Отчего разоритель Руси Батый не смог захватить Европу

Новость опубликована: 12.03.2020

Отчего разоритель Руси Батый не смог захватить Европу

Отчего разоритель Руси Батый не смог захватить Европу

Покорив к началу 1240-х годов огромное пространство от Японского моря до Дуная, монголы вплоть подошли к центральной Европе. Они готовы были идти и дальше, но их продвижение неожиданно остановилось.

Сначала на Север

Первый западный поход монголов был реализован еще при жизни Чингисхана. Его венчает победа над объединенным русско-половецким войском в битве при Калке в 1223 году. Но последующее поражение обессиленной монгольской армии от Волжской Булгарии на некоторое время откладывает экспансию империи на Запад.

В 1227 году Великий хан умирает, но дело его продолжает существовать. У персидского историка Рашид-ад-Дина мы встречаем такие слова: «во исполнение указа, данного Чингисханом на имя Джучи (старшего сына), возложил завоевание Северных стран членам его дома».

С 1234 года третий сын Чингисхана Угэдэй тщательно планирует новый поход, а в 1236 году на Закат выдвигается огромная армия по некоторым подсчетам достигающая 150 тысяч человек.

Во главе ее стоит Батый (Бату), но реальное командование поручается одному из лучших монгольских полководцев – Субэдею.
Как лишь реки оказываются скованными льдом, монгольская конница начинает свое движение в сторону русских городов. Один за иным капитулируют Рязань, Суздаль, Ростов, Москва, Ярославль. Дольше других держится Козельск, но и ему суждено пасть под натиском несметных азиатских полчищ.

В Европу сквозь Киев

Чингисхан планировал взять один из богатейших и красивейших городов Руси еще в 1223 году. Что не удалось Великому хану, вышло у его сыновей. Киев осадили в сентябре 1240 года, но только в декабре защитники города дрогнули. После покорения Киевского княжества уже ничто не сдерживало монгольскую армию от нашествия на Европу.

Формальной мишенью похода в Европу была Венгрия, а задачей – уничтожение половецкого хана Котяна, скрывающегося там со своей ордой. Как утверждает летописец, Батый «в тридцатый раз» предлагал венгерскому королю Беле IV изгнать из своих земель расшибленных монголами половцев, но всякий раз отчаянный монарх игнорировал это предложение.

По мнению некоторых современных историков, погоня за половецким ханом и подтолкнула Батыя и Субэдея к решению покорения Европы или, по крайней мере, кое-какой ее части.

Впрочем, средневековый хронист Ивон Нарбоннский приписывал монголам гораздо более обширные планы:

«Они измышляют, что покидают отечество то для того, чтобы перенести к себе царей-волхвов, чьими мощами славится Кёльн; то, чтобы положить предел жадности и гордыне римлян, какие в древности их угнетали; то, чтобы покорить только варварские и гиперборейские народы; то из страха перед тевтонами, дабы смирить их; то, чтобы научиться у галлов военному делу; то, чтобы завладеть плодородные земли, которые могут прокормить их множество; то из-за паломничества к святому Якову, конечный пункт которого — Галисия».

«Дьяволы из преисподней»

Основные удары ордынских армий в Европе пришлись на Польшу и Венгрию. В дни Вербной недели 1241 года «дьяволы из преисподней» (так называли монголов европейцы) утилитарны одновременно оказываются у стен Кракова и Будапешта.
Интересно, что победить сильные европейские армии монголам помогла тактика, успешно испробованная в битве при Калке.

Отходящие монгольские войска постепенно заманивали атакующую сторону глубоко в тыл, растягивая ее и разделяя на части. Как только наступал подходящий момент – основные монгольские мочи уничтожали разрозненные отряды. Немаловажную роль в победах Орды сыграл «презренный лук», столь недооцениваемый европейскими армиями.

Так было утилитарны полностью уничтожено 100-тысячное венгерско-хорватское войско, а также частично истреблен цвет польско-немецкого рыцарства. Теперь представлялось, уже ничто не спасет Европу от монгольского завоевания.

Иссякающие силы

Попавший в плен к Батыю киевский тысячник Дмитра предупреждал хана о переходе сквозь Галицко-Волынские земли: «не задерживайся в земле этой долго, время тебе на угров уже идти. Если же медлить будешь, земля мощная, соберутся на тебя и не пустят тебя в землю свою».

Карпаты войскам Батыя удалось пройти практически безболезненно, но прав был плененный воевода в товарищем. Действовать постепенно теряющим свои силы монголам в столь далеких и чуждых им землях нужно было крайне скоро.

По оценке российского историка С. Смирнова Русь во время западного похода Батыя могла выставить до 600 тысяч ополченцев и профессиональных бойцов. Но решившее воевать в одиночку каждое из противостоящих нашествию княжеств пало.

То же самое касалось и европейских армий, которые неоднократно превосходя по численности войска Батыя, не смогли в нужный момент консолидироваться.

Но к лету 1241 года Европа начала просыпаться. Король Германии и император Священной Римской империи Фридрих II в своей энциклике воззвал «отворить глаза духовные и телесные» и «стать оплотом христианства против свирепого неприятеля».

Однако сами немцы противостоять монголам не торопились, так как в это время конфликтующий с папством Фридрих II повел свою армию на Рим.

Тем не менее, воззвание немецкого короля было услышано. К озари монголы неоднократно пытались преодолеть плацдарм на южном берегу Дуная и перенести военные действия на территорию Священной Римской империи, но все несчастливо. В 8 милях от Вены, встретившись с объединенным чешско-австрийским войском, они были вынуждены отступить назад.

Суровые земли

По мнению большинства отечественных историков, монгольское армия основательно ослабило свои ресурсы при захвате русских земель: его ряды поредели примерно на треть, а поэтому к завоеванию Западной Европы оно очутилось не готово. Но были и другие факторы.

Еще в начале 1238 года при попытке захватить Великий Новгород войска Батыя бывальщины остановлены на подступах к городу отнюдь не сильным противником, а весенней распутицей – монгольская конница основательно вязла в заболоченной места. Но природа спасла не только купеческую столицу Руси, но и многие города восточной Европы.

Непроходимые леса, широкие реки и горные хребты зачастую устанавливали монголов в сложное положение, вынуждая совершать утомительные многокилометровые обходные маневры. Куда подевалась небывалая скорость передвижения по степному бездорожью! Люд и кони серьезно уставали, и более того – голодали, не получая длительное время достаточного количества пищи.

Смерть за кончиной

Несмотря на серьезные проблемы,  с наступлением декабрьских морозов монгольская армия всерьез собиралась продвигаться вглубь Европы. Но случилось непредвиденное: 11 декабря 1241 года помер хан Угэдэй, что открывало прямой путь к ордынскому престолу Гуюку – непримиримому врагу Батыя. Военачальник повернул основные мочи домой.

Между Батыем и Гуюком начинается борьба за власть, закончившаяся смертью (или гибелью) последнего в 1248 году. Недолго правил и Батый, почив в 1255 году, также скоро из жизни ушли (вероятно, отравленные) Сартак и Улагчи. Нового хана Берке в наступившее смутное время больше заботит стабильность воли и спокойствие внутри империи.

Накануне Европу захлестнула «черная смерть» – чума, которая по караванным путям добралась и до Золотой Орды. Монголам будет еще длинно не до Европы. Их более поздние западные походы уже не будут иметь такого размаха, какой они приобрели при Батые.


Отчего разоритель Руси Батый не смог захватить Европу