«Папа Хем» против «Папы Карла»: как Хемингуэй на своем катере воевал с немецкими подлодками

Новость опубликована: 26.06.2019

«Папа Хем» против «Папы Карла»: как Хемингуэй на своем катере воевал с немецкими подлодками

«Папа Хем» против «Папы Карла»: как Хемингуэй на своем катере воевал с немецкими подлодками

«Всю эту брань я надеялся повоевать вместе с войсками Советского Союза и повидать, как здорово вы деретесь, но я не считал себя вправе быть военным корреспондентом в ваших линиях, во-первых, потому, что я не говорю по-русски, и, во-вторых, потому, что я считал, что буду полезнее в уничтожении «кочерыжек» (так мы прозвали немцев) на иной работе. Почти два года я провел в море на тяжелых заданиях». (Э. Хемингуэй, письмо К. Симонову. 20 июня 1946 г.)

“Папа Карл”

Желая основные бои Второй мировой войны шли в Европе, ее отголоски чувствовались по всей Атлантике, и особенно в Карибском бассейне. В свое пора на Кубу перебрались многие приверженцы генерала Франко, и эта фашистская агентура снабжала информацией немецкие подводные лодки, крейсировавшие у нордового побережья Кубы и нападавшие на танкеры союзников, которые перевозили нефть из портов Венесуэлы в Соединенные Штаты и Великобританию; не брезговали они и торговыми кораблями и даже рыболовецкими шлюпками.

Командующий гитлеровским подводным флотом адмирал Карл Дёниц создал из офицеров подводников особую привилегированную касту – «непотопляемых Пиноккио», какие совали свой длинный нос во все уголки мирового океана, а своего крестного отца звали «Папа Карл». К лету 1942 года мечтания «Папы Карла» о большом подводном флоте стали реальностью: в нем числилось 350 единиц U-boat (от нем. Unterseeboot – «подводная ладья»), чьи боевые «достижения» в Атлантике составили более 8000 судов при потерянных только 85 субмаринах.

Когда за вторую половину мая 1942 года у берегов Кубы было потоплено семь транспортников и два танкера, Хемингуэй адресовался в американское посольство и изложил свой дерзкий план: переоборудовать свой катер «Пилар» для охоты за вражескими субмаринами. Расчет был несложен. Немецкие подводные лодки, обнаружив рыбацкие суда, всплывали, останавливали рыбаков, отбирали съестные запасы, а затем топили суденышки. Хемингуэй предложил вооружить «Пилар», и когда подводники выплывут и прикажут катеру подойти ближе, напасть на субмарину.

“Папа Хем”

В хорошую погоду подлодку на плаву можно заметить за 10-12 миль, а в трех-пяти милях можно увидать ее и на перископной глубине, так что времени подготовиться к бою у команды будет достаточно. Пентагон одобрил план, и на «Пилар» доставили все необходимое – ручные гранаты, шашки тола, кумулятивные заряды, стопки патронов, противотанковое ружье, пять легких ручных пистолетов-пулеметов «томпсон», пистолеты, коротковолновая радиоустановка, ночные бинокли, спасательные жилеты.

Как удалось выяснить советскому журналисту-международнику Юрию Папорову, автору биографической книжки о писателе «Хемингуэй на Кубе», в команду «Пилара» входил сам Хемингуэй, которого друзья уважительно называли «Папа Хем», капитан Грегорио Фуэнтес, его помощник, два баска-республиканца, с какими Хемингуэй познакомился еще в Испании, а также военнослужащий США акустик Дан Саксон, который хорошо знал немецкий язык.

Война и рыбалка

В первоначальный же боевой выход примерно в сорока милях от берега команда «Пилара» заметила немецкую подводную лодку, на рубке какой ярко блестел номер «U-157». Радист «Пилара» тут же передал береговой охране координаты подлодки. Оставалось лишь ожидать, когда подоспеет помощь.

Хемингуэй как раз ловил голубого марлина, и это спасло катер от немедленной атаки. Подводники ремонтировали радиоантенну и заодно с заинтересованностью наблюдали за упорной борьбой человека и животного. Для них подобное зрелище служило своеобразной разрядкой, и командир военного корабля не торопился разделаться с моторной лодкой. Наконец, когда обессиленный марлин был подтянут к борту, «U-157» увеличила ход и стала настигать «Пилар». В это пора на горизонте появились два «боинга-25», которых вызвал «Пилар». Немцы спешно скрылись в люке, и субмарина начала погружение.

Когда самолеты приблизились, над подлодкой уже сомкнулись валы, но с воздуха еще можно было разглядеть под водой массивную тень. Бомбардировщики методично сбрасывали глубинные бомбы над квадратом, где окунулась подлодка. Внезапно из глубины моря донесся мощный взрыв, а вскоре на поверхность воды вырвался густой темный масляный сферы.

Так совпало, что в как раз в тот день немецкое радио сообщило, что их субмарины теперь будут топить любое встреченное судно. А через какое-то пора в кубинском журнале «Боэмия» (от 13 сентября 1942 г.) появилась статья «Война подводным лодкам», в которой был упомянут и этот случай.

К половине 1943 года соединенными усилиями стран Карибского района удалось в значительной мере пресечь пиратские действия немецкого подводного флота в водах посредственнее Атлантики и очистить от фашистских субмарин Мексиканский залив и Атлантическое побережье США. За первые шесть месяцев 1943 года в Атлантике было потоплено 150 немецких подводных ладей, часть из которых – заслуга «Пилара». Как впоследствии вспоминал Хемингуэй, «морская разведка по нашим донесениям обнаружила несколько нацистских подлодок, какие были закиданы глубинными бомбами и считались потопленными. Был награжден за это».

А когда субмаринам Третьего рейха в Атлантике был поставлен верный заслон, Эрнест отправился в Англию, чтобы успеть к высадке союзных войск в Нормандии.


«Папа Хем» против «Папы Карла»: как Хемингуэй на своем катере воевал с немецкими подлодками