Отчего КГБ не спас ГКЧП

Новость опубликована: 07.11.2016

 

КГБ информировал, Горбачев игнорировал. ГКЧП огласил «Чрезвычайное положение», а надо было — войну.

 

 

Почему КГБ не спас ГКЧП

 

 

 

 

 

        Формально Холодная война закончилась в 1991 г., когда с 19 по 21 августа члены ГКЧП предприняли заключительную неловкую попытку спасти Советский Союз.

Есть мнение, что Холодная война – это, прежде всего, война спецслужб, а после уже битва двух систем экономики, технологий и вооружений; это информационная война, но никак не идеологическая?

Коммунизм приказал долго существовать, но агрессия Запада только усилилась.

Порой высказывается предположение, что тогда на «невидимом» фронте проиграл именно КГБ СССР, а то и — подыграл.

КГБ в советской мифологии — это всемогущий орган безопасности, а среди путчистов был и председатель КГБ Владимир Крючков.

Как можно было не удержать власть в стране, если все рычаги основной спецслужбы у тебя под рукой?

Был ли элемент сознательного «сливания» этого проекта – ГКЧП?

Почему путчисты были так напуганы и работали несмело?

Не потому ли, что все они были по своей сути «государственниками», а получалось, что затеяли-то переворот – вот такое зазеркалье.

Существует мнение, что доля правящей элиты Советского Союза уже с 1970-х гг. вела к власти кого-то вроде Горбачева, эти силы были заинтересованы в смене экономической системы, грезили о рынке как о возможности прибрать к рукам государственную собственность.

Эти силы нашли поддержку на Западе, цели совпали, началась совместная труд.

Как же вел себя КГБ по отношению к таким людям, почему этот процесс внутреннего гниения чекисты не смогли остановить?

Старший научный сотрудник Академии Федеральной службы безопасности РФ, автор книжки «Август 1991 г. — где был КГБ?» Олег Хлобустов в интервью корреспонденту Накануне.RU поясняет

– КГБ свою работу выполнял, информировал Горбачева, но иное дело, что президент реагировать не хотел.

Как получилось так, что Комитет с председателем КГБ не смог удержать власть, отстранить Ельцина, если бывальщины все внутренние рычаги управления спецслужбой? Вопрос: Какова была роль КГБ в событиях августа 1991 г.? В частности среди путчистов был и председатель КГБ Крючков.

                           Олег Хлобустов: Во-первых, воздействие и значение КГБ в Советском Союзе, безусловно, было переоценено. Никакого тотального наблюдения, Почему КГБ не спас ГКЧПтотального контроля, естественно, не существовало.

 И тем немало, КГБ, в общем-то, начиная с 1988 г., был ослаблен, когда будущий президент Советского Союза взял ориентацию на построение иной модели государственно-политического конструкции.

Он называл ее демократической, но не совсем она была демократической, поскольку, как президент, он позволял очень многие вольности, в том числе юридические, шагающие вразрез со здравым смыслом, с правовыми положениями.

Помимо этого, как спецслужба, КГБ всегда работал на предоставление информации — упреждающей информации — об угрозах высшей политической воли.

Это Верховный совет, это президент или председатель Совета министров, и предполагалось, что высшая власть в пределах своей компетенции, в пределах своих полномочий должна реагировать на эту информацию, в том числе о появлении угроз безопасности, о формировании этих угроз, о мерах, какие необходимо принимать для минимизации угроз и их устранения.

Но президент Советского Союза эти задачи, к сожалению, не исполнял, и именно бездействие исполнительной воли в лице президента Советского Союза толкнуло членов ГКЧП на такой отчаянный шаг, как попытка восстановления той правовой системы, какая существовала, которая начала строиться именно при участии Верховного совета СССР и РСФСР.

Вопрос: А какова была роль КГБ, в частности самого Крючкова?

Олег Хлобустов: Если сообщать объективно, то Владимир Александрович Крючков, безусловно, играл одну из главных ролей в организации ГКЧП, и вполне понятно, что человек, какой отвечает за безопасность страны, который отвечает за конституционный порядок — чтобы не было всяких майданов, разгула преступности, поступков незаконных вооруженных формирований — он, в общем-то, предвидел такого рода развитие событий.

Как? Он понимал, что этому надо как-то противостоять.

Ну, он не семи пядей во лбу — как это сделать, он, безусловно, не ведал.

Но полагал, что вместе с товарищами, представляющими высшее политическое руководство Советского Союза, они смогут найти выход из этого позы.

В том числе через объявление чрезвычайного положения в стране.

И действовали они в соответствии с законом о Чрезвычайном положении СССР, который был зачислен и являлся действующим на тот момент.

 

Почему КГБ не спас ГКЧП

Вопрос: Почему ГКЧП не удалось удержать власть?

Олег Хлобустов: Крючков рассчитывал, что его коллеги по ГКЧП будут работать в пределах своих полномочий как ответственные должностные лица, то есть принимать решения в тех отраслях, которые они курируют.

А его коллеги по ГКЧП находили, что если Крючков проявлял какую-то инициативу, то все и должен решать он.

Как он скажет — так они готовы поступать.

То есть коллегиального руководства и целеустремленной, единой политики не получилось.

 

Почему КГБ не спас ГКЧП

Крючков ведь делал доклады о «пятой колонне», предупреждал? Вопрос: Что привело страну к такому состоянию?

Олег Хлобустов: Тут целый ряд совокупностей и факторов – внешних и внутренних.

 

И, на мой взгляд, прежде всего, та же самая КПСС должна была сохранить роль политически мощной партии, действующей в условиях системного кризиса, который развивался в обществе.

Естественно, она должна была иметь позицию по всем этим проблемам, выступить и мобилизовать членов партии для действий в соответствии с этими программами.

У КПСС таких программ не было.

Безусловно, тут львиная доля вины лежит на генеральном секретаре (по совместительству президенте Советского Союза) – Горбачеве.

Вопрос: А что прикасается сил, которые привели Горбачева к власти, те, кто еще с 1970-х гг. ставили целью изменить экономическую систему себе во благо?

Олег Хлобустов: Мне представляется, здесь мы целенаправленно смешиваем целый ряд вопросов об элите.

Говорим, что она была прогнившая, почему?

Потому что действительно была доля прежней политической элиты преклонного возраста, которая уже ничего не хотела, имея все, поэтому она была, безусловно, далека от понимания социально-политических, социально-экономических реалий общества – это раз.

Иное дело, что были другие силы, которые, в общем-то, не являлись элитой формально, у них были амбиции, они рвались к власти, желали делать все по-своему.

Люди были искренне заблуждающиеся, потому что когда говорили «правовое государство» – а что, это плохо?

А что, в СССР был правовой беспредел?

Разумеется, никакого правового беспредела не было — бывальщины недостатки, как в любой системе.

А что, законы принимались лучше?

Далеко не всегда они принимались лучше.

И не будем забывать, что будущий председатель КГБ Бакатин был назначен на эту место после того, как 4 декабря 1990 г. он был снят с должности по требованию Верховного совета СССР за развал работы министерств.

     Борис Карлович Пуго пытался восстановить эту труд, но поймите – когда мы что-то ломаем, вернуться к исходному положению или сделать более эффективным механизм государственного управления – это спрашивает времени, это требует идей.

     А что самое главное успел сделать Бакатин — он фактически свел влияние МВД к тому, что оно не контролировало, не вело войны с преступностью, с незаконными вооруженными формированиями, которые уже действовали в союзных республиках.

 

Почему КГБ не спас ГКЧП

То есть КГБ оказался слабее ЦРУ? Вопрос: А Холодная брань – это, прежде всего, война спецслужб?

Если говорить честно и откровенно, безусловно, КГБ и Советский Союз проиграли в том, что называется «Морозной войной». Олег Хлобустов: Давайте я начну с конца вашего вопроса.

Почему это произошло?

Если мы берем КГБ – потому что, подлинно, часть политической элиты, в частности Горбачев, как это принято выражаться, решил «слить» Советский Союз.

Да, он отказался от этой модели, это случилось, в общем-то, гораздо раньше, где-то на рубеже 1988 г.

Почему это произошло?

Ну, наверное, потому что Горбачев подбирал свою определенную команду, команда эта была настроена, произнесём так, антипатриотично, антигосудраственно.

     Безусловно, были люди, которые восхищались западной моделью, забывая о том, что таких моделей много, что это не какая-то одна край с развитой демократией, а такие системы есть в разных странах, и в каждой стране она имеет какую-то свою специфику.

Проблема: То есть КГБ справлялся, только работа его никому не была нужна?

Олег Хлобустов: КГБ свои задачи выполнял, на мой взгляд, в весьма большом объеме, то есть информация президенту предоставлялась, а вот президент уже не хотел реагировать.

Я могу привести один пример.

Все члены партийного руководства, соображая, что изменяется политическая система СССР – будет не до партийности, предлагали генсеку ЦК КПСС опыт, который применялся компартией Италии, Франции, иных государств – действовать в условиях многопартийной системы.

То есть задачи, функции, формы деятельности, в том числе формирование денежной системы.

Горбачев вообще отказался это рассматривать, и когда товарищи, сделавшие аналитическую труд, узнали, что генеральный секретарь этот путь даже не рассматривает, они поняли, что он поставил крест на партии, которая его выдвигала и поддерживала.

А партия веровала Горбачеву, бдительность была усыплена, потому ее политическая активность отсутствовала.

 

Почему КГБ не спас ГКЧП

Вопрос: Но прозападные силы, настроенные на «либерализацию» экономики, не почивали?

Олег Хлобустов: Те силы, которые рвались к власти, которые хотели стать элитой, они тоже были достаточно размозжены – это были и националистически ориентированные элементы, это были элементы, ориентированные очень корыстно, были, так скажем, экономически либерально настроенные элиты на степени вульгарного знакомства с зарубежными экономическими теориями.

А эти теории сложны и учитывают очень много факторов, в том числе социальное развитие, государственное управление, о чем мы не должны забывать.

А приложенная конфетка «базар все направит, рынок все рассудит» – это, извините меня, 19 век.

    С точки зрения социально-экономической теории запада – это уже давным-давно пройденный этап развития.

    Ну, и было весьма парадоксально слышать от выпускника юридического факультета МГУ, который говорил «разрешено все, что не запрещено законом».

     Действительно, была такая историческая формула преходящ французской революции – это 18 век.

Но надо было знать, а тем более юрист – ответственный человек и должен знать – что с 10 декабря 1948 г., с момента принятия Всеобщей декларации прав человека, формулировка звучит так: «Разрешено все, что не запрещено законом и не противоречит заинтересованностям нравственности, охраны здоровья населения».

Вот эту важную вторую составляющую часть этой формулировки Горбачев или просто не знал, или «позабыл».

   Существует ложное представление, что победителей не судят, и им Горбачев руководствовался, но ничего подобного – «победителей» судят. 

Судят современники, судят внуки, и история тоже выставляет оценки.

 Елена Рычкова


Ответить