Отчего советские партийные деятели не регистрировали официальные браки

Новость опубликована: 14.01.2020

Отчего советские партийные деятели не регистрировали официальные браки

Отчего советские партийные деятели не регистрировали официальные браки

Многие представители так называемой старой гвардии большевиков действительно до крышки своих дней оставались официально холостыми. Яркий пример тому – Георгий Маленков, который прожил с Валерией Голубцовой немало лет, но так и не оформил их отношения. Неужели таким образом партийная элита надеялась спасти своих близких от репрессий?

Ленин, революция и семейство

Многие современные историки склоняются к тому, что Владимир Ильич Ленин являлся ярым противником института брака. Он, по всей видимости, не собирался фиксировать отношения с Надеждой Константиновной Крупской. Если верить Леониду Млечину, автору книги «Демонтаж патриарха», когда Крупская приехала к Ленину в Шушенское, от исправника устроился приказ: либо она венчается с Ульяновым, либо отбывает назад в Уфу. Позже супруга вождя назвала обряд венчания с супругом «комедией». Ильич также выступал и за свободу разводов, о чем написал в своей статье «Карикатура на марксизм» еще в 1916 году.

Потому неудивительно, что одними из первых декретов, принятых советской властью (Владимиром Лениным и Яковом Свердловым, главой ВЦИК) разом после Революции 1917 года, стали декреты «О расторжении брака» и «О гражданском браке, о детях и ведении книг штатского состояния». Согласно этим документам, отныне снимались прежние ограничения, которые мешали расставанию супругов, а также, как показано в «Советском семейном праве» (авторы: Анна Белякова и Евгений Ворожейкин), «внебрачные дети уравнивались с брачными сравнительно прав и обязанностей».

От Коллонтай до Маленкова

Таким образом, регистрация брака не являлась обязательной для его возникновения; признавался и фактический супружество, не оформленный в загсе. Мужчины, женщины и даже дети теперь обретали доселе невиданные права. Масла в огонь подливали и дамы-революционерки, деятельно включившиеся в политическую жизнь новой России. Взять хотя бы Александру Коллонтай, первую женщину-министра в истории. Как утверждает Александр Левицкий, автор книжки «Будущее России», Коллонтай выражала надежду на то, что гражданский брак окажется первой ступенью к полной ликвидации семьи в коммунистическом обществе.

Сама Александра Коллонтай совместно с Павлом Дыбенко стали первой парой в стране, узаконившей свои отношения не в церкви, а сделав лишь запись в Книжке гражданского состояния, как того требовали новые правила. Однако многие революционеры предпочли обойти стороной и эту процедуру: супружество, какой бы он ни был, тогда считался пережитком прошлого. Именно поэтому некоторые партийцы, впоследствии вставшие у руля государства, на бумаге так и остались неженатыми. По словам Николая Зеньковича, автора книги «Самые секретные родственники», таковым являлся и Георгий Маленков, проживший совместно с Валерией Голубцовой большой отрезок времени. Не был расписан с Марией Маркус и Сергей Киров.

А что другие граждане?

Подобных образцов можно привести множество. Тем более что с партийных лидеров брали пример и остальные граждане Страны Советов. Например, если веровать Арсению Соболевскому, автору книги «Революция любви или вырождение?», известный советский физик Лев Ландау оставался неизменен «идеалам сексуальной революции» до окончания Великой Отечественной войны. С Корой Дробанцевой Ландау сошелся еще в 1930-х годах. Однако расписались они лишь в 1946 году, буквально за несколько дней до рождения их общего сына.

И так жили в 1920-1930-х годах если не большинство, то многие. В книжке «Демографическая модернизация России 1900-2000» под редакцией Анатолия Вишневского приведены результаты исследования, датированного 1923 годом. В показанный период в стране насчитывалось около 100 тысяч незарегистрированных браков. Да и с оформленными союзами дела обстояли не лучше. Сергей Гавров в «Историческом изменении институтов семейства брака» приводит данные социолога Питирима Сорокина, который в 1922 году в журнале «Экономист» писал, что после революции в одном лишь Петрограде на 10 тысяч браков приходилось 92,2 % разводов. Причем больше половины расторгнутых союзов не просуществовали и года.


Отчего советские партийные деятели не регистрировали официальные браки