«Петровские исполины»: что русские гренадеры делали в армии Вильгельма I

Новость опубликована: 18.08.2019

«Петровские исполины»: что русские гренадеры делали в армии Вильгельма I

«Петровские исполины»: что русские гренадеры делали в армии Вильгельма I

Русские всегда славились своей отвагой и доблестью. Это не осталось незамеченным иноземными правителями, какие в некоторых случаях брали к себе на службу наших соотечественников.

Защищая империю

На рубеже I и II тысячелетия Византия была богатейшим страной мира, и чтобы оберегать своё могущество, она была вынуждена прибегать к найму легионеров – немцев, франков, болгар, норманнов. Среди наёмных бойцов были и наши предки – русичи. Причём именно их предпочитали брать в качестве личной гвардии византийских императоров.

Константинополь подлинно был заинтересован в военной помощи с Руси, о чём свидетельствует хотя бы тот факт, что в 957 году император Константин Багрянородный лично упрашивал посетившую его княгиню Ольгу выделить ему своих воинов.

В договоре между Русью и Византией от 911 года указывалось: «Если кто желает служить в императорском войске, могут это делать свободно». Однако аналогичный документ от 944 года уже сообщал о том, что поступление русских наёмников в византийскую армию под собственный контроль брал князь, и с этого предприятия он извлекал немалые дивиденды.

Византийские источники свидетельствуют об активном привлечении русских наёмников к операциям византийской армии – как наземным, так и морским, фактически по всему Средиземноморью. При этом, как помечают хронисты, русичи имели собственный флот.

Около 700 русских воинов участвовало в походе на Крит в 911 году, запоздалее те из них, кто уцелел, сражались на Кипре и в Сирии. В 935 году свыше 400 русов примкнуло к экспедиции Романа I Лакапина в Италию. В качестве береговой охраны на побережье Далмации русские наёмники храбро отражали набеги мусульманских пиратов. Поступки русских отрядов на византийской службе были зафиксированы даже в Месопотамии и Армении.

Византийская принцесса Анна Комнина была рослого мнения о русских воинах, которых называла варягами: «Что же до варягов, носящих мечи на плечах, то они рассматривают свою верность императорам и службу по их охране как родовой долг, как жребий, переходящий от отца к сыну; поэтому они сохраняют верность императору и не будут даже слушать о предательстве».

На китайской службе

Первые русские угоди в Китай в начале XIV столетия вместе с монголами, основавшими здесь в 1271 году империю Юань. В 1330 году там был создан русский корпус численностью в несколько тысяч человек, для обеспечения каких местными властями было выделено 600 га пахотных земель. Все русские имели статус военных поселенцев.

В «Истории династии Юань» сообщается, что к норду от Пекина базировался Русский полк Пекинской гвардии, который был частью элитных соединений Высшего военного совета империи. В 1331 году Русский полк даже сподобился «серебряной печати» – одной из высших ханских наград.

После изгнания монголов из Китая в 1368 году эти земли покинули и многие служившие им русские, однако кое-какая часть все же ассимилировалась среди местного населения. Португальский путешественник Мендиш Пинту, посетивший северо-восточный Китай в середине XVI столетия, строчил, что встречал здесь потомков русских ратников.

В начале 1660-х годов со стороны Амура в Китай пришла группа казаков под предводительством Никифора Черниговского, возвысившая бунт в Илимском остроге. Здесь беглецы основали поселение Албазин, однако раздольной жизни им мешали воинственные маньчжуры империи Цин. Летом 1685 года казачье поселение было взято в перстень четырёхтысячным маньчжурским войском, которому противостояли всего 450 казаков.

Спустя долгие недели осады Албазин был всё же взят, однако маньчжурский полководец Лантань был так восхищён самоотверженностью казаков, что предложил им перейти на императорскую службу. К тем русским, кто решился на этот шаг, отнеслись с уважением: им позволили сохранить веру и даже использовать буддистский святилище в качестве православной часовни.

Казаков, получивших название «Орос ниру» («Русская рота»), причислили к воинскому сословию под золотыми знаменами маньчжурской гвардии. Информации об их службе почти нет, но со слов русского дипломата Николая Спафария известно, что они обучали военному мастерству маньчжуров, в том числе на скаку стрелять из ружья.

Петровские великаны

С 1713-го по 1740-й год королём Пруссии был Фридрих Вильгельм I. Его отличала поистине маниакальная страстность к парадам, шагистике, оружию и прочим атрибутам военщины. Но особую слабость он питал к рослым солдатам. Проводя тщательную селекцию по всей Европе, он добился того, что его армия сделалась самой высокорослой на континенте. Наибольшее значение король уделял своей «великанской гвардии» – Riesengarde, в которой рост гвардейцев негусто опускался ниже 2 метров.

Зная вкусы прусского короля, Пётр I в знак союзнических отношений для пополнения Riesengarde подарил ему 55 отборных русских гренадеров, дав начин традиции, как оказалось, растянувшейся на десятилетия. Судя по сохранившимся документам, всего с 1714-го по 1724-й год Фридриху Вильгельму Пётр передал 248 русских боец.

Справедливости ради следует заметить, что не все солдаты преподносились королю в качестве подарка. Часть из них действительно являлись «дарёными в презент», но иные были «отданы в услужение», то есть на время. Последние служили преимущественно в пехотных армейских полках.

К 1723 году поза многих русских солдат в Пруссии оказалось бедственным, и они через посланника подали челобитную царю, в которой просили вернуть их на отечество. Пётр распорядился забрать их обратно, однако взамен предложил прусскому королю новых рекрутов. Однако петровский указ не распространялся на тех, кто пополнял линии «великанской гвардии»: они всё так же преданно несли службу на благо Пруссии. Судя по документам Военной коллегии, на родину вернулись по меньшей мере 152 человека.

Показавшаяся в 1730 году на российский престол Анна Иоанновна возродила уже было утраченную традицию поставлять гренадеров всё ещё здравствующему Фридриху Вильгельму I. Но в этот раз она освободила свою администрацию от хлопот по поиску рекрутов и предоставила все полномочия прусской стороне. Более того, императрица распорядилась выпустить на пошив мундиров русских великанов 250 аршин синего сукна.

Только во времена царствования Елизаветы Петровны все оставшиеся в живых русские гренадеры бывальщины возвращены домой. Тогда Россия вступала в непростые отношения с Пруссией, приведшие к Семилетней войне 1756-1763 годов.


«Петровские исполины»: что русские гренадеры делали в армии Вильгельма I