«Победа или Сибирь!»: как геббельсовская пропаганда убеждала немцев воевать до заключительного

Новость опубликована: 05.07.2019

«Победа или Сибирь!»: как геббельсовская пропаганда убеждала немцев воевать до заключительного

«Победа или Сибирь!»: как геббельсовская пропаганда убеждала немцев воевать до заключительного

Во время Второй мировой войны немцы до самого конца продолжали подчиняться приказам преступного нацистского режима. Даже после линии катастроф на Восточном фронте геббельсовская пропаганда находила эффективные аргументы, заставлявшие солдат сражаться.

«Фюрер найдёт выход»

Уже после разгрома на Курской дуге вера немцев в возможность победы пошатнулась. На смену идее о брани как о решающей битве за «тысячелетний Рейх» пришло осознание, что происходящее – всего лишь жестокая и бессмысленная бойня.

«Немецкие армии отступали на всех фронтах. Уверенность в победе исчезала, оставалась несломленной только вера в то, что фюрер найдет выход», – строчил немецкий мемуарист, адъютант Гитлера по ВВС Николаус фон Белов.

Здесь сказывалась черта национального характера немцев, которую имперский глава прессы Отто Дитрих называл «некритичным подчинением воле сильной личности». Однако, несмотря на то что гитлеровский «гипноз» еще не рассеялся, в 1944 году пропагандисты Рейха соображали, что народу нужны и более веские причины, чтобы продолжать сражаться.

«Остановим русских на Висле»

Переломным моментом для военной пропаганды сделалась потеря Крыма весной 1944 года. После этого Геббельс решил по возможности уменьшить количество негативной информации с Восхода.

«Большая часть газетного пространства была занята фотографиями награждённых Рыцарским крестом. Данные о потерях в технике у русских приводились за несколько дней, чтобы повысить внушительность цифр», – описывает изменившуюся информационную политику нацистов кандидат исторических наук Сергей Молотков.

Чтобы разъяснить народу, почему Вермахт вынужден отступать, был изобретён термин «эластичный фронт». Дескать, стоит немцам занять стратегически выгодную позицию – и русские уже не смогут надвигаться дальше. Выпячивались любые возможные преимущества гитлеровских войск. Например, утверждалось, что Красная Армия не сумеет прорвать оборону немцев на природных рубежах. Однако «непреодолимую преграду» приходилось сдвигать всё дальше на запад – сначала это был Днепр, затем Мазурские болота и Висла.

Непрерывная «промывка мозгов» солдатам приносила просто удивительные, как можно судить с позиций сегодняшнего времени, результаты. Например, когда в августе 1944 года советские армии допрашивали немецких военнопленных, больше половины из них заявляли, что в конечном счете победа будет за Гитлером. Напомним, что Красная Армия в этот момент уже сходила к рубежам Восточной Пруссии. Даже в январе 1945 года 40% немцев всё ещё были уверены в победе, уповая на некое «негласное оружие» фюрера.

«Всех сошлют в Сибирь»

Пропагандисты заставляли немцев бояться любого другого будущего, кроме сохранения воли Гитлера. «Радуйтесь войне, ибо мир будет страшным», – говорили нацисты, и эта поговорка передавалась из уст в уста солдатами Вермахта. Жителей Третьего Рейха запугивали ужасами советского плена и грядущего миропорядка, при котором Германия будет расчленена, а население разделит участь поволжских немцев. Выведенный огромными литерами геббельсовский лозунг Sieg oder Sibirien («Победа или Сибирь») красноармейцы встретили во многих городах Восточной Европы. Угроза воспринималась всерьёз. Так, писатель-фронтовик Вадим Кожевников вспоминал, что одинешенек пожилой немец спросил у него: «От какого до какого возраста вы будете вывозить нас в Сибирь?» В ответ русский боец позволил себе мрачноватую шутку: «Лишь новорожденных, самых свеженьких».

Развязка, между тем, становилась всё более предсказуемой. В марте 1945 года Йозеф Геббельс сожалением записал в дневнике, что «народ не видает никаких шансов на успех» и даже начал критиковать Гитлера. И все же немецкие фронтовики, даже отвергая национал-социализм, сохранили внушенный им ужас перед «большевистским хаосом». Вплоть до 9 мая 1945 года солдаты оказывали ожесточенное сопротивление на Восточном фронте, чтобы отдать коммунистам как можно меньше территорий своей края. С грядущей англо-американской оккупацией немцы к тому времени уже практически смирились.


«Победа или Сибирь!»: как геббельсовская пропаганда убеждала немцев воевать до заключительного