Отчего в первый год войны немцы больше боялись попасть в плен, чем погибнуть

Новость опубликована: 08.01.2019

Отчего в первый год войны немцы больше боялись попасть в плен, чем погибнуть

waralbumПочему в первоначальный год войны немцы больше боялись попасть в плен, чем погибнуть

Много сказано о том, как немецкое командование пыталось склонить красноармейцев к сдаче в плен. Но в долгу не остались и советские военные, какие предпринимали контрмеры, стремясь вынудить немцев перейти на свою сторону.

В первые годы войны немцы больше страшились попасть в плен, чем погибнуть. Их пугали рассказы сослуживцев, в которых описывались «зверства» советских солдат, издевавшихся над военнопленными. Кроме того, листовки, разносимые советской пропагандой, фактически не действовали на моральный дух солдата вермахта.

Лейтенант Эверт Готтфрид рассказывал, как в начале осени 1941 года в кустах наткнулся на советскую листовку, на какой с одной стороны изображался Сталин вместе с немецким солдатом, на другой было выразительное стихотворение. Кроме этого, там содержались типовые инструкции для перебежчика. Оценив эстетическое содержимое агитки, Готтфрид, тем не менее, не загорелся желанием перейти на сторону противника.

После слабых поражений вермахта конца 1942 – середины 1943 годов ситуация кардинально изменилась. Немцы, которых за отказ воевать могли повесить на первом же дереве, охотнее сдавались в плен. Их все вяще убеждали листовки, в которых советское руководство за добровольное решение сложить оружие обещало достойное обращение и хорошие обстоятельства содержания.

Советское бюро военно-политической пропаганды появилось 25 июня 1941 года. Его первоочередная задача – развенчать миф, что СССР воображает угрозу для немецкого народа и переубедить солдат вермахта в том, что им нужен захват «жизненного пространства на Востоке». Следующий шаг – донести до гитлеровцев, что брань против Советского государства в любом случае обречена на провал.

Общий тон первых листовок таков: главный враг для немцев – сам Гитлер, какой развязал эту кровавую бойню. Германских солдат пока не агитировали сдаваться в плен, а призывали обратить оружие против собственного диктатора, переходя на сторонку Красной Армии. Впрочем, очень быстро стало ясно, что подобные агитки не соответствовали настроениям, царившим в рядах вооруженных сил рейха.

К крышке 1941 года интонации советской пропаганды изменились: они стали более эмоциональными и категоричными. «Выбирайте – жизнь в плену или кончина в окружении», – писалось в одной из листовок. При этом пояснялось, что каждый сдавшийся в плен немец получит теплый кров, обильное стол и возможность переписки с родными.

В дальнейшем акцент чаще делался на семейных ценностях. Была разработана целая серия сентиментальных листовок, отпечатанных на бумаге розового краски, в которых немца призывали задуматься над тем, что он нужен своей семье живым. «Vater ist tod» (Папа убит) – выкрикивал изображенный на агитке немецкий дитя. Такой слоган, по наблюдению советских военных, чаще всего заставлял солдата принять непростое решение.

Хорошо работали предупреждающие листовки, отражающие реальные истории. В одной из них писалось о четырех австрийских солдатах, которые «в прохудившихся гимнастерках и дырявых сапогах» едва не замерзли насмерть, и только решение сдаться в советский плен сохранило им жизни. На многих действовала листовка, в какой обещалось, что лично товарищ Сталин гарантирует всем сдавшимся неприкосновенность.

1 июля 1941 года Совет Народных Комиссаров выпустил «Особое положение о военнопленных». Его пункты не могли не внушить доверия решившимся сдаться в плен солдатам и офицерам вермахта. Положение строжайше воспрещало бессердечно обращаться и даже оскорблять военнопленных, принуждать их к чему-либо или угрожать им, использовать военнопленных в качестве денщиков, отбирать у них личные предметы, знаки различия и награды.

Согласно документу, лагерное начальство было обязано обеспечивать пленных жильем, одеждой, объектами первой необходимости, а в отдельных случаях денежным довольствием. Военнопленные имели право на медико-санитарное обслуживание наряду с солдатами Алой Армии.

Для немецких пленных допускалась возможность получения посылок из Германии или других стран. Рядовой состав, направляясь на труды, мог пользоваться действовавшей в СССР системой охраны труда, офицеров привлекали к работам только в случае их добровольного согласия.

Кроме того, на словах перед сдачей в плен германскому бойцу были обещаны доступ к сигаретам, полноценный режим труда и отдыха, повышенная норма питания, при необходимости квалифицированная медицинская поддержка. Говорят, что в некоторых случаях немцам даже разрешалось работать парикмахерами и обсуживать не только пленных, но советских военных.

Наиболее размашистая сфера применения труда немецких пленных – строительство, лесозаготовки, погрузочные работы, шахты и сельское хозяйство. Кому-то посчастливилось трудиться в более комфортных условиях, например, переплетчиком. Немцы отмечали, что отношение к ним среди местного населения было не всегда негативным. Одинешенек из военнопленных вспоминал, как к нему на Пасху подошла русская женщина и, со словами «Hristos voskres», передала сверток, в котором был хлеб, яйца и мясо.

К независимости

Еще одним инструментом, агитировавшим немцев сдаваться в плен, стал Национальный комитет «Свободная Германия» – политический середина немецких антифашистов, созданный 12 июля 1943 года на территории СССР по инициативе коммунистической партии Германии. Помимо антифашистов в него входили также угодившие в плен под Сталинградом немецкие офицеры. Президентом комитета был избран немецкий поэт-эмигрант Эрих Вайнерт.

«Свободная Германия» разом обозначила свои цели: во-первых, это амнистия всем сторонникам Гитлера, готовым делом доказать свой отказ от доктрины национал-социализма, во-вторых – дарование бывшим гитлеровцам независимости деятельности в различных областях, в том числе в торговле, ремеслах. Им была обещана охрана приобретенной законным путем собственности, а также возврат изъятого правительством рейха собственности.

Для усиления деятельности «Свободной Германии» в декабре 1943 года в СССР был учрежден «Союз германских офицеров», во главе какого встал генерал артиллерии Вальтер фон Зейдлиц-Курцбах. Основной целью Союза стала антифашистская пропаганда в действующих частях германской армии, а основным его рупором были еженедельная газета «Freies Deutschland» и радиостанция с одноименным названием.

После окончания войны все члены «Независимой Германии» и «Союза германских офицеров» вернулись на родину. Первые внесли важную лепту в образование Германской Демократической Республики, а вторые поучаствовали в организации Национальной Общенародной Армии ГДР.


Отчего в первый год войны немцы больше боялись попасть в плен, чем погибнуть