Первооткрыватель “троянских табличек” очутился Остапом Бендером от науки

Новость опубликована: 21.03.2018


Первооткрыватель "троянских табличек" оказался Остапом Бендером от науки
Британский археолог Джеймс Мелаарт


Джеймс Мелаарт, популярнейший британский археолог, открывший противоречивые таблички с описанием Троянской войны, мог подделать почти все или большую часть рисунков и артефактов, какие он нашел в Турции в середине прошлого века, сообщает LiveScience.

“Все, что опубликовал или оставил за собой Мелаарт, представляет собой смешение из реальных фактов, непроверенных фактов и полных фантазий. После того, как Мелаарту запретили въезд в Турцию, он прожил еще возле половины века.

Судя по всему, в это время он все больше погружался в какой-то полуфантастический мир. Возможно, что так он хотел отомстить туркам и коллегам, заставляя их “рыть” в неправильном направлении”, — заявил Эберхард Цанггер (Eberhard Zangger), историк из Швейцарии.

Джеймс Мелаарт считается ныне одним из самых великих археологов 20 века, живших в Британии. Раскопки, которые Мелаарт и его команда проводили в Анатолии в половине прошлого столетия, сделали его главным специалистом в истории ранней человеческой цивилизации, существовавшей на Ближнем Востоке в конце каменного столетия и положившей начало многим культурам античности.

Главные находки Мелаарта – стойбища Чаталгуюк, Бейджесултан и Демирджихеюк – впервые рассказали ученым о том, как возникли первые цивилизации Земли и какую роль в их эволюции сыграло сельское хозяйство, вера и другие новации того времени. Их наследие археологи, историки и даже генетики изучают до сих пор.

Помимо чистой научной славы, у британского “Индианы Джонса” был и трен негативной репутации, связанной с тем, что его неоднократно обвиняли в торговле историческими артефактами, а также в преувеличении или искажении своих же собственных открытий. В последнем итоге это привело к тому, что правительство Турции навсегда запретило ему проводить раскопки и даже въезжать на территорию страны.

Когда Мелаарт помер в 2012 году, его сын Алан случайно нашел в его доме одну из самых интересных находок Мелаарта, копию текста со стелы в стойбище Бейкёй на гадательно лувийском языке.

Он передал его Цанггеру и Фреду Ваудхёйзену, специалисту в области изучения Лувии и лингвисту, знающему лувийский стиль. Когда ученые прочитали этот текст, они неожиданно обнаружили, что он был связан с другим известным “центром силы” того поре, знаменитой Троей, а также с загадочными “народами моря”.

Подобные заявления были встречены научным сообществом крайне скептически. Многие ученые посчитали эту находку Мелаарта утончённой подделкой, изготовленной или самим археологом, или какими-то шутниками-знатоками лувийского языка, который, как часто говорил Мелаарт, он вообще не соображал.

Цанггер очень серьезно отнесся к таким заявлениям, и попытался проверить их. Для этого он еще раз связался с Аланом Мелаартом и уговорил его предоставить ему целый доступ к квартире и мастерской великого археолога.

Первый же визит в квартиру Мелаарта обрушил все надежды швейцарского историка – он нашел цельную пачку документов, которые четко указывали на то, что Мелаарт в совершенстве владел лувийским языком, а также несколько черновых версий “древнелувийского” текста, какой его сын передал Цанггеру после смерти отца.

Более того, Цанггер обнаружил множество свидетельств того, что Мелаарт посылал подобные имитации и другим историкам и лингвистам, пытаясь выдать их за реальные находки, на протяжении последних 50 лет.

Некоторые из них, к примеру, копии рисунков из Чаталгуюка, британский археолог опубликовал под своим именем в самых престижных научных журналах, пользуясь заработанной ранее славой.

Как отмечает историк, часть из них может быть вполне реальной, что помогало “Остапу Бендеру” от археологии усыплять бдительность коллег и заметать свои отпечатки.

“Надо мной совершили настоящее надругательство. Мелаарт не испытывал никаких угрызений совести и сомнений, разрушая жизни и карьеры тех людей, чьим доверием он пытался воспользоваться. Сейчас нам будет крайне сложно разобраться, какая часть его наследия является реальной, а какая – мистификацией и обманом”, — заключает Цанггер.