«Паникеры и трусы должны истребляться на пункте»

Новость опубликована: 09.08.2017

«Паникеры и трусы должны истребляться на месте»

75 лет назад был выпущен распоряжение №227, известный в народе как «Ни шагу назад». О целях приказа рассказывает «Газета.Ru».

«Паникеры и трусы должны истребляться на месте»

  • Кубовые воротнички снова в моде

  • Премиум для избранных

  • Как выполнить требования Минтранса по режиму отдыха дальнобойщиков

  • Санация станет скорее и дешевле

  • Банк «Точка» и Qiwi запустят совместный сервис для малого бизнеса

  • Ко второму году войны обстановка на фронте для советских боец заметно ухудшилась. В Харьковской операции были убиты и взяты в плен более полумиллиона бойцов, серьезные потери армия понесла в сражениях в районе Воронежа, на Дону, в Донбассе. Немцы оккупировали территории Прибалтики, Белоруссии, Украины, многие области западной и центральной долей России.

    Летом 1942 года немецкие войска развернули крупное наступление, намереваясь выйти в нефтеносные районы Кавказа и завладеть плодородные области Дона, Кубани, Нижней Волги.

    Также противник собирался захватить Сталинград — важный стратегический пункт и крупный индустриальный центр страны.

    Битва за Сталинград началась 17 июля 1942 года. Она проходила в невероятно трудных для Красной армии условиях, но в краю о проблемах знали не все. Советское руководство пошло на отчаянный шаг — проинформировало весь военный состав о реальном положении.

    Распоряжение №227 «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций», получивший среди самих бойцов наименование «Ни шагу назад!», вышел 28 июля 1942 года.

    Реклама

    «Бои идут в районе Воронежа, на Дону, на юге у ворот Нордового Кавказа. Немецкие оккупанты рвутся к Сталинграду, к Волге и хотят любой ценой захватить Кубань, Северный Кавказ с их нефтяными и хлебными обеспеченностями. Враг уже захватил Ворошиловград, Старобельск, Россошь, Купянск, Валуйки, Новочеркасск, Ростов-на-Дону, половину Воронежа. Часть войск Полуденного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором, — говорилось в тексте распоряжения. — Мы потеряли более 70 миллионов населения, более 800 миллионов пудов хлеба в год и более 10 миллионов тонн металла в год. У нас нет уже сейчас преобладания над немцами ни в людских резервах, ни в запасах хлеба. Отступать дальше — значит загубить себя и загубить совместно с тем нашу Родину. Каждый новый клочок оставленной нами территории будет всемерно усиливать врага и всемерно ослаблять нашу оборону, нашу Отечество».

    В приказе описывался положительный опыт немецких войск, где расшатавшуюся дисциплину удалось поправить созданием более сотни штрафных рот и десятка штрафных батальонов из проштрафившихся бойцов, которым было приказано искупить свои грехи кровью. Также немецкие войска создали заградительные отряды, задачей каких было расстреливать солдат, пытавшихся бежать с поля боя или сдаться в плен.

    «И вот получается, что немецкие войска имеют хорошую дисциплину, желая у них нет возвышенной цели защиты своей родины, а есть лишь одна грабительская цель — покорить постороннюю страну, а наши войска, имеющие возвышенную цель защиты своей поруганной Родины, не имеют такой дисциплины и терпят ввиду этого разгром», — отмечалось в приказе.

    Принятия аналогичных мер в Красной армии и требовал приказ. Он постановлял ликвидировать отступательные расположения, привлекать к военному суду командующих, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций, создать штрафбаты и заградотряды и оказывать им всяческую поддержку.

    «Ни шагу назад! Таким сейчас должен быть наш главный призыв… Паникеры и трусы должны истребляться на месте», — гласил распоряжение.

    Автором текста приказа был начальник Генштаба Александр Василевский, но от его версии почти ничего не осталось после редактуры Сталина. Заключительному, в частности, принадлежали слова о том, что народ «теряет веру в Красную армию, а многие из них проклинают Красную армию за то, что она отдает наш народ под ярмо немецких угнетателей».

    Распоряжения, запрещавшие отступление, выходили и ранее. Так, годом ранее, когда количество советских военнопленных исчислялось уже миллионами, Сталин распорядился издать серию директив, какие угрожали «дезертирам и трусам». В августе 1941 года было объявлено, что семьи военнослужащих, самовольно покинувших поле боя или павших врагу, будут лишаться пособий и другой государственной поддержки. Приказ №227 отличался от более ранних постановлений в основном детальным описанием системы наказаний, которым подвергались провинившиеся бойцы.

    «На всю жизнь помню смысл приказа Сталина, прочитанного вслух перед построением нашей батареи в небольшом перерыве между боями жарким летним днем в начале августа 1942 года… — вспоминал после один из солдат-артиллеристов.

    — Не буква, а дух и содержание этого документа очень сильно способствовали морально-политическому духовному перелому, если позволительно так выразиться, в разумах и сердцах всех, кому его тогда читали и кто держал в те дни в руках оружие, а значит, и судьбу Родины, да и не только Родины — человечества.

    По-моему, основное в том, что людям, народу мужественно сказали прямо в глаза всю страшную и горькую правду о той пропасти, на грань которой мы тогда докатились».

    Однако даже несмотря на меры, зачисленные согласно приказу, отступление советских войск остановить не удалось. Некоторые командиры саботировали его, видя в отводе войск на создание заградотрядов лишь трату личного состава. Тем не менее приказ сыграл определенную роль в наведении дисциплины и порядка.

    В соответствии с приказом вердикт получили почти миллион бойцов, половина которых были отправлены в штрафбаты, половина — в места лишения независимости. Около 200 тыс. дезертиров отыскать не удалось.

    К 1944 году заградотряды были расформированы в связи с изменением обстановки на фронте.


    Ответить