Отчего Гитлер отказался от взятия Москвы в 1942 году

Новость опубликована: 23.02.2020

Отчего Гитлер отказался от взятия Москвы в 1942 году

Отчего Гитлер отказался от взятия Москвы в 1942 году

Одним из общих мест в анализе событий Второй мировой брани является поиск «упущенных возможностей Гитлера» (так, кстати, английский историк Кеннет Макси назвал свою книгу по альтернативной истории). История Другой мировой войны таит в себе массу плохо объяснённых пока стратегических решений обеих сторон, повлиявших на ход и исход брани. Одним из них является отказ Гитлера весной 1942 года от повторения наступления на Москву и поворот на Волгу и Кавказ, приведший вермахт в крышке того же года к сокрушительному поражению.

Обстановка весной 1942 года

В ходе зимнего наступления 1941-1942 годов советские армии понесли огромные потери, не добившись сколько-нибудь заметных результатов. Немцы сумели удержать ключевые позиции на центральном курсе (Ржевско-Вяземский плацдарм), а также под Ленинградом и на Украине. Весной 1942 года стратегическая инициатива на Восточном фронте снова основы переходить в руки вермахта. Не сумев добиться взятия Москвы и разгрома Советского Союза в 1941 году, руководство Третьего рейха наверняка рассчитывало добиться последних целей войны в 1942-м. Состояние германских вооруженных сил и экономики позволяло надеяться на это. Как показали дальнейшие события, СССР был ещё раз поставлен на грань разгромы.

Но Гитлеру и его генералам нужно было выбрать оптимальное направление для нанесения главного удара. Как мы знаем, они выбрали удар в полуденном направлении, который привёл их к краху. Могли ли они его избежать, почему они остановились на таком решении и была ли у них альтернатива?

Ожидания советского командования

26 марта 1942 года на стол заместителя начальника Генштаба СССР генерала армии Василевского лёг доклад ГРУ об ожидаемых планах поступков германских войск в летнюю кампанию 1942 года. В докладе утверждалось, что немцы попытаются снова захватить инициативу и добиться победы в брани. Далее на основании анализа стратегической обстановки делалось предположение, что главной целью вермахта, как и в прошлом году, снова будет захват Москвы. Лишь в битве за Москву, подчёркивалось в докладе ГРУ, вермахт имеет возможность навязать сражение основным силам советских войск.

В докладе намечалось, что гитлеровское командование будет пытаться взять Москву не с западного направления, где вермахт потерпел неудачу в прошлом году, а в обход – с юга и восхода. Большая часть немецких бронетанковых соединений, отмечало ГРУ, будет сосредоточена на участке Брянск – Курск для нанесения удара в курсе Ряжска с последующим поворотом к северу на Владимир. Аналитики Генштаба подчёркивали, что местность в этом регионе, к югу от реки Оки, особенно подходяща для действий крупных масс бронетанковых войск. Немцы не преминут воспользоваться этим.

Прогноз ГРУ строился на фундаментальных идеях немецкой военной думы. Военный теоретик Карл Клаузевиц, по учебникам которого учились поколения прусских офицеров, твердил, что единственным средством достижения победы является уничтожение как можно вящего количества живой силы противника. Поскольку было очевидно, что из всех целей советские войска будут до последнего оборонять собственно Москву, то только здесь и можно было рассчитывать нанести им решающее поражение.

Очевидные минусы решения Гитлера

Разумеется, было бы странно, если бы немцы стали действовать в точном соответствии с ожиданиями советского ГРУ. Ведь они тоже просчитывали планы своего противника и могли предсказать, как советские стратеги будут воображать себе действия вермахта. И конечно, должны были внести свои коррективы ради фактора внезапности.

Но выбор полуденного стратегического направления на самом деле таил в себе большие неприятности для немцев. Легко можно было допустить, что сюрприз удара в этом направлении и слабость там советских войск позволят добиться значительного первоначального успеха. Но рассчитывать нанести разгром основным силам Красной армии на этом направлении было нельзя. Идя к Нижней Волге и Кавказу, германские войска удалялись от житейских центров противника, вместо того чтобы создавать им угрозу. Главные силы РККА оставались не затронутыми немецким ударом. Полуденное направление было стратегическим тупиком.

Информационная игра

Интересно, что германская разведка в преддверии летней кампании 1942 года предприняла операцию по дезинформации «Кремль». Её мишенью было убедить советскую разведку в том, что вермахт будет снова пытаться овладеть Москвой. Неизвестно, принесла ли она свои плоды, или ГРУ, предполагая поступки немцев на московском направлении, основывалось лишь на своём анализе обстановки.

16 февраля 1942 года в американском журнале «Тайм» показалась загадочная заметка о том, что начальник советского Генштаба маршал Шапошников ожидает летом немецкого наступления на юге. Её источник неизвестен. Кушать версия, что информацию о направлении удара вермахта пустил советский агент в штабе люфтваффе обер-лейтенант Шульце-Бойзен. Во всяком случае Гитлер счёл это утечкой собственного плана, однако отменять его не сделался.

Почему всё-таки на юг

Выбор южного направления весной 1942 года обычно обосновывают экономическими резонами: нехваткой нефти, нуждой захватить её месторождения на Кавказе или хотя бы отрезать центральные регионы СССР от путей её подвоза. Это объяснение было дано ещё самим Гитлером. То кушать целью наступления исходно было не нанесение поражения противнику, а захват его ресурсов. При этом тезис о нехватке горючего у вермахта выглядит удивительно, так как Германия в то время неуклонно наращивала производство синтетического бензина.

Вряд ли гитлеровские генералы не видели того, что решение о наступлении на Кавказ и Сталинград лишает Германию шансов победить СССР и в 1942 году. Означает ли это, что они вообще не видали перспективы такой победы? Или они надеялись, что в случае новых больших успехов вермахта Красная армия и СССР посыплются как карточный домик? Но ход брани в 1941 году должен был показать им тщетность таких расчётов.

Источники не сохранили свидетельств какой-либо оппозиции решению Гитлера в высших военных штабах рейха. Все генералы, в том числе и те, кого мы сейчас знаем как оппозиционно настроенных (Гальдер, Бок, Клюге, Роммель, Кессельринг), не возражали против удара на южном крыле Восточного фронта. Никто не выдвинул  аргументов по предлогу очевидной стратегической бесперспективности такого решения.

Что это было? Ослепление? Растерянность после битвы под Москвой? Или генералы вермахта вели какую-то свою игру? Решительные ответы на все эти вопросы – пока тайна. Следует признать, что роковое для Третьего рейха решение об операциях против южного покрывала советских войск в 1942 году при всей кажущейся ясности мотивов остаётся одним из самых загадочных эпизодов Другой мировой войны.


Отчего Гитлер отказался от взятия Москвы в 1942 году