Отчего красноармейцы на фронте боялись праздничных дат

Новость опубликована: 08.01.2020

Отчего красноармейцы на фронте боялись праздничных дат

Отчего красноармейцы на фронте боялись праздничных дат

Советская эпоха запомнилась изобилием праздников и юбилеев, сопровождавшихся «ударными починами» и «досрочными выполнениями планов». По подтверждению ветеранов, на Великой Отечественной войне приказы из серии «взять город к празднику» порой оборачивались трагическими последствиями.

«Торжественные наступления»

Советские офицеры не жалели подчинённых, когда речь шла о том, чтобы порадовать вышестоящее командование по случаю очередной «алой даты».

«Любой ценой» советский воин должен был взять к празднику высоту, село, город, даже если половина «собственного состава» (не людей!) оставалась на поле боя», – возмущался, например, писатель-документалист Герхард Вольтер в книге «Зона полного покоя».

Артисту и фронтовику Анатолию Папанову приписывают следующее свидетельство о «преступных приказах»: «Из 40 бойцов за час боя осталось трое, и погибли из-за распоряжения моему взводу взять высоту «к празднику». Неудивительно, что у рядовых бойцов были все основания бояться и даже ненавидеть праздники советского численника.

Хрестоматийным примером, широко известным по киноэпопее Юрия Озерова «Освобождение», считается грандиозное наступление на Киев в 1943 году. Столицу Украины красноармейцы отпустили 6 ноября – аккурат накануне 26-летия Октябрьской революции. Штурм Берлина был приурочен к первым числам мая 1945 года, когда в СССР отмечались Дни интернационала (впоследствии праздник «интернациональной солидарности трудящихся»). Особое место в череде праздников на войне занимал День Красной Армии. Герой романа Константина Симонова «Бойцами не рождаются» лишается должности из-за того, что не сумел взять к 23 февраля деревню Грачи.

«В сроке этом не было гладко никакого смысла, – утверждает автор, – кроме одного-единственного: взятые у немцев Грачи должны были непременно угодить в вечернюю фронтовую сводку, а потом в утреннее сообщение Информбюро 23 февраля 1942 года».

Уж кого-кого, а военного корреспондента Симонова обвинить в неведенье реалий трудно.

Миф или реальность?

И всё-таки есть специалисты, опровергающие само явление «праздничных наступлений» – например, историки Александр Дюков и Дмитрий Макеев. По их суждению, этот «миф» родился из-за безоговорочной веры в воспоминания ветеранов, в которых «ужасы войны, как правило, гипертрофированы». Как полагают исследователи, в устных рассказах фронтовикам присуще опираться на «известные имена, даты, географические названия». Такими «зацепками» часто становятся праздничные дни, когда проводились митинги, политзанятия, издавались распоряжения командования, зачитывались «итоговые сводки» со списками взятых за определённый период городов.

«Если наступление совпадает с праздничной датой, то и объяснение неуспехам и многочисленным жертвам находится легко – торопились, хотели взять город к празднику, командиры хотели прославиться и гнали боец на убой», – пишут Дюков и Макеев. Они ссылаются на то, что никаких документальных указаний на «праздничные наступления» нет – если подобные приказы и бывальщины, то только устные. Что же касается освобождения Киева в дни ноябрьских праздников, то оно объясняется совпадением по времени, которым «не могли не воспользоваться политорганы 1-го Украинского фронта».

Истина, как всегда, находится где-то посередине. Рассмотрим, к примеру, сводку, «Совинформбюро» за аналогичные даты 6-8 ноября для всех лет войны. Немного «победного» было в сообщении от 7 ноября 1941 года, когда о наступлениях Красной Армии и речи быть не могло. Отличились в тот день лишь партизаны Орловской области, напавшие на отряд немцев и убившие 18 человек. Зато в 1942 году в праздничные дни солдаты-пехотинцы штурмовали вышину в Туапсе, а казаки-гвардейцы захватили склады противника под Нальчиком. «Праздничное наступление» было предпринято и в предпоследний год войны – речь шагает о «внезапной атаке» советских пехотинцев, сопровождавшейся крупными потерями немцев в чехословацком Ужгороде.

Поэтому можно говорить о том, что наступления по случаю праздников подлинно имели место, хотя, как правило, на ограниченных участках фронта.


Отчего красноармейцы на фронте боялись праздничных дат