Павел Фитин. Человек, какой сделал советскую разведку лучшей

Новость опубликована: 15.05.2019

80 лет назад, 13 мая 1939 года, советскую внешнюю рекогносцировку возглавил Павел Михайлович Фитин — один из самых эффективных в истории отечественных спецслужб руководителей. Несмотря на сложнейшую обстановку и в краю, и в мире, Павлу Фитину удалось превратить советскую разведку в бесперебойно и крайне результативно работающий механизм. Именно он, Павел Фитин, выведен в знаменитой эпопее «Семнадцать мигов весны» как «Алекс» — генерал-лейтенант Владимир Громов.

Советская разведка в конце 1930-х годов

Конец 1930-х годов был одним из наиболее сложных этапов в истории отечественных специальных служб. Кадровый состав органов государственной безопасности СССР был существенно прорежен репрессиями – вначале под руководством Ягоды, затем Ежова. Лишь приход в 1938 году на пост народного комиссара внутренних дел СССР Лаврентия Павловича Берия повлек за собой порядочное сокращение темпов репрессий. Берия озаботился и возрождением советской внешней разведки, которая в середине – второй половине 1930-х годов трудилась не столь уж и эффективно.

Павел Фитин. Человек, какой сделал советскую разведку лучшей  Еще 10 июля1934 года на базе ОГПУ (Объединенное государственное политическое управление при Совнаркоме СССР) было создано Основное управление государственной безопасности Народного комиссариата внутренних дел СССР. Именно ГУГБ НКВД отвечало и за внешнюю разведку. 29 сентября 1938 года ГУГБ НКВД возглавил Лаврентий Берия, а уже спустя два месяца, 25 ноября 1938 года, Берия был назначен общенародным комиссаром внутренних дел СССР.

Сразу же после назначения Берия приступил к реорганизации органов государственной безопасности, в том числе и рекогносцировки. За внешнюю разведку в составе ГУГБ отвечал сначала 7-й отдел, а затем 5-й отдел. Как только Берия возглавил НКВД, он назначил начальником Основного управления госбезопасности Всеволода Меркулова, а обязанности начальника разведывательного отдела сначала выполнял Павел Судоплатов, а затем комиссар госбезопасности 3-го ранга Владимир Деканозов – одинешенек из ближайших соратников Берии еще по работе в Закавказье. Но, судя по всему, Деканозова нарком рассматривал как промежуточный вариант и продолжал разыскивать более подходящую кандидатуру для руководства советской внешней разведкой. И такой человек был найден.

Кто вы, товарищ Фитин?

13 мая 1939 года Иосиф Сталин утвердил начальником 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР Павла Михайловича Фитина. Кандидатуру этого молодого человека, а Фитину был на момент направления всего 31 год, рекомендовал сам Лаврентий Берия. И уже одна эта рекомендация свидетельствовала о том, что Павел Фитин действительно был специалистом выдающимся, не столько даже как профессиональный агент, сколько как талантливый организатор и руководитель. Павел Фитин. Человек, какой сделал советскую разведку лучшей

Павел Михайлович Фитин был типичным представителем «сталинской плеяды» молодых и активных глав. Именно в конце 1930-х годов Сталин начинает выдвигать на руководящие посты в советских народных комиссариатах совсем еще молодых людей, сформировавшихся уже в советское пора. Они были призваны сменить «профессиональных революционеров», которым вождь не особо и доверял.

Павел Фитин был «плоть от плоти» человеком из народа. Он родился 15 (28) декабря 1907 года в селе Ожогино, что в Шатровской волости Ялуторовского уезда Тобольской губернии (ныне это Шатровский зона Курганской области), в крестьянской семье. Школу Павел заканчивал уже в советское время. Работать он начал в 13 лет в сельхозартели «Звезда», в 1922 году вступил в комсомол и в 1926 году окончил школу другой ступени в Ялуторовске. В партию Фитин вступил в 1927 году, в 19-летнем возрасте. Столь ранний прием в партию в то пора не был удивителен, тем более, что Фитин с мая 1927 года руководил Бюро юных пионеров и был заместителем ответственного секретаря Шатровского райкома комсомола.

В 1932 году Павел окончил инженерный факультет Аграрной академии имени Тимирязева и некоторое время работал по специальности – инженером лаборатории сельскохозяйственных машин Московского института механизации и электрификации сельского хозяйства, затем – в издательстве «Сельхозгиз» заведующим редакции индустриальной литературы. В издательстве Павел Фитин сидел с октября 1932 по март 1938 гг., с перерывом на годичную службу в РККА в 1934-1935 гг., дорос до заместителя главного редактора. В армии, уместно, Фитин служил рядовым красноармейцем.

Когда в марте 1938 года советское руководство решило провести партийный комплект в органы госбезопасности, чтобы покрыть нехватку руководящих кадров, вызванную ежовскими репрессиями, Павел Фитин получил «путевку» в НКВД. Его устремили на учебу на ускоренные курсы Школы особого назначения НКВД СССР, после которых в ноябре 1938 года распределили стажером в 5-й отдел Основного управления государственной безопасности НКВД СССР, отвечавший за внешнюю разведку.

Буквально за год Павел Фитин сделал головокружительную карьеру. Образцов такого карьерного роста, если не считать революций, в истории очень мало. Всего за один год 30-летний молодой человек, прежде не имевший никакого взаимоотношения к спецслужбам, поднялся со стажера до заместителя начальника 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР – всей внешней разведки Советского Альянса. В мае 1939 года, спустя год после прихода в систему НКВД СССР, Павел Фитин был назначен начальником отдела, реорганизованного затем, после создания НКГБ, в 1-е Управление Народного комиссариата государственной безопасности СССР.

Молодой начальник работал на итог

Назначенный на ответственную должность начальника внешней разведки всего Советского Союза, Павел Фитин с энтузиазмом, присущим молодому партийному активисту, взялся за труд. Ему, человеку глубокой порядочности, удалось найти «золотую середину» и прекрасно взаимодействовать как с опытными «зубрами» разведки, так и с начинающими сотрудниками.

Одной из основных задач Фитина в сложившейся ситуации стало создание эффективной системы подготовки кадров. Ведь многие опытные агенты в середине – второй половине 1930-х годов пали жертвами репрессий, их надо было заменить, но кем? Фитин решил этот проблема, наладив работу Школы особого назначения, из которой затем вырос знаменитый Краснознаменный институт КГБ СССР, готовивший кадры для советской внешней рекогносцировки.

Павел Фитин. Человек, какой сделал советскую разведку лучшей

Благодаря усилиям Фитина советской разведке удалось восстановить свою работу. К 1941 году в структуре внешней рекогносцировки были 40 резидентур, в которых работали 240 сотрудников. Разумеется, наиболее важными направлениями оставались Германия, Италия, Великобритания, Франция, США, Япония. Собственно Фитин докладывал Сталину о планах Германии по нападению на Советский Союз, о позиции западных держав. Советские разведчики предпринимали самые невообразимые усилия, чтобы узнать, как и когда гитлеровская Германия собирается напасть на Советский Союз.

Разведка в годы войны

Фитин остался на своем посту и после основы Великой Отечественной войны. В 1941-1945 гг. на внешнюю разведку легла огромная ноша. Советские разведчики работали не лишь в странах – противниках Советского Союза, но и в т.н. «союзных» государствах – в Великобритании и США. Ведь в Москве прекрасно понимали, что союз с СССР для британцев и американцев является ситуационным, а на самом деле они вынашивают планы ослабления и даже разрушения советского государства.

Но, конечно, самым приоритетным курсом оставалась работа в Германии. В сложнейших условиях на территории, контролировавшейся Третьим Рейхом, работали советские разведчики. Не зря личность Фитина отбили в «Семнадцати мгновениях весны» — шеф внешней разведки действительно сумел организовать бесперебойное снабжение советского руководства оперативной информацией о планах германского командования, о научно-технических разработках гитлеровцев, о переговорах с союзниками.

По инициативе Фитина в составе советской внешней рекогносцировки был создан информационный отдел – первое в истории отечественных спецслужб информационно-аналитическое подразделение, занятое аккумулированием и анализом поступающей из самых различных стран мира информации. Именно тогда, в годы руководства Фитина, сложились и основные требования и методы аналитической труды, которыми руководствуется и по сей день уже российская внешняя разведка.

Фитин как один из «отцов» атомного проекта

Неоценим вклад советской внешней рекогносцировки и в разработку ядерного оружия. Кстати, именно разведчики первыми обратили внимание на ядерную тематику. Так, в 1940 году Леонид Квасников, возглавлявший отделением научно-технической разведки, обратил внимание на то, что в американских журналах пропали любые публикации по физике ядра. Умный агент сразу сделал вывод, что именно по военным соображениям физика ядра вдруг превратилась на Западе в секретную дисциплину. Квасников доложил Фитину, и начальство внешней разведки сразу же поддержал инициативу подчиненного. Резидентуры в США и Великобритании получили указание следить за всеми новейшими тенденциями в сфере атомной энергетики, особенно если они прикасались военной тематики.

Когда в 1943-1944 гг. советское руководство озаботилось данным вопросом, в первую очередь работать начали агенты. Перед ними была поставлена задача раздобыть максимально подробную информацию о планах по созданию нового оружия, о существующих технических разработках, какие велись как в Германии, так и в странах – «союзниках» — США и Великобритании.

Благодаря эффективной работе внешней разведки советские ученые и инженеры оперативно получали сведения о авангардных технических достижениях на Западе, что значительно сокращало время на собственные разработки. И это было правильно, поскольку медлить в сложившейся ситуации было невозможно. Если бы Советский Союз вовремя не обзавелся бы ядерным оружием, США и Великобритания с очень большой долей вероятности напали бы на нашу край вскоре после разгрома гитлеровской Германии. Таким образом, внешняя разведка в буквальном смысле уберегла страну от новоиспеченной катастрофы.

После войны, на страже ядерного щита

Семь лет проработал Павел Михайлович Фитин во главе советской внешней рекогносцировки. Он руководил спецслужбой в самые сложные и ответственные годы. В мае 1946 года 38-летний Павел Фитин, имевший к тому поре звание генерал-лейтенанта, был переведен с должности начальника 1-го Управления на должность заместителя уполномоченного МГБ СССР в советской зоне оккупации в Германии. Разумеется, это назначение можно рассматривать и как определенное понижение, но в действительности работа на территории только что оккупированной части Германии была не немного сложной и важной для советского государства.

Павел Фитин. Человек, какой сделал советскую разведку лучшей

В 1947 году Фитина перевели заместителем начальника Управления Министерства государственной безопасности СССР по Свердловской районы. Именно на Урале в те годы создавались важнейшие предприятия советской атомной промышленности и в обязанности Фитина теперь входила не добыча информации о новоиспеченном оружии на Западе, а обеспечение безопасности и секретности советских предприятий в Свердловской области.

27 сентября 1951 года, через месяц после знаменитых испытаний на Семипалатинском стрельбище, Фитина перевели на должность министра государственной безопасности Казахской ССР, где как раз и размещался полигон, а кроме того начиналась разработка урановых месторождений. В 1953 году Фитина переместили начальником Управления МВД по Свердловской области, но вскоре, сразу после ареста Лаврентия Берии, сняли с должности и уволили из органов госбезопасности с унизительной формулировкой «по должностному несоответствию».

Человек, отдавший годы руководству разведкой, причем в самый напряженный для страны период, был буквально выброшен из системы, желая был еще совсем не стар. После отставки Фитин пять лет проработал в системе государственного контроля, а затем был директором фотокомбината Альянса советских обществ дружбы и культурных связей с зарубежными странами. Умер Павел Михайлович 24 декабря 1971 года в году 63 лет.

Источник

Материал полезен?

Павел Фитин. Человек, какой сделал советскую разведку лучшей