Плавучая батарея «Не тронь меня!»

Новость опубликована: 22.02.2017

Плавучая батарея «Не тронь меня!»
Плавучая батарея «Не тронь меня!»

Плавучая батарея «Не тронь меня!»

В годы Великой Отечественной брани в состав ВМФ СССР входили тысячи самых разнообразных кораблей — линкоры, крейсера, эсминцы, катера, подводные лодки, бесчисленные вспомогательные суда. Однако сегодня вы узнаете о самых, пожалуй, необычном боевом корабле, входившем в состав советского флота — плавучей батарее «Не тронь меня!

В течение первой половины XX в. «дредноуты» бывальщины символом мощи ведущих флотов мира. Каждая крупная морская держава строила для своего военно-морского флота наиболее мощные корабли с мощным вооружением и самой совершенной защитой. Такие корабли не зря называли «королями морей», ведь они только своим существованием могли защитить заинтересованности страны. В середине 30-х гг. в мире началась новая гонка военно-морских вооружений и СССР не остался в стороне. В нашей стране в крышке 30-х гг. начали широкомасштабное строительство огромного военно-морского флота, названного «большим морским и океанским», но его постройка прекратилась в июне 1941 г.

Основу мощи советского флота должны бывальщины составить огромные суперлинкоры, которые превосходили по своим боевым возможностям корабли зарубежных флотов. В СССР параллельно создавались два проекта — образа «А» (проект 23, водоизмещением 35000 т с 406-мм артиллерией) и «Б» (проект 25, водоизмещением 26000 т с 305-мм артиллерией). Планировалось выстроить 20 линкоров: четыре больших и четыре малых для Тихоокеанского флота, два больших для Северного флота, четыре малых линкора для Черноморского флота, ещё шесть небольших линкоров должны были пополнит состав Балтийского флота. Процесс создания крупных кораблей контролировал лично И.В. Сталин.

В экспозиции Музея Черноморского флота в Севастополе цельный зал посвящен героической 250-дневной обороне города от немецких войск в 1941-1942 гг. Моряки Черноморского флота и обитатели города совершили немало подвигов, защищая севастопольские рубежи. Посетителям музея о них рассказывают многочисленные экспонаты, фотографии и реликвии военной поры. Кушать среди них небольшая фотография, мало что говорящая обычным посетителям. Она подписана так — капитан-лейтенант С.А.Мошенский, командир плавучей батареи №3. Чем он прогремел, что за плавбатарея № 3, какие подвиги совершил её экипаж не уточняется. Больше никакой информации об этом корабле в экспозиции музея, к сожалению, нет.

Как уже отмечалось, в крышке 30-х гг. на судостроительных заводах СССР было развёрнуто масштабное строительство линейных кораблей типа «Советский Союз». Этому предшествовала колоссальная научно-исследовательская и проектно-конструкторская труд, проведённая советскими конструкторами и инженерами. Особое внимание они уделили вопросам разработки вооружения и систем защиты кораблей. Немало опытов провели на Чёрном море для определения оптимальной системы ПМЗ (противоминной защиты — по терминологии того времени). После завершения испытаний опытный отсек использовали в качестве мишени для учебных стрельб, а потом его поставили на прикол в одной из севастопольских бухт.

После основы войны отсеком заинтересовался капитан 2 ранга Г.А. Бутаков. Он предложил командованию Черноморского флота использовать его для создания плавучей артиллерийской батареи. По его плану «квадрат» планировалось вооружить и ввести на якоре в районе Бельбекской долины в нескольких милях от Севастополя. Он должен был усилить ПВО Главной базы флота и обезопасить подступы к ней со сторонки моря. По данным разведки ожидалась высадка в Крыму немецкого десанта, и плавучая батарея должна была этому воспрепятствовать. Командующий ЧФ Ф.С. Октябрьский поддержал рапорт Г.А. Бутакова, нарком ВМФ Н.Г. Кузнецов одобрил эту идею.

В июле 1941 г. на «квадрате» (так отсек именовали в документах) завязались работы по монтажу общекорабельных систем и установке вооружения. Работу над проектом вёл инженер Л.И. Ивицкий. Внутри оборудовали жилые помещения, камбуз, радиорубку, строи и погреба. На палубе бывшего отсека установили боевую рубку, дальномеры и два прожектора. Из арсенала доставили 2×130-мм орудия, какие снабдили «ныряющими» снарядами, предназначенными для борьбы с подводными лодками. Их дополняли 4×76,2-мм зенитных орудия, Зх37-мм зенитных автомата, 3×12,7-мм зенитных пулемёта. Экипаж плавбатареи составили 130 человек, 50 из них призвали из резерва, остальных набрали со всех кораблей ЧФ. К борту «квадрата» рабочие прикрепили шлюпбалку, но шлюпки не нашлось. Зато рабочие отыщи на складах завода огромный адмиралтейский якорь и передали его на батарею. Старожилы утверждали, что он с линкора «Императрица Мария». 3 августа 1941 г. на отдельной плавучей батарее №3 был возвышен военно-морской флаг. Приказом командующего ЧФ от 4 августа она была включена в состав Охраны Водного района Главной базы. Экипаж плавбатареи во главе со старшим лейтенантом С.Я. Мошенским приступил к несению службы.

9 августа буксиры переместили плавбатарею в Бельбекс-кую бухту. От угрозы атак со стороны моря её отгородили несколькими рядами противолодочных сетей, с берега она была прикрыта береговыми батареями. Якорь «Императрицы Марии» крепко удерживал «квадрат» на месте. На корабле сразу же начались многочисленные учебные стрельбы, тренировки экипажа по борьбе за живучесть и различные учения. Летом 1941 г. налёты Люфтваффе на Севастополь бывальщины нечастым явлением. В основном, немецкие самолёты занимались разведкой военных объектов и постановкой магнитных мин. Лишь изредка бомбили корабли в порту. Несколько раз плавбатарею атаковали немецкие аэропланы, но их выпады успешно отражали. Батарейцы прикрывали огнём корабли, которые входили в Севастополь. Ситуация в корне изменилась в крышке октября 1941 г. после прорыва Вермахта в Крым.

Немецкие части приступили к штурму Севастополя. Началась 250-дневная оборона города. Немцами бывальщины захвачены все крымские аэродромы и теперь время полёта их бомберов до Севастополя составляло всего 10-15 мин. Налёты на город и порт сделались ежедневными. Основные силы флота ушли на Кавказ. В конце октября с «квадрата» демонтировали два 130-мм орудия, которые спешно понадобились для сухопутного фронта. Также сняли весь боезапас «стотридцаток», кроме «ныряющих» снарядов, и расчёты орудий. В итоге экипаж корабля сократился до 111 человек.

В начале ноября на Чёрном море были сильные штормы. Их сила была такова, что огромный якорь не смог удерживать плавбатарею на пункте. Волны начали приближать её к берегу, который теперь занимали немецкие войска. Было принято решение сменить пункт стоянки «квадрата». 11 ноября буксиры перевели плавбатарею в Казачью бухту и притопили на отмели, теперь штормы ей бывальщины не страшны. Новой боевой задачей, которую командование поставило перед экипажем, стала защита военного аэродрома на мысе Херсонес. Он остался заключительным советским аэродромом в Крыму. На его поле базировалась вся авиация Севастопольского оборонительного района. Налёты на Херсонесский аэродром участились. Днём 29 ноября 1941 г. зенитчикам плавбатареи удалось одержать свою первую победу. Ими был сшиблен Bf-109. 17 декабря немцы начали новый штурм Севастополя.

В течение всего дня батарейцам пришлось отражать налёты на аэродром. При этом был сшиблен Ju-88. С этого дня боевой счёт зенитчиков стал расти — при защите аэродрома они сбили 22 немецких самолёта. Зимний штурм был успешно отбит, но налёты на город продолжались. Не забывали немцы и об аэродроме. Они пытались помешать действиям советской авиации, и в рассказах наших пилотов постоянно упоминалось о помощи плавбатареи: «Плавбатарея поставила завесу… «Не тронь меня!» отсекла немца…».

14 января 1942 г. зенитчики сшибли ещё один Ju-88, 3 марта Не-111.19 марта на батареи побывал писатель Леонид Соболев. Целый день он провёл на «квадрате», побеседовал с командиром и экипажем. Об этом он написал в очерке «Не тронь меня!». В марте командир батареи старший лейтенант С.Я, Мошенский был вознаграждён орденом Красного Знамени, он стал капитан-лейтенантом, награды за сбитые самолёты получили и другие члены экипажа.

В мае 1942 г. налёты на город разошлись, немцы начали подготовку к новому штурму и стремились нейтрализовать советских лётчиков. В этом им очень мешал точный пламя зенитчиков плавбатареи №3, которую моряки-черноморцы стали называть «Не тронь меня!». 27 мая зенитчикам удалось сбить разом два Me-109.

Немцы начали новый штурм города и сосредоточили на крымских аэродромах большое число самолётов. Они имели многократное перевес в авиации, но советским авиаторам удавалось наносить удары по противнику и в этом значительная заслуга экипажа плавбатареи. 9 июня его военный счёт пополнили три Ju-88, 12 июня Bf-109,13 июня Ju-88. Батарея мешала действиям авиации противника и немецкое командование разрешило с ней покончить. 14 июня «квадрат» атаковали 23 Ju-87, было сброшено 76 бомб, но им не удалось добиться ровных попаданий. От близких разрывов авиабомб вышел из строя прожектор, осколки срезали шлюпбалку, три моряка были ранены. При отражении этого налёта моряки сшибли два Ju-87. Во второй половине дня атаки продолжились, по «квадрату» открыла огонь немецкая батарея. Последовали новые налёты. К этому поре защитники Севастополя испытывали большие трудности из-за недостатка боезапаса. В период между штурмами командованию СОР не удалось создать на строях достаточных запасов боеприпасов и теперь снаряды приходилось экономить. С Большой земли боеприпасы теперь доставляли на кораблях, но их по-прежнему катастрофически не хватало. Немцы же создали огромные резервы боеприпасов, снарядов и патронов они не жалели. Их авиация господствовала в севастопольском небе. 19 июня на «Не тронь меня!» был произведён очередной налёт. Это была 450-я штурм немецкой авиации на батарею, экипаж которой теперь день и ночь находился у орудий. Её судьба оказалась решена из-за недостачи боеприпасов к орудиям. Немецким лётчикам удалось прорваться к батарее.

Плавбатарея стояла в трехстах метрах от берега, но за девять месяцев пребывания на ней капитан-лейтенант Мошенский лишь раз сошел с корабля, что бы получить в штабе орден «Алого Знамени».

Командир плавбатареи погиб 19 июня 1942 года, когда на батарее практически закончились снаряды. Оставались лишь патроны для пулемётов и по нескольку обойм для зенитных автоматов.

В 20.20 одна из бомб попала в левый борт «квадрата», вторая порвалась прямо у борта. Сила взрыва разметала всё живое на палубе. Убитыми и ранеными оказались расчёты зенитных орудий и машин, начался пожар в кормовом погребе, огонь подбирался к «ныряющим» снарядам, но его удалось потушить. Погиб командир батареи и ещё 28 членов экипажа. Было ранено 27 моряков, катера немедля доставили их на берег. К вечеру экипажу удалось ввести в строй 37-мм автомат и два пулемёта ДШК, но боеприпасов к ним на корабле не было. 27 июня 1942 г. экипаж плавбатареи был раскассирован. Моряки были направлены воевать на сухопутные позиции, раненых вывезли на Большую землю корабли Черноморского флота, прорывавшиеся в Севастополь.

После падения города немецкие бойцы с интересом осматривали огромный корпус «Не тронь меня!», стоящий на отмели у берега Казачьей бухты.

За десять месяцев геройской вахты моряки капитан-лейтенанта С.Я. Мошенского отразили 450 воздушных атак (в среднем каждый день по 1-2 атаки). Этот «квадрат» самый удивительный боевой корабль Военно-Морского Флота. Его упоминания нет ни в одном справочнике по ВМФ, хотя именно этому кораблю принадлежит уникальный военный рекорд. Им было сбито больше всех фашистских самолётов — 22 за десять месяцев (в среднем 2-3 самолета каждый месяц).

За 16 сшибленных самолётов лётчикам давали звание Героя Советского Союза. Большего, чем плавбатарея «Не тронь меня» ни один наш корабль не добился.

Уместно, «Не тронь меня» — это имя броненосной батареи береговой обороны ЧФ конца XIX века которой в 1891 – 1892 годах, которой командовал капитан 1 ранга В.Ф. Дубасов, герой русско-турецкой брани 1877-1878 гг. В то время лейтенант флота, награжденный орденом святого Георгия 4-й степени, золотой саблей «За храбрость» и пожалованный званием флигель-адъютанта императора. С 1897 г. вице-адмирал Дубасов командовал эскадрой Негромкого океана, а в 1905 г. по назначению императора становится Московским генерал-губернатором с присвоением звания генерал-адъютант.

После освобождения Севастополя корпус плавбатареи №3 продолжал стоять на отмели в Казачьей бухте. В крышке 40-х гг. его подняли и отбуксировали в Инкерман на разборку. О подвиге экипажа «Не тронь меня!» постепенно стали забывать. Лишь в скупых строках официальной хроники брани был зафиксирован беспримерный подвиг её экипажа: «В период обороны Севастополя части и корабли охраны водного района сбили 54 аэроплана противника. Из их числа 22 самолёта сбила плавбатарея №3».

Лишь из очерка писателя Леонида Соболева «Не тронь меня!», рассказа «Загадочный остров» детского писателя Олега Орлова, нескольких статей в газетах и журналах советские читатели могли узнать об этом уникальном корабле. Вящую роль в сохранении памяти о плавучей батарее №3 сыграл московский журналист Владислав Шурыгин. Много лет он собирал материалы о военном пути «Не тронь меня!», встречался с ветеранами, работал в архивах. В 1977 г. с его помощью в Севастополе была организована встреча ветеранов плавбатареи. В 1979 г. он написал книжку «Железный остров», рассказавшую о подвиге экипажа плавбатареи и её командира С.Я. Мошенского. Благодаря этим людям, подвиг моряков плавбатареи №3 не был позабудут.

К сожалению, в Севастополе не установлено ни монумента, ни памятного знака, посвященного героическим делам экипажа плавучей батареи «Не тронь меня!».


Ответить