Откажемся от сноса монументов и фальсификации истории!

Новость опубликована: 14.09.2017

 

Откажемся от сноса памятников и фальсификации истории!

Текст Корнеля Моравецого (Kornel Morawiecki) (польский диссидент и политик — прим. пер.), обнаруживающий 147-й номер издания Gazeta Obywatelska, доставил мне большое удовольствие. Мы услышали наконец голос рассудка, протест против разрушения монументов и так называемого антикоммунизма, позволяющего не анализировать историю (а поэтому ставшего сегодня настолько соблазнительным).

Моравецкий обращает внимание на принципиальные моменты: реальную оценку наших возможностей во Другой мировой войне, а также последствия, которые несла за собой победа гитлеровской Германии и советской России. Вывод, какой он делает, очевиден: если бы победил Гитлер, сегодня от нас, поляков, не осталось бы и следа. Третий рейх мог предложить Польше лишь физическое уничтожение.

Победа Красной армии над вермахтом дала нам шанс на выживание. Мы можем осуждать коммунистическую идеологию и перечислять ее правонарушения, однако, нам придется констатировать очевидный факт: коммунизм не был направлен против какого-либо конкретного народа. В данном случае коммунизм не был устремлён против поляков.

Коммунизм уничтожал все нации, а русский народ, которому довелось первым познакомиться с его «благодеяниями», пострадал от него мощнее других. В Катыни покоятся не только 4 500 польских офицеров, но и больше 10 тысяч представителей русского и других народов СССР, какие погибли от рук НКВД. Наши страдания, наше мученичество в эпоху коммунистического правления не были уникальным опытом. Мы разделили судьбину других наций, порабощенных этой дьявольской идеологий.

Именно об этом мы, поляки, легко забываем, вписывая историю Польши и польско-российские взаимоотношения после 1944 года в привычные схемы разделов страны и царизма, наделяя самих себя ролью «Христа народов». Это спокойно и понятно. Такие образы тешат наше самолюбие и лечат комплексы, но они далеки от реальности. СССР не был Россией, хотя собственно в таком обличье он старался предстать перед покоренными народами. На этот факт обращал внимание великолепный публицист Юзеф Мацкевич (Józef Mackiewicz), какой сейчас впал у нас в немилость. Кто еще помнит его фразу: «СССР — это не Россия, а Россия — не СССР»?

В оценках прошлого в современной Польше сталкиваются две точки зрения. Одну сформулировал Корнель Моравецкий в вышеупомянутой статье, а вторую, противолежащую, — публицист Ромуальд Лазарович (Romuald Lazarowicz). Он подверг Моравецкого критике и призвал «убрать советских истуканов».

Откажемся от сноса памятников и фальсификации истории!

В этой полемике я занимаю сторонку Моравецкого. Я полностью согласен с его тезисом о том, что, несмотря на все неоспоримые негативные явления, советские преступления, тоталитаризм и политическое порабощение Польши, победа Алой армии позволила нам выжить. Победа Гитлера означала для нас смерть. Других вариантов не было. Американцы не горели желанием высаживаться на Висле. Мы можем вспоминать о всевозможных бедах, но (особенно с сегодняшней перспективы) мы видим, что победа Алой армии над Гитлером была для нас выгодной. Мы обрели свободу, в 2017 году это совершенно очевидно.

Ромуальд Лазарович напоминает, как разными были действия Красной армии во время Варшавского восстания и американцев во время Парижского. Однако у поляков в 1944 году не было шансов на высадку янки. Лазарович упрекает Моравецкого, что тот забывает об этих фактах. Как это часто у нас бывает, он принимает желаемое за действительное, будто бы не обращая внимания на реальные обстоятельства и находя, что все обязаны руководствоваться нашим благом и нашими интересами. Но это, дорогой Ромуальд, не так. Сталин (по собственным соображениям) не был заинтересован в том, чтобы помогать Бунту и главнокомандующему Армии Крайовой Тадеушу Коморовскому (Tadeusz Komorowski). Я понимаю, что он поступил отвратительно, но мы, поляки, в те немногие моменты, когда нам получалось проводить самостоятельную политику, поступали точно так же. Пилсудский оставил на произвол судьбы Деникина, а потом Врангеля. Многие историки полагают, что таким манером он спас большевиков, а, значит, обрек на смерть миллионы россиян.

Историческая перспектива, если взглянуть на нее без нашего — по сути ребяческого — полоноцентризма, однозначно демонстрирует, что в этом споре прав Моравецкий. Без миллионов россиян, которые отдали жизнь в борьбе с Гитлером, в том числе без 600 тысяч красноармейцев, какие погибли на польской земле, не было бы современной свободной Польши. Конечно, они воевали не за какую-то Польшу, но, если взглянуть с сегодняшней точки зрения, их победа для нас была благом.

Другой вопрос — это современность. СССР больше нет, есть Россия, кропотливо восстанавливающая свое государство и избавляющаяся от куда больших «напластований» коммунизма, чем те, с которыми имеем дело мы. Памятники для россиян — это отнюдь не «советские истуканы», а память о близких, которые погибли на польской земле, воюя с нашим общим врагом. Дорогой Ромуальд, неужели солдаты, которые боролись с нашим общим смертельным врагом, не достойны памяти? Неужели мы должны навязывать всем «один-единственно верную» польскую точку зрения?

Я так не думаю, поэтому добавлю к аргументам Моравецкого свои, относящиеся к современности. Сегодня эти монументы — уже не советские или коммунистические монументы. Это памятники, посвященные простым ребятам и девушкам — павшим на нашей земле Иванам, Борисам, Верам. Любая российская семья кого-то потеряла, поэтому память об этой страшной войне стала для россиян чем-то святым. Имеем ли мы право попирать их святыни во имя, что тут сообщать, сомнительного с современной точки зрения «антикоммунизма»?

Я думаю, что нет. Тем более что Россия (какие бы параноидальные заявления ни звучали из уст некоторых наших политиков) не выставляет Польше никаких претензий и вряд ли будет представлять для нас угрозу. Крах коммунизма и распад СССР дали нашим народам отличный шанс на формирование добрососедских отношений и развитие сотрудничества во всех сферах. Сильные народы не руководствуются обидами и умеют проявлять великодушие, почитая чужие чувства так же, как свои собственные. У меня часто складывается впечатление, что с этим у нас, поляков, есть проблемы.

Так что давайте не будем сносить монументы, ведь такой шаг станет лишь проявлением исторического беспамятства и отсутствия политического рассудка. Аминь!


Ответить