Партизанской тропой

Новость опубликована: 09.02.2017

Партизанской тропой
Партизанской тропой

Партизанской тропой

Как советские латыши во Другой мировой сражались с фашистами

В феврале 1942 года советское командование решило организовать мощное партизанское движение в оккупированной нацистами Латвии и отобрало немало 300 добровольцев для переброски в тыл врага. История партизан, действовавших в республике, изобилует драматическими подробностями. Давайте вспомним о том, как в годы брани наши, советские, латыши сражались с нацистами.

«Латышский Рэмбо»

Территория Латвии была полностью завоевана Гитлером уже к 8 июля 1941-го. Как рассказал «Ленте.ру» рижский историк Игорь Гусев, уже к озари того года в стране сложилось сразу несколько центров сопротивления: коммунистическое, латышское и польское национальные движения. С любым днем ненависть к захватчикам объединяла все большее количество людей: истреблению подверглись проживавшие в Латвии евреи и представители других национальностей. Совсем недавно в республике вспоминали 75-летие уничтожения деревни Аудрини, которая в те годы наряду с Хатынью сделалась символом зверств гитлеровцев.

Деревня была уничтожена из-за того, что одна из ее жительниц, Анисья Глушнева, укрыла у себя шестерых красноармейцев, нёсшихся из лагеря для военнопленных, в числе которых был ее сын Родион. Местные полицаи узнали об этом, началась перестрелка, в ходе которой был уложен один из беглецов и старший шуцман Лудборж. Это стало поводом для карательной акции, в итоге которой деревня подверглась целому уничтожению. Сначала нацисты сожгли сорок домов, а 4 января 1942 года состоялся показательный расстрел тридцати мужей из Аудрини, признанных «наиболее опасными». Казнь прошла на базарной площади Резекне, куда согнали всех горожан. Еще 170 аудринцев, в том числе детей, запоздалее расстреляли в Анчупанском лесу.

Стоит ли говорить, что недостатка в желающих сражаться с нацистами не было. После того как Москва озаботилась поставкой в Латвию оружия и заброской подготовленных людей, сопротивление раскаталось во всю мощь. Одним из наиболее знаменитых партизан был Имант Судмалис, воевавший в отряде сельского учителя Вилиса Самсонса. О его подвигах повествуют невероятные вещи. Так, однажды партизаны устроили засаду на шоссе Кохановичи — Освея. Тогда Судмалис огнем из пулемета и гранатами истребил 28 врагов, а потом прикрывал отступление товарищей. Однажды партизаны остановили оторвавшийся от колонны легковой автомобиль, в каком ехал генерал, командовавший карательной экспедицией. Адъютант генерала бросил в бойцов гранату, однако Судмалис успел на лету перехватить ее и кинуть обратно в автомобиль: генерал, адъютант и водитель погибли. Прежде чем подоспела охрана, Судмалис успел выхватить из горящей машины генеральский портфель с документами и под треск автоматных очередей исчез в лесу.

В историю вошел еще один его подвиг: в марте 1943-го Имант и 27 его товарищей обороняли белорусскую деревню Прошки. Им удалось прорваться сквозь плотное кольцо окружения вражеского батальона. «Латышский Рэмбо» встал в полный рост и бросился на врага, увлекая за собой иных партизан. Через четыре месяца он пробрался в Ригу, где создал подпольную организацию. Через некоторое время Судмалис вернулся в лес за портативной типографией, но, привезя ее на место, был выдан предателем и 18 февраля 1944 года арестован. 25 мая его повесили в Рижской центральной тюрьме. Перед этим он поспел передать на волю записку: «Через несколько часов приведут в исполнение смертный приговор… Я оглянулся на пройденный линия, и не в чем мне себя упрекнуть: в эти решающие для человечества дни я был человеком и борцом. Лишь бы будущее было лучше и счастливее! Оно должно быть таким! Понапрасну не может быть пролито столько крови…»

Партизанский кромка

Активность партизан тревожила немцев. Даугавпилсский областной комиссар в своем донесении от 20 мая 1942 года требовал тысячу винтовок для здешней полиции. «Деятельность партизан в Латгальской области принимает угрожающие размеры. Ежедневно поступают сообщения, что в разных местах выходят столкновения с партизанскими группами, которые частично сброшены на парашютах или перешли через границу или же состоят из военнопленных, бежавших из станов и вооруженных местными жителями», — писал он.

Много неприятностей врагу причинил Латышский партизанский спецотряд (командир — Вилис Самсонс, комиссар — Отомар Ошкалн). «Этот отряд в начине декабря 1942 года в тяжелейших зимних условиях, проделав двухсоткилометровый рейд и разбив в нескольких боях брошенных против партизан карателей, основался близ юго-восточной границы Латвии в партизанском крае в Освейских лесах», — поясняет «Ленте.ру» Игорь Гусев. Латыши помогли белорусским товарищам очистить от неприятеля Освейско-Себежский партизанский край и организовать охрану его западных границ, активно действовали и в самой Латвии. «Операции проводились небольшими военными группами, наносившими удары по самым уязвимым местам противника. Главными видами операций были подрыв железных путей и немецких эшелонов, ночные налеты на учреждения оккупационных властей и полицейские участки, засады на легковые и грузовые машины неприятеля, схватки с полицейскими караульными постами и патрулями. После завершения операции небольшие партизанские группы могли незамеченными вернуться на свою базу», — приводит детали Гусев. Одно пора партизаны почти ежедневно взрывали главную магистраль гитлеровцев в Прибалтике: двухколейную линию Псков — Даугавпилс — Вильнюс.

В начине 1943-го был создан Латвийский штаб партизанского движения, которым руководил подполковник Артур Спрогис. При штабе организовали радиоцентр, поддерживавший связь с отдельными отрядами. Лишь в течение 1943 года партизаны взорвали 83 эшелона (уничтожив 64 паровоза и 755 вагонов), разрушили 16 мостов, три узла связи, разгромили 15 гарнизонов и полицейских участков, истребили один самолет, три танка и бронемашины. В следующем году они активно помогали советским войскам изгнать немцев из Латвии, а затем воевали в лесах Курляндии, где немецкая группировка продержалась до конца войны.

Прославленный партизан Вилис Самсонс умер относительно недавно, в 2011 году. В беседах с журналистами он вспоминал особенности партизанского быта: «Существовали мы в шалашах, покрытых лапами елей. Спали вдоль стен, посередине горел костер. Ноги грелись, а волосы порой примерзали. У нас и оружия-то было мало. Часть людей из местных жителей, которые хотели воевать, мы оставили на легальном позе: они были проводниками, снабженцами, собирали продукты, организовывали выпечку хлеба». В правоте своего дела Самсонс не сомневался до заключительных дней жизни. «План «Ост» предусматривал даже не «онемечивать» Прибалтику, а просто, освободив территорию, в течение 15-20 лет переселить сюда немцев. Латышскому народу угрожала летальная опасность», — объяснял он.

Суд и приговор

Самым известным из латвийских партизан стал Василий Кононов, причем произошло это спустя десятилетия после завершения войны. 28 февраля 1944 года дюжина партизан под командованием майора Чугунова оказалась в латгальской деревеньке Небольшие Баты. В составе группы шли, помимо мужчин-бойцов, две женщины — радистка и медсестра с младенцем. Один из местных жителей, Модест Крупниекс, впустил партизан на ночлег, а когда они уснули, сообщил немцам. Утром партизан окружили, в завязавшемся бою все они погибли. Когда об этом разузнало руководство отряда, в Малые Баты отправилась группа под руководством Василия Кононова, к тому моменту снискавшего славу одного из лучших подрывников: за два года брани он уничтожил 14 эшелонов.

В Малые Баты люди Кононова вошли 27 мая 1944 года, переодевшись в форму легионеров Waffen-SS. У нескольких здешних жителей они нашли оружие, патроны и гранаты. Группа Кононова ликвидировала шестерых мужчин и трех женщин, некоторые сгорели живьем в подожженных партизанами домах.

Эти события получили огласку только в 1998 году, а двумя годами позже Рижский окружной суд приговорил 77-летнего Василия Кононова к шести годам заточения «за геноцид и преступления против человечности». Осужденный рассказывал, что сокамерники пытались его убить. После обжалования приговора Кононов в апреле 2001-го вышел на независимость, а его дело дошло до Европейского суда по правам человека. В 2008 году ЕСПЧ оправдал Кононова, однако Латвия обжаловала это решение и добилась обвинительного вердикта. Василий Кононов помер 31 марта 2011 года, не успев добиться очередного пересмотра своего дела.


Ответить