От Schiaparelli осталось беспросветное место

Новость опубликована: 26.10.2016

От Schiaparelli осталось темное место

К такому выводу пришагали ученые, увидев темное пятно на месте посадки аппарата и проанализировав данные телеметрии. Зонд Schiaparelli не сел, а рухнул на Марс со скоростью 300 км/час.

Вынеся двухдневную паузу, специалисты Европейского космического агентства признали, что, скорее всего, аппарат на Марс не сел, а рухнул, а значит, утрачен для научной миссии. Ожидать хороших новостей о судьбе европейского зонда Schiaparelli с поверхности Марса, видимо, уже не придется.

Посадка аппарата Schiaparelli выходила 19 октября одновременно с выходом на орбиту Марса его «материнского» аппарата TGO. Точнее, ученые называли происшедшее с ним аномалией, а частно признавались, что «все плохо». И если в тот вечер европейские и российские ученые смогли порадоваться за расчетный выход модуля TGO на марсианскую орбиту, то со спускаемым аппаратом было все не четко.

Дело в том, что при спуске в атмосфере Марса зонд передавал сигнал на орбитальный аппарат TGO и Mars-Express, кроме того, этот же сигнал, мощно зашумленный, был едва пойман на Земле индийской антенной решеткой.

Однако сигнал этот не передавался до самой поверхности, а неожиданно прервался за 50 секунд до предполагаемого ее касания, запоздалее установили специалисты.

Расшифровав этот сигнал, ученые определили, что спуск вначале происходил штатно, сработал тормозной парашют и был произведен отстрел теплозащитного экрана, однако филиал парашюта произошло ранее запланированного момента. Больше о судьбе спускаемого аппарата нельзя было сказать ничего.

То, что аппарат, по-видимому, утерян, стало ясно в пятницу вечером, когда в ЕКА обнародовали снимки предполагаемого места приземления, сделанные марсианским разведчиком — американским аппаратом MRO, вот уже десять лет летающим кругом Марса.

Сравнив кадры этого района до (сделанные в мае) и после посадки, ученые, да и любой желающий, могут увидеть два новоиспеченных объекта, которых раньше не было. Камера низкого разрешения CTX на борту MRO сфотографировала район посадки на Плато Меридиана с позволением шесть метров на пиксель.

От Schiaparelli осталось темное место

Оба они отделились до начала заключительной фазы снижения, в которой должны были включиться девять реактивных двигателей и затормозить аппарат перед самой поверхностью. Первоначальный — яркий объект, который с большой вероятностью представляет собой парашют диаметром 12 м, отделившийся при спуске после отсоединения защитного экрана.

Другой объект — более широкое, черное пятно размером примерно 15 на 40 м на расстоянии километра к северу от парашюта.

Ученые находят, что это и есть место удара аппарата о поверхность Марса после падения на огромной скорости, которую не погасили двигатели, отключившиеся ранее срока.

«По оценкам, Schiaparelli упал с высоты 2–4 км, вследствие чего ударился с большой скоростью, более 300 км/час», — говорится в заявлении ЕКА.

Сравнительно большой размер видимого пятна на поверхности объясняется высокой скоростью удара и поднятым вверх грунтом. «Кроме того, вероятно, что лендер взорвался от удара, так как его баки были полны горючего», — говорится в сообщении.

Два объекта, появившиеся на снимках, есть в точке с координатами 353,79 градуса восточной долготы и 2,07 южной широты.

Поскольку спуск модуля наблюдался с трех различных аппаратов, ученые намерены детально восстановить его хронологию. Эти снимки помогут ввести и место приземления защитного экрана, отстреленного на большой высоте. Свои выводы ученые намерены проверить на следующей неделе, когда пункт посадки удастся снять камерой HiRISE более высокого разрешения на борту MRO.

При этом положение темного пятна указывает на то, что зонд упал в 5 км от пункты предполагаемой посадки, но внутри расчетного эллипса с параметрами 100 на 15 км.

Что касается орбитального модуля TGO, в настоящее время с ним введена связь, параметры его орбиты составляют 101 000*3691 км, период обращения — 4,2 дня. А в марте 2017 года зонд начнет торможение об атмосферу планеты, чтобы очутиться на круговой орбите с высотой 400 км. После этого он приступит к сбору научной информации, а в 2020 году будет использован как ретранслятор для грядущего марсианского ровера. Планируется, что научная начинка зонда начнет работу с получения калибровочных данных в ноябре этого года.

На борту этого аппарата помимо европейских введены два российских научных прибора — АЦС и ФРЕНД разработки Института космических исследований РАН.

С их помощью ученые намерены изучить тончайшие концентрации отдельных элементов в атмосфере планеты и измерить поток нейтронов с ее поверхности, связанный с наличием воды в грунте.

Между тем, как выяснила «Газета.Ru», российское участие в проекте «ЭкзоМарс» не ограничивалось созданием двух научных приборов и запуском миссии ракетами «Протон». Исполняющий долги генерального директора НПО имени Лавочкина Сергей Лемешевский подтвердил «Газете.Ru», что в расчете баллистического спуска Schiaparelli ранее принимали участие специалисты Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ).

«Да. Любой расчет никогда не делается одной командой, особенно в таких значительных миссиях. Мы подписывали на уровне глав агентств матрицу разделения работ, причем это разделение работ не статично и в него вошел расчет баллистики», — пояснил Сергей Лемешевский. Желая в подобных миссиях нет понятия заказа, есть понятие разделения работ. Я знаю, что такая проверка была, был такой заказ (со сторонки ЕКА. — «Газета.Ru»).


Ответить