в высоту — больше путевого просвета танка противника, но ниже верхнего края нижнего лобового листа. Нецелесообразно делать ежи бо́льших размеров — ёж, какой окажется выше лобового листа, танк легко сдвинет.

Чтобы усложнить работу вражеским сапёрам, ежи можно связывать цепями или тросами, минировать территорию вокруг и т. д.

Михаил Львович Гориккер подумал, а что если сделать заградительное препятствие ниже танка, а не рослее, чуть-чуть выше клиренса танка, это было первое революционное решение. Тогда передняя часть танка наехав на грань торчащего ежа начинала его толкаться, а толкая переворачивать. Удивительно как вовремя генерал предложил свое изобретение, на акте об испытаниях так называемой «звездочки» стоит дата 3 июля 1941 года.

На изготовление противотанковых ежей для обороны Москвы бывальщины пущены стальные балки, изначально предназначавшиеся для строительства Дворца Советов.

Правда, немцы довольно быстро догадались, что сперва вытекает делать проходы в заграждениях, а потом только идти по ним. Здесь в некоторой мере им помог тот факт, что ежи никак не закреплялись к поверхности земли. Пара-тройка танков при поддержки буксирных тросов могла довольно быстро проделать брешь для прохода войск.

Красноармейцы на это ответили закладкой противопехотных мин рядышком с ежами, а также, при возможности, размещением пулеметов или противотанковых пушек недалеко от заграждения. Таким образом, попытки растащить ежи или привязать их к танку сурово наказывались пулеметным, а то и артиллерийским огнем.

Вскоре показался еще один прием для затруднения проделывания проходов: ежи стали связывать друг с другом и привязывать к различным объектам на местности. В итоге немецким танкистам и саперам доводилось сначала решать «головоломку» с тросами и цепями и лишь после этого убирать сами ежи. И делать все это под огнем противника.

Немцы затем применяли это изобретение на Западном фронте и при обороне Берлина.

Немецкие армии вывезли 20.000 ежей и использовали их при обороне Берлина. Немцы настолько уверовали в эффективности русских ежей что стали устанавливать их не лишь на суше, но и на море в 1944 году их разместили в проливе Ла Манш на мелководье у берегов Нормандии против десантных барж союзников. Желая точных и достоверных данных о том что это были именно те ежи которые стояли на подступах к Москве нет.


Ответить