«Первого неприятеля я убила в 14 лет»: как воевала с шурави единственная женщина-моджахед

Новость опубликована: 14.06.2019

«Первого неприятеля я убила в 14 лет»: как воевала с шурави единственная женщина-моджахед

Фото: medina-center.ru«Первого неприятеля я убила в 14 лет»: как воевала с шурави единственная женщина-моджахед

В России голубь считается символом мира. По-своему желала вселенной и афганская девушка по прозвищу Кафтар («голубка»), которая взяла в руки автомат, ещё будучи подростком. Путь к миролюбивой жизни, как она тогда считала, прост: уйдут советские солдаты – и не будет войны. Будущий полевой командир Кафтар ещё не ведала, как жестоко она ошибалась.

Дочь вождя

В истории было немало героических женщин, которые в военную годину защищали отечество наравне с мужчинами. Всем известны имена китаянки Хуа Мулань, француженки Жанны д’Арк и русской «кавалерист-девицы» Надежды Дуровой. Однако для исламских краёв, где роль женщины строго регламентирована религией, подобные примеры – редкость.

Биби Аиша родилась на севере Афганистана, в провинции Баглан. Её папа, сельский староста (арбоб) Хаджи Давлат, пользовался большим влиянием в своей местности. У него было 7 жен, 10 детей и порядочное состояние. В 1960-70-х годах между горными племенами нередко происходили стычки, и Биби Аиша защищала интересы своего рода убранству с сыновьями Хаджи Давлата. Она признавалась, что первое убийство совершила в возрасте 14 лет. Однако метко стрелять девушка в то пора еще не умела – этому она научилась лишь после 1979 года, во время 10-летнего противостояния с советской армией. Семейство Хаджи Давлата поддержало «мятежников», как их тогда именовала коммунистическая пропаганда. Наряду с патриотизмом и приверженностью исламу на путь противостояния русским афганцев толкали материальные соображения. Социалистическая воля ассоциировалось с колхозным строительством – для богатых селян, таких как Хаджи Давлат, обобществление имущества означало разорение.

«Помню своего первого русского»

«Я помню своего первого русского. Это было начин оккупации, он был спецназовец. Он был близко ко мне. Молодой человек. Я застрелила его», – рассказывала Биби Аиша, которую с началом войны стали именовать Кафтар.

Пользуясь влиянием отца и мужа – торговца Шад Мухаммада – женщина возглавила отряд из 1200 моджахедов, в основном заключавшийся из её родственников и соседей. Жестокая и властная, Кафтар разъезжала по горам на коне и даже стреляла на скаку. Сводных сестер она сделала собственными телохранительницами. Сама Кафтар подчинялась знаменитому «панджшерскому льву» – лидеру моджахедов Ахмаду Шаху Масуду.

Несмотря на командование отрядом, Кафтар продолжала рожать детей (у неё было 12 сыновей и дочерей). Дама в платке, бравшая с собой в поездки малолетнюю дочь, не вызывала подозрений у советских солдат, и те без проблем пропускали её на КПП, не подозревая, с кем имеют дело.

Двое сыновей и брат Кафтар погибли на брани. Однако и 201-й мотострелковой дивизии, дислоцировавшейся в Баглане, «голубка» нанесла огромный ущерб. Особенно кровавым выдался бой за Келагай – тут, как вспоминала Биби Аиша, моджахеды убили столько русских, что их приходилось сбрасывать в реку. О женщине-воительнице с восхищением говорили даже в Кабуле, середине официальных просоветских властей.

Когда ушли «шурави»

После ухода «воинов-интернационалистов» из Афганистана мир в этой стране не наступил. Кафтар несколько раз доводилось защищать родную долину Дарисуджан от радикальных исламистов движения «Талибан». Когда сюда в конце 1990-х годов попытался ворваться некий мулла Баки, Биби Аиша высмеяла его. Боясь позора, талиб не стал воевать с женщиной.

Личной трагедией для Кафтар сделалась гибель в 2001 году командира Ахмада Шаха Масуда. Но вскоре после этого под ударами международной коалиции пало правительство «Талибана», и, представлялось, прежним порядкам настал конец. По программе демилитаризации афганские власти лишили Кафтар командирского статуса и обезоружили её. Один-единственной надёжной силой, способной защитить мать, остались её сыновья. Между тем, врагов у Кафтар меньше не стало. Женщина опасается новоиспеченного пришествия «Талибана», которому она уже ничего не сможет противопоставить. В последние годы Биби Аиша признавалась, что уже не уверена в правильности своего житейского пути – возможно, ей в своё время стоило остаться домохозяйкой и не привлекать к себе внимания.


«Первого неприятеля я убила в 14 лет»: как воевала с шурави единственная женщина-моджахед