Отчего советское командование не считало Сталинградскую битву главным сражением

Новость опубликована: 16.07.2018

Почему советское командование не считало Сталинградскую битву главным сражением

Отчего советское командование не считало Сталинградскую битву главным сражением

19 ноября 1942 года началось контрнаступление Красной армии под Сталинградом, возложившее начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной войны. 23 ноября войска Юго-Западного и Сталинградского фронтов соединились в зоне Калача-на-Дону. В окружении оказались войска Германии и её союзников численностью свыше 280 тысяч солдат и офицеров.

Так получилось, что решающая во немало смыслах битва Второй мировой войны разыгралась на направлении, которое командованием обеих сторон рассматривалось как второстепенное. Во пора летнего наступления 1942 года главной целью вермахта были нефтяные месторождения Кавказа. Когда советское командование стряпало контрнаступление в зимней кампании 1942/43 г., то главный удар планировался на западном направлении.

Именно там, в полосе Западного и Калининского фронтов, была сосредоточена наиболее мощная группировка Алой армии, включавшая 31,4% личного состава, 32% артиллерии, 45,9% единиц бронетехники, 38,6% авиации от всего числа, имевшегося на фронте. Со стороны немцев ей противостояла также самая сильная группировка, насчитывавшая 32,5% личного состава, 29,1% артиллерии, 45,5% бронетехники и 23,7% аэропланов вермахта и его союзников, имевшихся на всём Восточном фронте.

Сравним это с количеством войск Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов, назначенных для контрнаступления под Сталинградом: 18,4% живой силы, 20,1% орудий и миномётов, 19,9% танков и САУ, 30,6% самолётов от общей численности работающей РККА. Цифр для группировки стран «оси» на этом участке нет, так как они не приводятся отдельно от цифр для всего южного сектора германо-советского фронта – от Воронежа до Черноволосого моря.

Совершенно естественно, что наиболее плотные группировки войск обеих сторон располагались на московском направлении благодаря его стратегической важности, а также тому, что раскрученные пути сообщения позволяли сосредоточить и снабжать здесь большие массы войск. Сталинградское направление, в силу худшей обеспеченности коммуникациями, было на периферии театра военных действий. Логично также, что главный удар советских войск нацеливался именно по самой мощной группировке противника.

Операция Западного и Калининского фронтов против ржевско-вяземского плацдарма немецких армий носила условное название «Марс». Ею непосредственно руководил генерал армии Г.К. Жуков, назначенный в августе 1942 г. заместителем Верховного Главнокомандующего (то кушать И.В. Сталина). Операция под Сталинградом, под кодовым названием «Уран», также готовилась под присмотром Жукова, но непосредственным её координатором был начальник Генерального Штаба генерал-полковник А.М. Василевский, занимавший ступеньку ниже Жукова в военной иерархии.

В истории браней случается, что события на периферийном направлении оказывают решающее влияние на общий исход войны. Так было, например, в Первой всемирный войне, когда поражения союзников Германии – Болгарии и Турции – повлекли быстрое крушение Четверного союза. Похожее было и тут. Поражение под Сталинградом, равного которому, по признанию многих генералов вермахта, Германия не испытывала с 1806 года, повлекло за собой цепную реакцию в облике овладения Красной армией стратегической инициативы.

Наступление советских войск по плану «Марс» на западном направлении, начавшееся 27 ноября 1942 года, повергло только к их огромным потерям и закончилось сокрушительной неудачей. Германские войска остались на прежних позициях. Совсем иное вышло под Сталинградом. Там была одержана самая большая на тот момент победа Красной армии в Великой Отечественной войне.
Операция под Сталинградом не была самой крупной в истории браней операцией на окружение войск. В «котлы», созданные вермахтом для Красной армии осенью 1941 года под Киевом и под Вязьмой угоди более 600 тысяч советских военнослужащих в каждый, в белорусский «котёл» в первую неделю войны – более 300 тысяч. Но для вермахта разгром под Сталинградом было беспрецедентным.

Победа под Сталинградом позволила Красной армии развернуть зимой 1942/43 г. наступление по всему полуденному крылу советско-германского фронта, а также провести ещё ряд успешных наступательных операций на других направлениях, в частности – прорвать блокаду Ленинграда. Эту заключительную операцию координировал Жуков и получил за неё в январе 1943 года звание маршала. Как видим, Сталин, на волне эйфории от победы под Сталинградом, не сделался взыскивать с него за неудачу под Ржевом. Василевский тогда же получил звание генерала армии.

Интересно, что после Сталинграда Алая армия до самой битвы за Берлин не проводила операций по окружению столь крупной вражеской группировки. Правда, в августе 1944 года в ходе Ясско-Кишинёвской операции советские армии пленили свыше 200 тысяч солдат и офицеров противника – больше, чем под Сталинградом. Но это объяснялось тем, что к моменту ликвидации сталинградской группировки вящая часть окруженцев погибла или была эвакуирована самолётами. В советский плен попало только 113 тысяч из окружённых под Сталинградом немцев, румын и хорватов.

Огромные утраты в ходе окружения и ликвидации войск «оси» под Сталинградом понесли и советские войска – около полумиллиона человек, в том числе 155 тысяч уложенных и пропавших без вести.