Перестройка была вырванной мерой, чтобы сохранить сеть КГБ СССР

Новость опубликована: 13.02.2017

Людям, находящимся у воли, иногда приходится принимать весьма сложные решения, которые никому нельзя не только объяснять, но даже знать. В этих условиях перед кой-какими из них можно только с благодарностью склонить голову…

 

Откуда взялась команда «питерских реформаторов» во главе с Чубайсом

В 1980 году секретарь ЦК КПСС Михаил Горбачёв, сделавший партийную карьеру с поддержкой Андропова, стал членом Политбюро ЦК КПСС.

Перестройка была вынужденной мерой, чтобы сохранить сеть КГБ СССР

В 1980 году умер Косыгин, но его зять Джермен Гвишиани (на сестре Гвишиани был женат Примаков), пользуясь поддержкой КГБ, возглавлял, созданным им ВНИИСИ, и в 1980 году в этот филиал Международного института прикладного системного анализа при Римском клубе был зачислен на работу будущий «молодой реформатор» Егор Гайдар.

В том же 1980 году в Ленинград был направлен Олег Калугин, который совместно с Александром Яковлевым стажировался в Колумбийском университете под руководством «бывшего» сотрудника УСС-ЦРУ Эдварда Баррета.

Калугин начал «стажировку» в Колумбийском университете ещё при Серове, когда скрытые каналы связи с Америкой для КГБ были второстепенными, уступая английскому направлению, но после прихода в КГБ Андропова, ориентировавшегося на тайные контакты с США, Олег Калугин мастерит головокружительную карьеру.

В 1971 году, вернувшись из США, где он был заместителем резидента в Вашингтоне, Олег Данилович Калугин стал заместителем начальника Другой службы ПГУ, что означало повышение сразу на две ступени в иерархии центрального аппарата разведки, в 1973 году стал начальником Управления внешней контрразведки Первого основного управления КГБ СССР, сделавшись самым молодым из руководителей КГБ соответствующего уровня, а в 1974 году 40-летний Калугин получил звание генерал-майора, сделавшись самым молодым генералом в КГБ.

Такие карьерные скачки были обусловлены, прежде всего, покровительством со стороны лично Юрия Владимировича Андропова. В своей книжке «Первое главное управление» О.Д. Калугин называет Ю.В. Андропова своим «ангелом-хранителем», и пишет, что между ними складывались «отношения папу и сына».

Бывший сослуживец О.Д. Калугина Александр Александрович Соколов в своей книге «Суперкрот ЦРУ в КГБ. 35 лет шпионажа генерала Олега Калугина» сообщает, что «ведущим» (то кушать куратором агента) Калугина был сам директор ЦРУ Уильям Колби (1973-1976).

Если учесть, что в реальности действия Калугина не были шпионажем, а заключались в поддержании скрытого канала связи между руководством КГБ и ЦРУ, то можно сделать вывод, что Калугин был «связным» между Андроповым и Колби, за что на него и посыпался золотой дождь из мест, званий и наград.

По крайней мере, иных причин для столь существенных к нему милостей со стороны Андропова не просматривается – ничего выступающего по части своих официальных служебных обязанностей Калугин не совершил.

Однако в ноябре 1979 года было принято решение о переводе генерала Калугина в Управление КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской районы на должность первого заместителя начальника Управления. К своим новым обязанностям Калугин приступил 2 января 1980 года.

Так именуемая «ссылка» генерала Калугина в Ленинградское управление КГБ по явно надуманным поводам очень сильно напоминает аналогичную «ссылку» в Канаду его коллеги по Колумбийскому университету Александра Яковлева, какого в действительности послали для особо важного спецзадания – устанавливать тайные каналы связи с американцами и англичанами лично для Суслова и Брежнева, и никто, кроме этих двоих советских лидеров, не ведал тогда об истинной роли Яковлева.

Генерала Калугина послали в Ленинград именно для выполнения какого-то особо важного задания, о каком не знал никто, кроме Андропова? Учитывая, что директор ЦРУ Уильям Колби, с которым поддерживал связь Калугин, в 1976 году удалился в отставку, и со следующими директорами ЦРУ «связными» были уже другие сотрудники, Олегу Даниловичу можно было теперь поручить новоиспеченное, очень ответственное дело деликатного свойства.

Очень похоже на то, что его задание было связано с подготовкой «перестройки» в СССР.

По крайней мере, есть крайне любопытные и многозначительные совпадения между приездом в Ленинград Олега Даниловича Калугина и становлением ленинградской группы «молодых реформаторов» во главе с Анатолием Борисовичем Чубайсом.

А.Б. Чубайс почитается одним из организаторов рыночных реформ и главным организатором процесса приватизации 1990-х годов (в 1992-1994 годах Чубайс являлся заместителем председателя Правительства и председателем Государственного комитета РФ по управлению государственным собственностью (Госкомимущество), в 1994-1996 и 1997-1998 годах – первым заместителем председателя Правительства РФ, в 1996-1997 годах – главой Администрации Президента РФ).

Перестройка была вынужденной мерой, чтобы сохранить сеть КГБ СССР

Откуда взялась команда «питерских реформаторов» во главе с Чубайсом?

В том, что КГБ мог узнать про вольнодумные разговоры молодого экономиста Чубайса и его товарищей о необходимости экономических реформ, сомневаться не приходится. В каждом советском ВУЗе был «первый отдел», где трудились товарищи из КГБ, и помимо первого отдела, бывальщины специально прикомандированные товарищи из действующего резерва КГБ для наблюдения за состоянием умов преподавателей и студентов (пример: подполковник КГБ из действующего резерва Владимир Владимирович Путин, прикомандированный в 1990 году к Ленинградскому государственному университету).

Плотность агентуры среди студенческо-преподавательского состава позволяла вовремя выявлять антисоветские настроения и реагировать на них надлежащим образом. Анатолий Чубайс и его приятели обязательно «огребли» бы по полной программе, если бы КГБ не был заинтересован в их деятельности.

Вытекает учитывать, что в 1979 году КГБ уже вовсю готовился к «перестройке», с 1976 года в Москве уже действовал центр подготовки будущих экономистов-реформаторов (ВНИИСИ), потому ленинградским экономистам за антисоветские разговоры ничего не было.

А дальше начались такие странности, которые наводят на мысль, что КГБ не попросту «закрыл глаза» на деятельность ленинградских молодых экономистов, но и начал опекать их, всячески помогать им в реформаторских изысканиях. Ведь советская экономика – это весьма сложная система, и реформаторов требуется много, одного ВНИИСИ для их подготовки не хватит, а тут как раз в Ленинграде подходящие кадры сами объявились. Им надо лишь помочь.

В октябре 1979 в Ленинграде группа молодых экономистов во главе с Анатолием Чубайсом начинает заниматься обсуждением реформирования советской экономики, а в ноябре 1979 года принимается решение о переводе в Ленинград особо доверенного человека Андропова – генерала Олега Калугина. Для чего? Для организации труды по воспитанию будущих реформаторов?

В 1980 году Чубайс и его друзья вступили в Совет молодых учёных Ленинградского инженерно-экономического института, а в 1981 году Чубайс этот Рекомендация возглавил, и стал подыскивать молодых экономистов из других ленинградских ВУЗов для участия в обсуждении экономических проблем. Под крышей Рекомендации молодых учёных образовался своеобразный «экономический кружок», стали совершенно открыто проводиться семинары, на которых обсуждалось «как улучшить домовитый механизм социализма».

Однако слово «социализм» в данном случае было чисто ритуальным – ни о каком социализме ленинградские молодые экономисты в реальности не сообщали (несмотря на то, что Чубайс в 1980 году стал членом партии). Как сообщил в интервью журналу «Континент» (2007, №134) один из участников чубайсовского кружка Андрей Илларионов, «Это был сферы людей, говоривших не на жаргоне марксистско-ленинских политэкономов, а на профессиональном экономическом языке».

Во главе Ленинграда стоял Григорий Васильевич Романов, не признававший никакого инакомыслия, и уделявший особое внимание войне с диссидентами, лично занимаясь соответствующими вопросами.

И вот в таких условиях при одном из ленинградских ВУЗов совершенно открыто функционирует диссидентский кружок с экономическим уклоном!

Никаких логических объяснений этому феномену нет, кроме одного – кружок Чубайса был неприкосновенным по той вину, что его «крышевал» и защищал кто-то из руководителей ленинградского КГБ. Например, первый зам. начальника Ленинградского Управления КГБ Олег Данилович Калугин – в годы «перестройки» он прогремел как «первый демократ из КГБ».

И наконец, самое главное: когда Андропов стал Генеральным секретарём ЦК КПСС, в самом конце его правления Чубайса совместно с Гайдаром включили в группу экономистов, какие в составе специальной комиссии Политбюро (Комиссия Тихонова-Рыжкова) готовили проект реформирования советской экономики!

Перестройка была вынужденной мерой, чтобы сохранить сеть КГБ СССР

Вот так! Чудеса не только в сказках случаются, но и в реальной советской действительности. Несколько лет Чубайс диссидентствовал, а потом вдруг этого экономического диссидента не кто-нибудь, а целая Комиссия Политбюро привлекла для разработки планов экономической «перестройки».

Самый увлекательный вопрос, который в связи с этим возникает: откуда вообще Политбюро узнало про молодого Чубайса, который был всего лишь рядовым членом КПСС?

Вероятно, товарищ Андропов получал хорошие отзывы о ленинградских «молодых экономистах» от своего доверенного лица товарища Калугина. Что бы там в постсоветское пора ни говорили Гайдар и Чубайс о своём якобы случайном знакомстве, попасть в секретную Комиссию Политбюро в обход КГБ было безотносительно невозможно.

Об этой Комиссии, в которой по заданию Андропова «молодые реформаторы» Гайдар и Чубайс готовили конкретные меры для перестройки экономики СССР, расскажем немало подробно через одну главу. А пока несколько важных дополнений по теме КГБ и будущих реформ.

Во второй половине 1980-х годов куратором от КГБ у команды «молодых реформаторов», возглавляемой Гайдаром и Чубайсом, был молодой офицер КГБ Сергей Владиславович Кугушев. Собственно он свёл эту команду «молодых реформаторов» с Борисом Николаевичем Ельциным, о чём подробнее будет рассказано в дальнейшем.

В книге «Третий проект», написанной в соавторстве с Максимом Калашниковым, Сергей Кугушев сообщает, что «В крышке 1970-х годов Андропов из особо приближённых лиц создал замкнутую, своего рода тайную организацию внутри КГБ СССР по образчику то ли оруэлловского Братства, то ли на манер народовольческого подполья, то ли в духе масонской ложи. Сам он общался всего с несколькими избранными, ближайшими соратниками. Они, в свою очередность, имели по пяти-семи «завербованных» каждый. Те же, в свою очередь, становились главами своих пятёрок. И так далее. Получалась пирамидальная иерархическая структура, расшибленная на пятёрки, незнакомые между собой. Взаимодействие шло только через руководителей некоей «ложи» внутри уже аморфной компартии и исподволь костенеющего Комитета госбезопасности».

Андропов создал нечто вроде мафиозной структуры или тайного общества внутри КГБ. Цель Андропова, по словам Кугушева, заключалась в том, чтобы «прочертить конвергенцию, интегрировать Россию в Запад на выгодных нам условиях». Это – одно из многих подтверждений того, что горбачёвская «перестройка» была замыслена в недрах КГБ, а Михаил Сергеевич Горбачёв был простым исполнителем этих замыслов.

Сергей Кугушев – не единственный известный контакт Чубайса в КГБ. В 1992-1996 годах Анатолий Борисович Чубайс в качестве председателя Госкомимущества, заместителя и первого заместителя председателя Правительства РФ осуществлял лишь общее руководство процессом приватизации государственной собственности.

А вот непосредственным управлением сделками по продаже приватизируемой госсобственности занималось специализированное государственное учреждение – Российский фонд федерального собственности (РФФИ). Значимость этой конторы мало кем осознаётся, а ведь важно не только решить, какой объект продать, но и кому его реализовать. РФФИ мог проводить приватизационные сделки таким образом, чтобы собственность досталась не всяким посторонним, а именно нужным людям.

В 1992-2008 годах советником председателя РФФИ, заместителем начальника, начальником управления экономической безопасности РФФИ трудился бывший сотрудник Первого главного управления (внешней разведки) КГБ СССР Игорь Васильевич Корнеев. Но занимался он там не безопасностью, а совершенно другими делами.

Бывший советский разведчик И.В. Корнеев в 1990-2000-х годах постоянно делегировался как представитель РФФИ в рекомендации директоров множества приватизируемых предприятий, и непосредственно рулил процессом их приватизации (от этого, между прочим, зависело, кому конкретно придётся собственность). Как только приватизация данного предприятия полностью завершалась, Корнеев переходил, как представитель Российского фонда федерального собственности, в совет директоров другого предприятия, и обеспечивал приватизацию там, и так в течение полутора десятилетий.

В справке Службы безопасности Президента РФ на Анатолия Борисовича Чубайса, составленной в 1994 году, Игорь Васильевич Корнеев наименован как «представитель Чубайса». Но в реальности не Корнеев был представителем Чубайса, а скорее Чубайс был представителем Корнеева. Как видно по датам, Корнеев трудился и при Чубайсе, и после его ухода, при всех многочисленных председателях РФФИ, председателях Госкомимущества, зампредах Правительства РФ по приватизации, которые уходили и приходили, сменяя товарищ друга в 1990-2000-е годы. Они уходили и приходили, а Корнеев оставался. Так кто же там были марионетки, а кто – кукловод?

В 1992-1995 годах советником и пресс-секретарём Чубайса являлся Аркадий Вячеславович Евстафьев, окончивший в 1986 году Высшую школу КГБ СССР им. Ф.Э. Дзержинского, с 1990 года он был в действующем резерве и был прикомандирован к Министерству иностранных дел СССР.

Итак, в 1992-1995 годах Аркадий Евстафьев формально значился советником и пресс-секретарём Анатолия Чубайса. Но это формально. А реальный его статус был гораздо выше, о чём свидетельствует следующий случай:

В 1996 году Аркадий Евстафьев являлся членом предвыборного штаба Б.Н. Ельцина, и 19 июня 1996 года он был приостановлен сотрудниками Службы безопасности Президента (СБП) при выносе из «Белого дома» коробки из-под ксерокса, в которой лежали 538 тысяч долларов. 20 июня 1996 года приказавший приостановить Евстафьева начальник СБП А.В. Коржаков был уволен.

Это заставляет предположить, что реальный статус Аркадия Евстафьева в неформальной иерархии бывших сотрудников КГБ был в то пора никак не ниже, чем у Коржакова, и задержания этого бывшего офицера КГБ начальнику ельцинской охраны не простили.

Когда говорят о деятельности А.Б. Чубайса в 1990-е годы, о проведении им «грабительской приватизации» и т.д., вытекает учитывать, что он действовал по советам выпускника Высшей школы КГБ СССР А.В. Евстафьева, который был настолько значительным человеком, что из-за него Президенту России пришлось отказаться от своего самого неизменного соратника.

Скорее всего, Аркадий Евстафьев был столь значителен не сам по себе (всё-таки он был в ту пору ещё довольно молодым человеком – 1960 года рождения). Увлекательно, что в тот период начальником одного из управлений Службы внешней разведки России (созданной на основе Первого главного управления КГБ СССР, где ранее работал «представитель Чубайса» в Российском фонде федерального имущества Игорь Корнеев) был генерал-лейтенант Геннадий Михайлович Евстафьев. Не был ли Аркадий Вячеславович Евстафьев племянником или далеким родственником Геннадия Михайловича Евстафьева?

Кроме того, Аркадий Евстафьев мог быть «связным» с той организацией, о которой сообщил Сергей Кугушев – секретом организацией, созданной Андроповым внутри КГБ. Андропов умер, но эта структура ведь никуда не делась, и существует до сих пор. Сам Кугушев в книге «Третий проект» мастерит только намёки на дальнейшую судьбу тайной организации Андропова:

«Тайная сеть Андропова по причинам, известным только ей, пришагала к выводу о том, что в текущей реальности заключить сделку с реальными хозяевами мира на достойных для Советского Союза условиях не удастся. Потому главные усилия должны быть направлены не на сохранение, не на спасение страны, а на сохранение сети, на перекачку в неё наиболее важных ресурсов, на выведение её из под вероятных ударов и рисков.

На скорейшее распространение её на наиболее перспективные и значимые центры единого победившего Западного мира. Для этого допускалось разграбление собственной края. С этого момента спасение Империи и её обломка, РФ, перестало быть целью для тайной андроповской структуры. Более того, контролируемый «сверху» распад СССР и демонтаж основных институтов сделались питательной основой для закачки ресурсов в сеть. Вы вспомните, как крупные чины КГБ СССР стали уходить в олигархические структуры ельцинской России. Припомните знаменитого Филиппа Бобкова в «Мосте» Владимира Гусинского, например.

Кризис и последующая катастрофа скрыли от общества масштабы и эффективность этой труды, позволили провести её незаметно, предотвратили возможное организованное сопротивление уводу из общества и народного хозяйства огромных финансов и инвестиционных ресурсов…»

Ещё одинешенек вопрос мучает нас: какова была первоначальная идеология андроповской сети, и что с ней стало с течением времени? Ради чего была реализована одна из крупнейших в истории операций по переброске крупномасштабных государственных средств сначала за рубеж, а потом и в избранные центры «олигархов» – финансово-промышленной воли внутри страны?

От ответа на этот вопрос зависит многое – и наше ближайшее будущее, и перспективы конкретных политиков, и очертания тех сил, какие выйдут на политическую сцену России в ближайшие годы.

Входил ли генерал Калугин в эту андроповскую «сеть»?

Олег Калугин в 1973-1979 годах был начальником управления внешней контрразведки ПГУ КГБ, а после 1979 года – основным куратором над Чубайсом и его «экономическим кружком». И в тот же период, когда внешней контрразведкой руководил Калугин, по линии внешней контрразведки в ПГУ КГБ трудился и Геннадий Евстафьев, будущий генерал и предполагаемый родственник советника Чубайса, выпускника Высшей школы КГБ СССР Аркадия Евстафьева. Такие вот совпадения. Вначале главным кукловодом Чубайса фактически был Калугин, а затем – бывший подчинённый Калугина.

В книге О.Д. Калугина «Прощай, Лубянка!» встречаются такие фразы: «я не таил своих симпатий… к Ф. Бобкову», «Вечером позвонил Филиппу Бобкову, назначенному первым заместителем Председателя КГБ, и попросился на зачисление. Он принял меня на следующий день. В длительной дружеской беседе…». Учитывая, что Ф.Д. Бобков, являясь начальником 5-го Управления, был одним из фактических созидателей диссидентского движения в СССР, его приятельские отношения с О.Д. Калугиным наводят на размышления (вспомним поход Калугина в сауну с неким диссидентом).

Вылито на то, что андроповская «тайная сеть» состояла в основном из сотрудников ПГУ (внешней разведки) и 5-го Управления – именно эти структуры в КГБ и стали движущими мочами в подготовке «перестройки».

Кроме того, Олег Калугин в указанной книге также пишет о своих дружеских отношениях с ориенталистом Евгением Примаковым, который в 1991 году стал первым заместителем председателя КГБ и начальником Первого главного управления КГБ СССР, в 1991-1996 годах был директором Службы внешней рекогносцировки РФ (то есть, непосредственным начальником Г.М. Евстафьева в тот период). Вряд ли востоковеда назначили начальником разведки просто так, ни с того, ни с сего. В рекогносцировку посторонних не берут.

В 1956-1970 годах Евгений Максимович Примаков официально работал журналистом, сначала в Гостелерадио, затем в газете «Истина», и очень много ездил по странам Ближнего Востока.

Олег Калугин в 1960-1964 годах работал в США под видом журналиста – корреспондента Московского радио. Иной известный разведчик, генерал-майор Юрий Георгиевич Кобаладзе, в 1977-1984 годах находился в Великобритании под видом корреспондента Гостелерадио. Грядущий директор Службы внешней разведки России (1996-2000) генерал армии Вячеслав Иванович Трубников в 1971-1977 годах занимался агентурной деятельностью в Индии и Бангладеш под видом корреспондента Агентства печати «Новости».

Евгений Примаков был таким же «журналистом», как Олег Калугин, Юрий Кобаладзе, Вячеслав Трубников, Станислав Левченко, и иные их коллеги. И поэтому со временем возглавил сначала советскую, а затем и российскую разведку. А затем Б.Н. Ельцин, который, как будет подетальнее рассказано в дальнейшем, сам был выдвиженцем Ю.В. Андропова, назначил Е.М. Примакова министром иностранных дел (1996-1998), а затем и председателем Правительства России (1998-1999).

Возвращаясь к Анатолию Чубайсу, надо произнести, что его образ как главного виновника «грабительской приватизации», очень сильно раздут средствами массовой информации, да и самим Ельциным – припомните его знаменитую фразу «Во всём виноват Чубайс».

Просто Анатолий Борисович по своим внешним данным напоминал классический манер плохого мальчика из российского фольклора («рыжий-рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой»), и его оказалось очень удобно представить как виновного во всех бедах России. А в действительности он добросовестно выполнял указания настоящих организаторов «перестройки», и помимо Аркадия Евстафьева, могли быть и иные «связные», которых с коробкой из-под ксерокса никто не задерживал, и поэтому публике они до сих пор не известны.

Внутри ельцинского плана было некое неочевидное спецначинание, сообразно которому главные издержки по осуществлению развала СССР и демонтажу советизма надо переложить на либерально-демократические круги. Что сначала эти сферы надо дискредитировать, причём тотально, а потом на сцену должна выйти другая группа».

Так в итоге, и произошло. Сначала в 1990-е годы «либералы» разваливали всё что можно, а в 2000-е пришагали «державники», которым разваливать уже ничего не надо было – «всё развалено до нас». А если приглядеться, что у тех, что у этих, есть одна всеобщая черта, одно общее происхождение – все они «питерские».

Помимо Анатолия Борисовича Чубайса, выдающимися деятелями в постсоветский период сделались и некоторые другие «молодые экономисты» из чубайсовского кружка, образовавшегося после приезда в Ленинград Олега Даниловича Калугина:

Кудрин Алексей Леонидович, в 1996-1997 годах – заместитель главу Администрации Президента РФ – начальник Главного контрольного управления Президента, в 2000-2011 годах – заместитель председателя Правительства и министр финансов РФ;

Кох Альфред Рейнгольдович, в 1993-1996 годах – заместитель, первоначальный заместитель председателя Государственного комитета по управлению имуществом, в 1996-1997 годах – председатель Госкомимущества, заместитель председателя Правительства РФ, в 2000-2001 годах – директор холдинга «Газпром-Медиа»;

Игнатьев Сергей Михайлович, в 1991-1992 годах – заместитель министра экономики и финансов России, в 1992-1993 – заместитель председателя Центрального банка, в 1993-1996 – заместитель министра экономики, в 1996-1997 – помощник президента России по экономическим проблемам, в 1997-2002 – первый заместитель министра финансов, с 2002 года – председатель Центрального банка РФ и одновременно председатель приметливого совета Сбербанка России;

Илларионов Андрей Николаевич, в 1993-1994 годах – руководитель группы анализа и планирования при председателе Правительства РФ, в 2000-2005 – советник Президента Российской Федерации;

Дмитриева Оксана Генриховна, в 1998 году – министр труда и социального развития РФ, с 2007 года – первоначальный заместитель руководителя фракции «Справедливая Россия» в Государственной Думе РФ;

Мордашов Алексей Александрович, с 1996 года – генеральный директор ОАО «Северсталь».

Увлекательно, что под руководством генерала Калугина в 1980-1987 годах в системе органов КГБ по городу Ленинграду и Ленинградской области служили отдельный относительно молодые офицеры, ставшие впоследствии видными деятелями постсоветской демократической России:

Бортников Александр Васильевич, с 2008 года – директор ФСБ России. В интервью газете «Совсем секретно» (№ 5 (264), май 2011 года) Олег Калугин вспоминал о Бортникове: «это был очень способный, целеустремлённый сотрудник. Он всегда выделялся из всеобщей массы офицеров госбезопасности своей работоспособностью. Его отличало умение нестандартно оценивать людей и события… Одним словом – человек на своём пункте»;

Голубев Валерий Александрович, с 2006 года – заместитель председателя правления ОАО «Газпром»;

Иванов Виктор Петрович, в 2000-2004 годах – заместитель главу Администрации Президента РФ, в 2004-2008 годах – помощник Президента РФ, с 2008 года – директор Федеральной службы по контролю за витком наркотиков;

Патрушев Николай Платонович, в 1998 году – заместитель руководителя Администрации Президента РФ – начальник Главного контрольного управления Президента, в 1999-2008 годах – директор ФСБ России, с 2008 года – секретарь Рекомендации Безопасности РФ. В интервью журналу «Коммерсантъ Власть» (№12 (465), 02.04.2002) Олег Калугин вспоминал о Патрушеве: «первое повышение в своей жития он получил от меня», «вместе на охоту ездили. Он и книжки любил читать, и музыкой интересовался. Современный такой парень по тем порам… И в общем, он мне нравился…»;

Полтавченко Георгий Сергеевич, в 2000-2011 годах полномочный представитель Президента Российской Федерации в Центральном федеральном округе, с 2011 года – губернатор Санкт-Петербурга;

Путин Владимир Владимирович (в Ленинградском УКГБ – до 1984 года), в 1997-1998 годах – заместитель главу Администрации Президента РФ – начальник Главного контрольного управления Президента, в мае-июле 1998 года – первый заместитель руководителя Администрации Президента, в 1998-1999 – директор ФСБ России, в 1999 и в 2008-2012 годах – председатель Правительства РФ, в 2000-2008 и с 2012 года – Президент Российской Федерации;

Черкесов Виктор Васильевич, в 2003-2008 годах – директор Федеральной службы по контролю за витком наркотиков.

Что может означать служба вышеуказанных товарищей под руководством генерала Калугина? Может быть, и ничего не означает, попросту совпадение, но очень интересное совпадение.

Источник

 

 

Анатолий Чубайс принимает поздравления с днём рождения

 

 

Немало подробную и разнообразную информацию о событиях, происходящих в России, на Украине и в других странах нашей прекрасной планеты, можно получить на Интернет-Конференциях, всегда проводящихся на сайте «Ключи познания». Все Конференции – открытые и совершенно безплатные. Приглашаем всех просыпающихся и интересующихся…

 


Ответить