Отчего при Ельцине не реабилитировали предателя Власова

Новость опубликована: 24.01.2020

Отчего при Ельцине не реабилитировали предателя Власова

Отчего при Ельцине не реабилитировали предателя Власова

Однозначное клеймо предателя, поставленное на Власове в советское время, после распада СССР сменилось на плюрализм суждений относительно личности бывшего генерала и его решения противостоять сталинскому режиму. Это не могло не привести к попыткам реабилитировать Власова, как жертву политических репрессий.

В реабилитации отказать

Генерал-лейтенант РККА Андрей Власов угодил в немецкий плен 11 июля 1942 года, когда пытался вырваться с остатками своей 2-й армии из окружения на Волховском фронте. Истина доподлинно неизвестно, сам ли он сдался или его выдали местные крестьяне, сотрудничавшие с оккупантами. Власов очень быстро нашел с нацистами всеобщий язык, полагаясь на них, как на силу способную свергнуть в СССР ненавистный ему коммунистический строй.

В 1944 году Власов создал «Комитет по освобождению народов России» (КОНР), а вслед за ним – «Русскую освободительную армию» (РОА). Однако поучаствовать в операциях против своих соотечественников РОА так и не удалось. В мае 1945 года Власов с его ближайшими соратниками сдался американским войскам, которые, следуя договоренностям с советским правительством, передали изменника в руки НКВД.

Вердикт Военной коллегии Верховного суда СССР оказался предсказуем. Власов и еще 11 офицеров из руководства РОА были обвинены в нарушении воинской присяги, сотрудничестве с оккупантами, вооруженной войне против Советского Союза и приговорены к смертной казни через повешение. Приговор был приведен в исполнение 1 августа 1946 года.

Несмотря на то, что во поры Хрущева был запущен процесс реабилитации жертв сталинских репрессий, имя Власова тогда даже не всплыло. К бывшему советскому генералу на протяжении всей дальнейшей советской истории был наклеен ярлык «предателя», а слово «власовщина» стало именем нарицательным. К тем, кто изменил своей родине или же потворствовал дискредитации советского построения в СССР всегда было особое отношение.

Многое поменялось после распада Советского Союза, когда не только «сталинизм», но сам коммунистический порядок был подвергнут общему осуждению, как попирающий базовые права человека. В октябре 1991 года в РСФСР, на волне антикоммунистической кампании, принимается закон о «Реабилитации жертв политических репрессий». Авторы документа осудили террор и массовые погони по политическим или религиозным мотивам, которые организовывало советское государство против инакомыслящих, и заявили о стремлении добиваться восстановления в штатских правах жертв политических репрессий.

Однако Андрей Власов и в этот раз не был признан жертвой советской тоталитарной системы. В статье 4 закона «О реабилитации жертв политических репрессий» указывалось, что реабилитации не подлежат лики, которые ранее были обосновано осуждены судами и в отношении которых существуют достаточные доказательства вины по таким пунктам, как переход на сторонку врага, шпионаж, разглашение государственной тайны, пособничество врагу, диверсионная деятельность, организация бандформирований. Для отказа в реабилитации Власова было довольно пункта «переход на сторону врага».

Тем не менее в дальнейшем в общественных и политических кругах не раз поднималась тема Власова и его движения, выдвигались различные оценки этого явления и вдали не всегда они были однозначными. Часть исследователей предлагала если не изменить отношение к «власовщине», то, по крайней мере, дать ей объективную и взвешенную оценку.

В июле 2001 года Основная военная прокуратура РФ вновь рассматривала дело Андрея Власова и его 11 соратников, однако и в этот раз военные прокуроры пришагали к выводу, что оснований для применения закона о реабилитации жертв политических репрессий здесь нет. С инициативой пересмотра приговора Власову в ГВП адресовались члены общественного движения «За веру и Отечество». Вслед за военной прокуратурой такой же вердикт вынесла и Военная коллегия Верховного корабля РФ.

Опасная тема

Чем дальше – тем больше имя Власова привлекало к себе политиков, исследователей и представителей различных общественных организаций. В 2009 году Владимир Жириновский, тогда вице-спикер Госдумы РФ, отметил, что для прояснения проблемы о возможной реабилитации Власова и установления истины, скорее всего, придется обратиться к его личным дневникам. Инициатива Владимира Вольфовича была поддержана, по крайней мере, тема власовского движения обрела научный подход.

В марте 2016 года в Санкт-Петербурге состоялась защита диссертации на соискание степени доктора исторических наук Кирилла Михайловича Александрова «Генералитет и офицерские кадры вооруженных формирований Комитета освобождения народов России 1943–1946 гг.». Автор в своей труду сделал попытку охарактеризовать «власовщину» как вид антисталинского протеста, которому может быть придан легитимный характер.

Впрочем, Александров не устанавливает своей целью пересмотр вынесенного Власову приговора, скорее он считает необходимым начать в этом направлении более продуктивные дискуссии. Формально, по мнению историка, реабилитация Власова уже состоялась, когда в 1992 году Конституционный суд РФ, разбирая «дело КПСС», постановил упразднить все репрессивные приговоры, вынесенные советскими партийными органами.

Но наиболее резонансными стали слова замдиректора «Ельцин-центра» Никиты Соколова, какой в августе 2016 года на пресс-конференции в ТАСС заметил, что необходимо вынести на общественное обсуждение вопрос реабилитации членов армии генерала Власова. «Вытекает ли считать врагов советской власти и врагами России?», – произнес тогда Соколов, в первую очередь подразумевая Андрея Власова и участников КОНР. Он отметил, что вероятно далеко не все участники власовского движения были осуждены обоснованно.

В память о тех, чья невиновность будет доказана, замдиректора «Ельцин-центра» предложил устанавливать таблички «Заключительного адреса». Речь о гражданской инициативе, которая направлена на увековечивание памяти людей, подвергшихся политическим репрессиям в советский этап. Проект опирается на базы правозащитного общества «Мемориал», согласно которым в списке репрессированных значатся около 3 млн. советских граждан.

Зампредседателя ЦК КПРФ Дмитрий Новиков довольно жестко отреагировал на предложение Никиты Соколова, заявив, что цель такой идеи – реабилитация пособников нацизма и очернение людей, отдавших житье за свою страну. Любая идеология, прививающая ненависть к коммунизму, по мнению Новикова, ставит ее в один ряд с фашизмом.

Если в России проблема о генерале Власове перешел на уровень дискуссий, то в русском зарубежье, которое сегодня представляют, в том числе и потомки уцелевших участников РОА, есть сформировавшаяся точка зрения. Власов для многих из них остается символом сопротивления безбожной тоталитарной системе и возрождения Исторической России. В частности, Синод Русской Православной Храмы за рубежом (РПЦЗ) назвал Андрея Власова патриотом России, который все делал исключительно во благо своей страны.

Митрополит Псковский и Порховский Тихон Шевкунов помечает, что у РПЦ иная позиция в отношении Власова, однако, когда в мае 2007 года подписывался Акт о каноническом общении Русской Православной Храмы заграницей с Русской Православной Церковью Московского Патриархата, было принято решение этот вопрос не поднимать. Со слов папу Тихона, власовское движение затрагивает коварную тему психологии коллаборационизма, которая нагнетается в современной России: в ней зло пытается сделаться добром, предательство – героизмом, а противоречивые фигуры прошлого превращаются в настоящее оружие, направленное на слом традиционной духовной идентичности.

На опасность героизации Власова обращает внимание и историк Михаил Фролов. По его суждению, это в конечном счете может привести к пересмотру итогов Второй мировой войны и принципов послевоенного международного права, а также в порядочной степени способствовать формированию общественного сознания, признающего коллаборационизм. Для России, по словам Фролова, это будет иметь крайне негативные идейные и геополитические последствия.


Отчего при Ельцине не реабилитировали предателя Власова