Беллетрист, этнограф, гомеопат

Новость опубликована: 22.11.2016

Писатель, этнограф, гомеопат

Портрет беллетриста Владимира Даля кисти Василия Перова (1872)

22 ноября 1801 года родился Владимир Даль – писатель, словарник, врач и автор знаменитого «Толкового словаря». О биографии и творчестве Даля рассказывает «Газета.Ru».

С именем Владимира Даля неразрывно связана история русского стиля, российская лексикография и фольклористика. Самым большим трудом его жизни стал «Толковый словарь живого великорусского языка», какой он составлял 53 года. Его наследие все еще не теряет актуальности, особенно в свете все новых лингвистических споров и рассуждений о том, что отвратительного в слово «россиянин».

В его честь наименовано несколько библиотек в разных городах и, по-видимому, скоро появится еще одна — в Ульяновске в день рождения Даля обсудят проблема о переименовании библиотеки №12 в библиотеку имени Владимира Даля.

Даль родился в поселке Луганский завод (ныне Луганск) Российской Империи, в семейству датчанина Йохана Кристиана Даля, принявшего российское подданство и вместе с ним получившего имя Иван Матвеевич, и обрусевшей немки Марии Христофоровны Фрейтаг, дочери популярной переводчицы. И мать, и отец его были полиглотами — первая свободно говорила на пяти языках, второй знал семь, в том числе греческий, латынь и древнееврейский.

Йохан Даль был медиком и теологом, а его слава как лингвиста однажды дошла до императрицы Екатерины II, которая вызвала его в Петербург на должность придворного библиотекаря. Там он и женился на Марии Фрейтаг.

О своих родителях Даль строчил так: «Отец был строг, но очень умен и справедлив; мать добра и разумна и лично занималась обучением нашим, насколько могла;

она ведала, кроме немецкого и русского, ещё три языка».

У четы Далей кроме Владимира было еще пятеро детей: две девочки и три мальчика. Начальное образование ребята получили дома, а в тринадцать лет, в 1814 году, Даль вместе с одним из братьев поступил в петербургский Морской кадетский корпус, где проучился до 1819 и выпустился мичманом на Черноморский флот. До 1826 года он служил на флоте и за это пора успел даже побывать под арестом —

его подозревали в сочинении эпиграммы на главнокомандующего флотом и его любовницу.

В годы службы Даль записал первое слово для грядущего словаря. Везший его из Петербурга ямщик, глядя на небо, которое затягивали тучи, произнес: «Замолаживает!». Выяснив, что тот имел в облику, Даль записал в блокнот: «Замолаживать – иначе пасмурнеть, в Новгородской губернии значит «заволакиваться тучками, говоря о небосводе, клониться к ненастью».

После флота Даль пошел по стопам отца и поступил на медицинский факультет Дерптского университета. Во пора очередной русско-турецкой войны он приобрел славу талантливого хирурга и даже получил медаль от императора Николая II — истина, не за врачебные заслуги, а за военные.

Параллельно Даль начал постепенно собирать материал для будущего словаря. Он вспоминал: «Бывало, на дневке где-либо соберешь вокруг себя солдат из разных мест, да и начнешь расспрашивать, как такой-то предмет в той губернии зовется, как в другой, в третьей; взглянешь в книжку, а там уж цельная вереница областных речений». Даль рассказывал, что ему с малых лет казалось странным, что «речь простолюдинов с ее своеобразными оборотами всегда почти выделялась краткостью, сжатостью, ясностью, определительностью, и в ней было гораздо больше жизни, чем в языке книжном и в языке, которым говорят образованные люд».

Из медицины, впрочем, полностью Даль не ушел. Он продолжал интересоваться офтальмологией и позже пристрастился к гомеопатии.

»…Итак, я опять принялся, на короткое время, за практику, с тем, чтобы испытать гомеопатические средства в болезнях. Здесь я убедился еще более и положительнее, что оружия эти действуют, действуют иногда удивительно скоро, сильно и спасительно», — писал Даль в письме к князю Одоевскому.

В 1838 году он даже опубликовал в журнале «Современник» статью в ее защиту. В 1832 году Даль выпустил первую книжку, «Русские сказки из предания народного изустного на грамоту гражданскую переложенные, к быту житейскому приноровленные и поговорками ходячими разукрашенные Казаком Владимиром Луганским. Пяток первоначальный». Псевдоним Казак Луганский Даль взял по названию родного города. Книга принесла ему не только известность, но и еще один арест — «Русские сказки» сочли неблагонадежными из-за доноса со сторонки представителя политической политики. От репрессий его спасла помощь поэта Жуковского, но нераспроданный тираж книги был уничтожен.

В начале 1830-х Даль перешел на службу чиновником в Оренбург. За вытекающие восемь лет службы он объездил Южный Урал и собрал множество фольклорного материала. В те же годы Даль познакомился и подружился с Пушкиным. Они бывальщины дружны настолько, что, умирая после дуэли с Дантесом, Пушкин подарил Далю свой золотой перстень-талисман, о котором Даль после писал:

«Как гляну на этот перстень, хочется приняться за что-либо порядочное».

А вдова Пушкина настояла, чтобы Даль забрал и простреленный сюртук стихотворца. Позже Даль вернулся в Петербург, где заведовал канцелярией министра внутренних дел и публиковал очерки в стиле критического реализма и составлял учебники по зоологии и ботанике. В 1849 году его переместили на должность управляющего нижегородской удельной конторы, в Нижнем Новгороде он завершил работу по сбору русских пословиц. Посвященная им книжка вышла только в 1862 году.

В 1859 году Даль вышел в отставку и занялся подготовкой к публикации «Толкового словаря живого великорусского стиля». Цели создания он определял для себя так: «Живой народный язык, сберёгший в жизненной свежести дух, который придаёт языку стройность, мочь, ясность, целость и красоту, должен послужить источником и сокровищницей для развития образованной русской речи. Общие определения слов и самих объектов и понятий — дело почти не исполнимое и притом бесполезное. Оно тем мудрёнее, чем предмет проще, обиходнее. Передача и объяснение одного слова иным, а тем паче десятком других, конечно, вразумительнее всякого определения, а примеры ещё более поясняют дело».

Заметки к словам в словаре характеризуют быт народа, его труд и мастерства, рассказывают о народных обычаях и поверьях —

начиная от того, в каких избах жили крестьяне и заканчивая тем, из чего они варили кашу.

Так, так, в статье о слове «лапоть» не только описывались все виды лаптей, но и рассказывалось о технологии их изготовления.

Словарь, содержавший около 200 000 слов и 30 000 пословиц, присловий и пояснений, произвел фурор среди славянофилов. В 1861 году Даля наградили за него Константиновской медалью, высшей наградой Императорского Русского географического общества, а в 1868 — избрали почетным членом Академии наук России и удостоили Ломоносовской премии. Словарь был и остается для ученых ценнейшим знанием о том русском стиле, которым пользовался народ до распространения школьного обучения.

На склоне лет Даль увлекся религией и спиритизмом. Он переписал Ветхий Завет «применительно к понятиям русского простонародья» и занимался вызовом духов.

Раз он даже «вызвал» дух покойного Жуковского и задал ему вопрос, на который никто другой не мог знать ответа.

В 1871 году Даль пережил инсульт. После этого он повстречался с православным священником и приобщился к Русской православной церкви, сменив религию с лютеранства на православие. 4 октября 1872 года он скончался.

За заслуги Даля его именем наименованы улицы, школы и библиотеки в Луганске, Николаеве, Нижнем Новгороде. В одном только Луганске установлены три памятника, а в семейном доме Далей ныне работает Литературный музей Владимира Даля.


Ответить