Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным

Новость опубликована: 10.06.2019

«Скрытую дипломатию правительство отменяет, со своей стороны выражая твёрдое намерение вести все переговоры совершенно открыто перед всем народом, приступая немедля к полному опубликованию тайных договоров, подтверждённых или заключённых правительством помещиков и капиталистов с февраля по 7 ноября (25 октября) 1917 года. Всё содержание этих скрытых договоров, поскольку оно направлено, как это в большинстве случаев бывало, к доставлению выгод и привилегий русским помещикам и капиталистам, к удержанию или увеличению аннексий великороссов, правительство объявляет безусловно и немедля отменённым».
Декрет Советского правительства от 8 ноября (26 октября) 1917 г.

«А всякий, кто слушает сии слова Мои и не исполняет их, уподобится человеку безумному, который построил дом свой на песке; и пошёл дождь, и разлились реки, и подули ветры, и налегли на дом тот; и он упал, и было падение его великое».

Матфей 7:26, 27

«Все скрытое становится явным!»

31 мая 2019 года в нашей стране произошло очень важное событие, а именно на сайте фонда «Историческая память» наконец-то был опубликован документ необыкновенной важности – сканированный оригинал Договора о ненападении между СССР и Германией и, что особенно важно, дополнительный секретный протокол к нему. Предоставлены они бывальщины Историко-документальным департаментом МИД России.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
На заключении советско-германского договора. На фотографии слева направо стоят: заведующий юридическим отделом МИД Германии Фридрих Гаусс, министр иноземных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, секретарь ВКП(б) Иосиф Сталин, министр иностранных дел СССР Вячеслав Молотов

Почему это так важно? В свое пора В.И. Ленин сказал очень правильные слова о государстве: «Оно сильно тогда, когда массы все знают, обо всем могут судить и шагают на все сознательно» (Ленин, Второй Всероссийский съезд Советов. Соч., т. XXII. стр. 18-19). Однако в нашей истории после 1917 года мы сплошь и рядышком сталкивались (и продолжаем сталкиваться) с такими «моментами», когда облеченная властью верхушка страны на словах вроде бы и следовала ленинским заветам, но на деле работала от народа втайне и скрывала от него очень важную для него информацию. А нет информации – нет и сознательного отношения к тем или иным событиям, нет на них и адекватной сознательной реакции! Так, так, само наличие дополнительного протокола к известному Пакту советская сторона постоянно отрицала, даже когда его немецкая снимок была опубликована на Западе.

Но шила в мешке не утаишь. Информация о наличии такого протокола в общество просачивалась, вызывая вести, сплетни и домыслы и подрывая доверие к власти. А ведь доказано, что именно информационный фундамент общества крайне важен для нормального функционирования социума, а его расшатывание приводит к тяжким последствиям.

Потому давайте еще раз познакомимся с этими важными документами и посмотрим на них своими собственными глазами. Теперь это наконец-то возможно! Но начать собственный рассказ об этих документах хотелось бы с небольшого вступления об отношении к тайной дипломатии наших революционеров 1917 года во главе с В.И. Лениным на самой, так произнести, заре советской власти.

«Бомба Советов»

А было так, что деятельность Советского правительства началась не только с декретирования важнейших решений по прекращению брани и решению аграрного вопроса в России, но и с публикации секретных документов царского и Временного правительства, поскольку в первом же декрете о вселенной прямо говорилось об отмене тайной дипломатии. За какие-то 5–6 недель было напечатано сразу семь сборников, раскрывавших всю закулисную деятельность старее российской дипломатии. Сначала копии документов печатали в газетах. Так было разглашено тайное соглашение между Японией и царской Россией от 3 июля (20 июня) 1916 г., по какому обе стороны договорились выступать против любой третьей державы, которая будет пытаться проникнуть в Китай. Что касается сборников, то в них бывальщины напечатаны тексты соглашений, заключенных в 1916 г. между Англией, Фракцией и царским правительством… о разделе Турции; о выплате Румынии денежек за участие в войне с Германией; военной конвенции между Францией и Россией 1892 г.; русско-английского секретного договора и конвенция 1907 г., русско-германский соглашение, с подписями Николая II и Вильгельма II, 1905 г. об оборонительном союзе и много всего еще, столь же нелицеприятного. Всего было опубликовано немало 100 договоров и различных прочих документов дипломатического характера.

На Западе публикация этих секретных документов вызвала неоднозначную реакцию. Социал-демократы и пацифисты всячески ее приветствовали, а вот правительства Антанты хранили молчание и даже пытались обвинить Советское правительство в подлоге. И как тут не припомнить слова британского общественного деятеля Артура Понсонби, который сказал: «Лучше было бы не выступать с ложными декларациями, какие неизбежно вызвали против нас обвинение в лицемерии». А они вызвали и еще какой, в особенности, когда все эти сборники документов попали на Запад и бывальщины там переизданы.

«Весьма распространенная практика»

Тем не менее, как говорит одна старая русская поговорка, тело заплывчато, а память забывчата. Уже в 1920-1930 годы вся дипломатическая практика вернулась на круги своя, хотя в СССР помять о взятых на себя ленинских принципах дипломатии и негативном отношении к тайной дипломатии, безусловно, осталась.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
Подписание германо-эстонского и германо-латвийского соглашений о ненападении. Сидят (слева направо) В. Мунтерс, И. фон Риббентроп, К. Сельтер

В это время разными странами был заключен целый ряд пактов, устремлённых на предотвращение новой войны. Это:
• Советско-французский пакт о ненападении (1935).
• Договор о ненападении между Польшей и Советским Союзом (1932).
• Англо-германская декларация (1938).
• Франко-германская декларация (1938).
• Соглашение о ненападении между Германией и Польшей (1934).
• Договор о ненападении между Германией и Эстонией (1939).
• Договор о ненападении между Германией и Латвией (1939).
• Соглашение о ненападении между Германией и Советским Союзом (1939).
• Пакт о нейтралитете между СССР и Японией (1941).
• Договор о ненападении и о мирном урегулировании конфликтов между Финляндией и Советским Альянсом (1932).

Германия 28 апреля 1939 года предлагала также заключить аналогичные договоры о ненападении Финляндии, Дании, Норвегии и Швеции. Но Швеция, Норвегия и Финляндия от этого предложения отказались. Таким манером говорить о советско-германском пакте, как о чем-то из ряда вон выходящем, вряд ли имеет смысл: очевидно, что в те годы это была распространенная практика.

Вот и Соглашение о ненападении между Германией и Советским Союзом, получивший название Пакта Молотова — Риббентропа (по именам его главных подписантов), подмахнутый 23 августа 1939 года, вполне вписывается в общую схему данных соглашений. За одним единственным исключением… Дело в том, что к нему прилагался негласный дополнительный протокол, затрагивавший интересы третьей стороны без ее соответствующего уведомления. Понятно, что долгое время его существование и содержание оставались секретом за семью печатями, хотя слухи о существовании неких дополнительных секретных соглашений между Германией и СССР появились после подписания этого соглашения очень скоро. Затем последовала публикация его текста в 1948 году по фотокопиям, а в 1993 году — по его обнаруженным подлинникам. СССР отвергал само наличие подобного документа вплоть до 1989 года.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
23 августа 1939 года. Сталин и Риббентроп в Кремле

«Кто недороже дает, с тем и лучший торг идет!»

В советской историографии, включая мемуары маршала Жукова и авиаконструктора Яковлева, переговоры между СССР, Англией и Францией, завязавшиеся в апреле 1939 года и по сути предшествовавшие подписанию советско-германского пакта, долгое время рассматривались лишь как «дымовая завеса», за какой «нехороший Запад» и, прежде всего, злонамеренные англичане, стремились столкнуть Германию и СССР. Однако известно, что уже 24 мая собственно Великобритания первой приняла решение пойти на союз с СССР, а уже 27 мая Чемберлен, опасавшийся, что Германия сможет перетянуть СССР на свою сторонку, отправил в Москву британскому послу инструкцию, в которой ему было предписано дать согласие на обсуждение пакта о взаимопомощи, а также обсуждение военной конвенции и вероятных гарантий тем из государств, которые могли бы подвергнуться нападению со стороны Германии. При этом в англо-французском проекте были учтены советские предложения, сделанные на переговорах 17 апреля.

Однако 31 мая на сессии Верховного Рекомендации СССР Молотов выступил с критикой Великобритании и Франции, которые вроде бы идут на уступки, но не хотят при этом давать гарантии прибалтийским странам. Поэтому Молотов заявил, что «мы вовсе не считаем необходимым отказываться от деловых связей» с Германией и Италией. То есть всем заинтересованным сторонкам был дан сигнал: кто больше даст, с тем и подпишут соглашение.

Проект соглашения от 27 мая (с новыми советскими поправками уже от 2 июня) предусматривал вступление его в поступок при следующих обстоятельствах:
— при нападении одного из европейских государств (естественно, имелась в виду Германия) на одну из сторон, подписавшую соглашение;
— в случае нападения Германии на Бельгию, Грецию, Турцию, Румынию, Польшу, Латвию, Эстонию или Финляндию;
— а также если одна из договаривающихся сторонок будет вовлечена в войну вследствие помощи, оказанной по просьбе третьей страны.

1 июля Великобритания и Франция согласились дать гарантии еще и прибалтийским странам (на чем настаивали советские представители на переговорах), а 8 июля они посчитали, что договор с СССР в основном согласован. Тут вновь последовали новые предложения со сторонки СССР, но 19 июля британское правительство решило согласиться на любые переговоры, лишь бы только затруднить советско-германское сближение. Была чаяние затянуть переговоры до осени, чтобы Германия уже в силу одних только погодных условий не решилась бы начинать войну. 23 июля было зачислено решение начать переговоры военных миссий до подписания политического соглашения. Но и эти переговоры шли медленно из-за недостатка доверия участников товарищ к другу.

Между тем уже 1 июля Москва предложила Германии доказать серьезность своего подхода к улучшению отношений с СССР линией подписания соответствующего договора. 3 июля Гитлер сказал «да», так что теперь оставалось лишь только сбалансировать интересы сторонок. 18 июля Германия получила список возможных поставок продукции из СССР, ну а месяц спустя (17 августа) Германия заявила о том, что принимает все предложения СССР и в свою очередность предложила форсировать переговоры, для чего Риббентроп должен был приехать в Москву. В результате уже 23 августа договор о ненападении из семи пунктов был подмахнут в два часа ночи в Кремле. Имела место и встреча Риббентропа и Сталина, на которой последний, по словам его личного переводчика В. Павлова, произнёс, что к этому договору необходимы дополнительные соглашения, о которых мы ничего нигде публиковать не будем, после чего сообщил ему свое видение грядущего секретного протокола о разделе сфер взаимных интересов СССР и Германии.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
Текст «секретного протокола», стр. 1

Дальше последовал зачисление с обильными возлияниями в лучших традициях русского хлебосольства с многочисленными тостами, длившийся до пяти часов утра. Пили за Гитлера, за германский народ, словом, все как вечно бывало у нас на Руси, когда верховые бояре да князья считали, что дельце у них выгорело. Ну а Гитлера сообщение о подписании договора крайне порадовало, поскольку он уже давно принял решение о нападении на Польшу и руки для этого акта агрессии теперь у него были целиком развязаны. Что ж, он больше дал, а в итоге и больше получил. К тому же он заранее знал, что все это «ненадолго», а раз так, то, что бы ни сделал после подписания Пакта СССР, — это итого лишь небольшие временные «трудности». Ну а советско-франко-британские переговоры после этого были автоматически свернуты. СССР нашел себе удобопонятного и кредитоспособного союзника по крайней мере на какое-то время. Верховный Совет СССР ратифицировал договор через неделю после подписания, при этом от депутатов присутствие «секретного дополнительного протокола» было также скрыто. А уже на следующий день после его ратификации, 1 сентября 1939 года, гитлеровская Германия свершила акт агрессии против Польши.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
Текст «секретного протокола», стр. 2

Обсуждение последствий

Что ж, всех последствий подписания Пакта было весьма много, и все они были разными, причем в разное время разные последствия играли разную роль, что затрудняет их оценку. Есть несколько точек зрения на последствия этого Пакта как среди отечественных советско-российских исследователей, так и зарубежных. Однако есть резон на время ограничиться чисто внешним обзором событий, последовавших после его подписания.

Начнем с высказывания о нем М.И. Калинина, заявившего: «В момент, когда представлялось, что рука агрессора, как думали чемберленовцы, была уже занесена над Советским Союзом… мы заключили пакт с Германией», который «был одним из самых гениальных… актов нашего руководства, особенно тов. Сталина». Это заявление характеризует нашего всесоюзного старосту не с самой лучшей стороны, ну да ведь что мог он еще сказать? Иное было бы даже удивительно… Дело в том, что ни о какой агрессии со стороны Германии против СССР не могло идти и речи, даже в союзе с Польшей военный потенциал этих двух краёв был не сопоставим с советским. Не могли они напасть на СССР и после разгрома Польши, вернее, вслед за ним, поскольку впереди его ожидала осенняя бездорожье и русская зима. Бомб у Германии после польской кампании оставалось всего на две недели, а танки Т-IV в Вермахте находили чуть ли не поштучно. Здесь важно понимать следующее: выгодно (и можно) пугать свой народ угрозой войны, поскольку напуганными людьми легче управлять, но вот само руководство страны на крючок собственной пропаганды попадаться не имеет права!

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
«Прусский вассалитет Москве». Карикатура из польской газеты «Муха», 8 сентября 1939. Под ней написано: «Пакт мы тебе, Риббентроп, подмахнули. Ты ручку нам поцелуй, пакт возьми, а что мы будем дальше делать — это мы ещё подумаем»

Между тем СССР начал не только торговые поставки Германии, но и постарался продемонстрировать ей свое «добросердечное отношение» в культурной области. Вышедший было на экраны кинофильм «Александр Невский» был снят с проката, в газетах перестали печататься статьи про ужасы гестапо, а «каннибал», «кровавый маньяк» и «недоучка Гитлер» словно по мановению волшебной палочки стал «фюрером германской нации» и «канцлером германского народа». Карикатуры на него, природно, тут же исчезли, а «Правда» принялась обвинять Францию и Англию в разжигании войны и печатать статьи о голодающих английских рабочих. Подобный заворот на 180 градусов, конечно, не остался без внимания определенной части советских граждан, но бдительность «органов» быстро «всех, кто болтал», послала «куда надо». Но с другой стороны советские люди явно вздохнули свободнее, и это неоспоримый факт.

А вот на другом конце Евразии подписание Пакта повергло… к падению кабинета японского правительства! Ведь как раз в это время шли бои на реке Халхин-Гол, и японцы надеялись на Германию как на своего союзника и партнера по оси Рим — Берлин — Токио. И вдруг Гитлер подписывает соглашение с русскими, даже японцев не предупредив! В результате 25 августа 1939 года последовал протест министра иностранных дел Японской империи Арита Хатиро послу Германии в Токио по предлогу подписания этого договора. В нем говорилось, что «договор по… духу противоречит антикоминтерновскому соглашению». Но только все это были пустые слова, потому что уже 28 августа 1939 года правительство Японии, влёкшееся к войне против СССР, подало в отставку.

Крайне неоднозначно был воспринят и «Освободительный поход» 17 сентября 1939 года, целиком ликвидировавший (причем уже в который раз!) польскую государственность и вызвавший на Западе прямые обвинение СССР в союзе с Гитлером и в военной агрессии. С иной стороны, то, что наши войска остановились на «Линии Керзона», а аннексированные территории входили ранее в состав Российской империи, в определенной степени отвечало пониманию ситуации правительствами Англии, и Франции, и потому в целом осталось без особых последствий. Более серьезными были последствия Зимней брани с Финляндией: тут следует назвать и американское эмбарго, и заморозку советских авуаров в банках США, и исключение СССР из Лиги Наций. И тем не немного, даже в этом был определенный положительный момент, не очевидный в это время, но затем сыгравший нам на руку после нападения Германии на СССР.

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
Карикатура из британской газеты «Ивнинг Стандарт» на тему разоблачила Польши. Гитлер: «Отброс общества, если я не ошибаюсь?» Сталин: «Кровавый убийца рабочих, осмелюсь предположить?» («Evening Standard», 20.09.1939). А затем одинешенек такой напал на другого, и… что об этом могли подумать те же англичане? «Очень неспортивно!» Для них это просто ужасное обвинение

Дело в том, что западная пропаганда вылила на СССР после этого подобный ушат грязи, стараясь представить его союзником Гитлера во всех его гнусных делах, что после 22 июня 1941 года налет Германии на «вчерашнего союзника» оказалось последней стадией моральной деградации. СССР в глазах народов всего мира разом превратился в жертву «гнуснейшей агрессии», а Пакт… сразу стал всем понятной и необходимой вынужденной мерой. То есть всемирное общественное мнение сначала повернулось к нам спиной, а затем и резко – лицом! Но, подчеркнем, что это все имело место еще до того, как достоянием гласности сделался «Секретный дополнительный протокол»…

«Не приносите в храм цены песьей!»

Что касается «протокола», то в нем описывались «границы сфер интересов» договаривающихся сторонок «в случае территориально-политического переустройства» Прибалтики и Польши. При этом Латвия и Эстония входили в сферу интересов СССР, а Литве переходил город Вильнюс (на тот момент относившийся Польше), ну а в Польше граница интересов сторон проходила по рекам Нарев, Висла и Сан. То есть хотя прямо там этого и не говорилось, было удобопонятно, что подразумевается под фразой «территориально-политическое переустройство» и понятно, что осуществиться оно могло лишь путем войны. То же самое касалось и очень значительного вопроса о независимости Польши, согласно тексту протокола, он по согласию сторон мог «быть окончательно выяснен» позже. СССР заявлял о своем заинтересованности к Бессарабии, а Германия — об отсутствии такого интереса. То есть две страны за спиной третьих стран договорились, стыдливо обходя детали, об аннексии территорий разом нескольких независимых стран, причем добиться ее можно было бы только посредством войны. Документ не конкретизировал, кто начнет эту брань, а кто закончит. Речь шла лишь о том, где в итоге должны будут остановиться победоносные армии «братьев по оружию».

Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным
Разъяснение к «секретному протоколу»

Получается, что СССР, провозгласивший ранее несогласие от аннексий и секретной дипломатии публично, по необходимости… вернулся к этой «царистской» политике вновь, что находилось в явном противоречии с теорией и практикой марксистско-ленинского учения, то кушать с идеологией, провозглашавшейся и с высоких трибун, и со страниц газеты «Правда». То есть если у нас идеологии как таковой нет, и мы провозглашаем лишь, так произнести, примат общечеловеческих ценностей, то это одно, и почему по случаю чужой земли не хапнуть? А вот если у нас во главу угла поставлен примат построения общества социальной правды, то тут уж следует быть примером во все и… «не приносить в храм цены песьей»!

Понятно, что на тот момент у нашей страны пожалуй что и не было другого выхода. Не будь этого протокола, Гитлер не начал бы войну с Польшей, мы не вошли бы на Западную Украину и в Белоруссию, не начали бы брань с Финляндией, а в итоге… мировое общественное мнение могло бы и не повернуться в нашу сторону, и мы так и остались бы один на один с Германией. Но… вытекало дезавуировать этот документ сразу же после смерти Сталина. И ведь у того же Хрущева был удобный момент для этого: ХХ съезд КПСС, порицание «культа личности», ну и что стоило приплести сюда «до кучи» еще и этот злополучный протокол? И все бы и в стране, и за границей увидели бы в этом достойное возвращение к ленинским принципам внешней политики, то кушать осуждение секретной дипломатии. Но сделано этого не было, и это стало серьезной внешнеполитической ошибкой советского руководства на долгие годы!

Использованная литература:
1. Впервые опубликован советский оригинал пакта Молотова — Риббентропа // Лента.ру. 2 июня 2019.
2. Пронин А. А. Советско-германские договоренности 1939 года: истоки и последствия (монография)// Международный исторический журнал, № 11, сентябрь-октябрь 2000.
3. Хавкин Б. К истории публикации советских текстов советско-германских негласных документов 1939—1941 гг. Форум новейшей восточноевропейской истории и культуры. — Русское издание. № 1, 2007.
4. Дорошенко В. Л., Павлова И. В., Раак Р. Ч. Не миф: выговор Сталина 19 августа 1939 года // Вопросы истории, 2005, №8.

Источник


Пакт Молотова — Риббентропа. Всё скрытое стало явным