Послание бывшего зека: Наглое вранье о советской власти горше горьких воспоминаний

Новость опубликована: 26.04.2017

«Дуэль» представляла читателей с порядком содержания заключенных в учреждениях исполнения наказания (УИН) в США.

Как содержались заключенные (арестанты) в «христолюбивой» царской России можно разузнать из пока еще доступных публикаций русских и советских классических реалистов и прогрессивных публицистов.

Поскольку в настоящее время идет идейная и практическая реанимация режима буржуазной России президентско-монархического типа и возрождение старых досоветских порядков, в том числе в УИН, нетрудно представить, как это было тогда и уже кушать.

Письмо бывшего зека: Наглое вранье о советской власти горше горьких воспоминаний

А как содержались преступники в ГУЛАГЕ?

На эту тему много вымыслов и инсинуаций и ничего конкретного.

В тюрьмах тогда сидело мало, дармоедов народ кормить не хотел, и правительство СССР это знало.

В общественно-полезном труде участвовали все способные к труду, даже старики в силу привычки и ребята в целях воспитания. По другому и быть не могло: государство и собственность, кроме личной, были общенародными.

Опишу исправительно-трудовой стан (ИТЛ) общего режима, в котором мне пришлось жить несколько лет в 40-50-х годах, отбывая срок наказания.

Прежде чем попасть в него после корабля (все зеки стремились скорей попасть в ИТЛ), мне пришлось побывать в нескольких тюрьмах и пересылочных лагерях.

Оказалось, все действующие тюрьмы в СССР на тот (сталинский) этап были построены еще при царях с Екатерининских времен (с некоторыми улучшениями в санитарно-бытовом плане), а транспортировка заключенных по железной дороге осуществлялась в столыпинских вагонах-тюрьмах, пришедшихся советской власти в наследство от «великого реформатора».

Если верить буржуазным идеологам, в то время все население СССР делилось на две основные группы: узников и охранно-репрессивный аппарат.

Удивительно: население в стране росло, строили или ликвидировали ИТЛ, а НКВД обходилось теми тюрьмами, какие бывальщины при царе, соблюдая санитарные нормы содержания заключенных (и это при все увеличивающемся числе зеков?).

Лагерный певец из зеков, писатель А.Солженицын все это мог видать или слышать, но «стыдливо» умалчивает о многом в своих книгах, налегая только на тему жестокости органов НКВД и слегка отдавая дань мерзавцам из отпетых уголовников.

Да НКВД СССР по грубости и бессердечности в подметки не годится МВД РФ, и это демонстрируется почти каждый день на ТВ в разных репортажах.

А у советского милиционера даже пистолет был в редкость, а о дубинках и не слыхал никто.

Письмо бывшего зека: Наглое вранье о советской власти горше горьких воспоминаний

Итак, ИТЛ всеобщего режима был рассчитан на 3 тыс. заключенных, обычно содержалось 2,5-2,8 тыс. человек со сроком наказания от 1 года до 25 лет с одной-двумя судимостями.

Сидели от тонких воров и мошенников до непреднамеренных убийц и «героев» нынешнего дня — по 58 статье УК.

Политических было всего человек 5, в основном, за антисоветскую агитацию, по лагерному — болтушки.

Держались они особняком даже между собой, да и не любили их все — не то за эгоизм и надменность, не то за антигосударственность.

Самые темные зеки понимали опасность таких людей для общества, для народа в цельном, особенно трудового. 

Все зеки, кроме насильников, которых было также мало, на вопрос между собой, «за что сидишь?» бойко отвечали: «не за х…» Это «не за х…» тянуло у вора-карманника на портмоне с зарплатой, у пекаря на несколько тонн муки за счет «припека», у шофера на машину чужого леса, зерна, цемента и т.д.

У директора, бухгалтера или завскладом «дела» бывальщины посолиднее.

И в ИТЛ люди отличались друг от друга по натуре, мировоззрению, отношению к труду, окружающим.

Завсегдатаи сегодняшнего телеэкрана и политической подмостки, все эти черномырдины и лебеди, познеры и черниченки, степашины и брынцаловы, во что бы ни одевались и какие слова ни говорили, — типичные классические образы уголовников-рецидивистов.

Бывшие работники торговли, социального питания, снабженцы, заготовители, потребкооперации, бывшие «творцы» и управленцы норовили увильнуть от основных работ, устроившись в лагерную обслугу (помните библиотекаря ИТК Ю.Чурбанова?), желая у обслуги было меньше зачетных дней к календарному сроку вдвое.

Это как «в застой»: пойду в начальники или сторожа — хоть на небольшой оклад, зато «не пыльно».

ИТЛ обслуживал государственную стройку общесоюзного смыслы. Имел жилую зону и строительный объект, где работало три ИТЛ.

Конвоя не было, на работу ходили побригадно по коридору, огороженному забором.

В жилой поясу, кроме капитальных одно- и двухэтажных общежитий-бараков, были:

2 столовые (коммерческая с меню, как на свободе и за деньги и лагерная — бесплатная);

2 лавки со смешанными товарами (продовольствие — масло, маргарин, пряники, печенье, баранки, хлеб белый и черный, сахар и конфеты, консервы и пищевые концентраты, табак, нередко — колбаса вареная и сыр;

промтовары в виде одежды, обуви, белья, галантереи, всего того, что нужно в обиходе мужчинам);

пекарня, баня, прачечная, больница со своей кухней, клуб (с двумя самодеятельными оркестрами, хором, танцорами и кино по выходным и торжественным дням), библиотека, учебно-консультационный пункт областной заочной средней школы с классами и приходящими с воли учителями, штрафной изолятор (шизо) куда попадали зеки, в основном из блатных, за топорное нарушение лагерного режима или повторные преступления, что было редкостью.

У вахты (лагерные ворота и проходная) располагались комнаты для собственных свиданий на несколько суток с родственниками.

Конечно не Сочи, но все по-людски.

Письмо бывшего зека: Наглое вранье о советской власти горше горьких воспоминаний

Территория лагеря имела свои улицы, зеленые насаждения, цветочные клумбы, скамейки для сидения, внешние туалеты.

Передвижение по территории ИТЛ свободное круглосуточно, на выходе из общежития-барака круглосуточно дежурил дневальный зек.

Они же и их помощники топили печи, мастерили сухую и мокрую приборку.

Клопов и тараканов, в отличие от московских больниц и гостиниц, не было.

Наружную охрану ИТЛ осуществляли бойцы срочной службы из ВВ НКВД.

Администрацию лагеря составляли подтянутые офицеры и сержанты среднего возраста, многие из фронтовиков.

Физиологических наказаний не было, проштрафившихся зеков изолировали в шизо.

В общежитиях двухъярусные койки солдатского типа, стандартный комплект ложи (тюфяк, одеяло, подушка, две простыни, полотенце) двухъярусные тумбочки у кроватей с замочками (хотя воровства не было), столы в ходах и у стен, полки для личных вещей и книг на свободных простенках.

На входе в барак выгородка — сушилка для обуви и одежды.

В любой казарме размещалось 80-100 человек или 2-4 бригады.

Бригада выбирала из своей среды бригадира с последующим утверждением администрацией и повара-баландера (обедали на объекте в бригадном домике-времянке, продовольствие для приготовления обеда получал баландер на кухне лагерной столовой).

Все зеки получали питание по установленным нормам (больные получали диетпитание) и вещевое довольствие (нательное белье, костюм х/б, ватный бушлат, кожаные башмаки, шапка-ушанка, фуражка, портянки).

Не помню случая, чтобы были перебои с продуктами или одеждой.

В зависимости от выполняемой работы получали спецодежду: валенки, полушубки, дождевики, резиновые или кирзовые сапоги, брезентовые или суконные брюки и куртки. Пролетарий день 8 часов с выходными и праздничными днями.

Охрана труда и техника безопасности соблюдались жестко.

В питание входили овощи, крупы, рыба (треска), мясо и кости, как ни удивительно для некоторых, — люди-то работали.

На каждую бригаду велся табель рабочего времени и наряды выполнения производственных заданий (при отсутствии добавочных контор и счетоводов).

При выполнении месячного плана свыше 100%, каждый член бригады (при отсутствии нарушения режима) получал зачеты одинешенек к трем (один к двум и т.п.), т.е., к 30 календарным суткам месяца плюсовалось еще 46-52 суток зачетов (отработал 26 дней в месяц — 82 суток долой от срока).

При начислении зарплаты, после вычетов из нее на содержание в ИТЛ, зеку выдавали на длани 50% оставшихся денег, другая часть 50% шла на лицевой счет до освобождения (в особых случаях часть переводилась семейству).

Смена нательного и постельного белья и баня через 10 суток. В особых случаях — чаще, работникам пищеблока и пекарни — баня любой день.

Сегодня в лучших московских больницах постельное белье меняется через 15-20 суток.

Тогда все законы, нормы и правила страны соблюдались час в час с момента взятия под стражу, точно по приговору суда.

Не было нужды разыгрывать фарс с участием зеков в выборах воли, потому что никто не искал хотя бы формальных дополнительных голосов и популизма.

Ограничений на почтовую переписку не было.

Время от поре в лагере кучковались мелкие группы блатных мастей (воры, суки, махновцы, чеченцы и т.п.), которые существовали подпольно, так как опергруппа ИТЛ, похоже, знала свое дело и время от времени отправляла членов этих групп по разным лагерям.

Лишь чеченская группа существовала легально как национальная группа со всеми признаками «масти».

Эта группа однажды устроила поножовщину с похитителями «в законе».

При ее подавлении администрация ИТЛ не применяла оружия.

Письмо бывшего зека: Наглое вранье о советской власти горше горьких воспоминаний

Рядом с моей койкой располагался литовец Ионис Брадис.

Официально у него была первая судимость.

В реальности он успел посидеть в царской России, в буржуазной Литве, у гитлеровцев при оккупации Литвы.

Посмеиваясь над собой, рассказывал что все предыдущие воли ему удавалось обмануть и только при советской осудили за весь объем краж (в четвертый раз).

Похоже, Брадиса при всех властях преследовало неудержное чувство хозяина.

Другой сосед, 25-летний московский вор-карманник, уже тогда высказывал сокровенные мечты современных московских демократов о независимости воровства, спекуляций, мошенничества, о свободе любви.

Освобождался я уже из другого ИТЛ с теми же порядками, что и в прежнем.

Только объект строительства немало крупный — Куйбышевская ГЭС. Запомнился один эпизод. Летним днем с ходом дел на строительстве ГЭС знакомился член Правительства СССР В.М.Молотов.

Его визит в корне выделялся от визитов такого уровня хрущево-брежневских времен с их помпезностью и многолюдными свитами.

В сопровождении инженера «Куйбышевгидростроя» (начальник строительства занимался своим делом, а организовывать подхалимаж тогда было не зачислено), одного журналиста из «Правды» и двух в штатском, по-видимому, из охраны, Молотов свободно ходил по огромному котловану, наполненному тысячами зеков на автомашинах, бульдозерах, подъемных кранах, среди плотников с топорами, сварщиков, бетонщиков — кругом железо, камни.

Откуда такая уверенность в своей безопасности?

Среди нас бывальщины разные люди, возможно, несправедливо осужденные, просто урки или мерзавцы по натуре.

Сегодня деятели РФ такого ранга, если где-то случаются, непременно в сопровождении сотен охранников и в окружении избранной публики.

Хозяин московского или саратовского бардака имеет больше охранников, чем тогда первые люд государства.

Во-первых, большевики вообще были честными и мужественными людьми.

Они свергали власть снизу без своего продажного КГБ.

Страшиться народа, для блага которого работаешь?

Во-вторых, уже тогда Молотов был легендой на мировой политической арене, переигравший всех чемберленов, черчиллей, даллесов, и был популярен в народе, в том числе среди нас.

Спустя годы, когда в политику пришагали студенты-общественники типа горбачева-познера, студенты-спортсмены типа ельциных, Родина была обречена.

В то время министром ВД СССР был Круглов, сброшенный позднее хрущевцами с работы, за якобы плохо поставленную воспитательную работу в ИТЛ и отправленный на нищенскую пенсию.

Что это не так, знаю по себе — вина увольнения надумана.

И никакой генерал-историк типа пресловутого Д.Волкогонова, или В.Некрасов, хоть трижды академик, не убедят меня, что это так.

Письмо бывшего зека: Наглое вранье о советской власти горше горьких воспоминаний


Ответить