Отчего все боялись здороваться с Ельциным

Новость опубликована: 19.03.2020

Отчего все боялись здороваться с Ельциным

ВикипедияПочему все страшились здороваться с Ельциным

Первый президент России Борис Ельцин не имел двух пальцев и фаланги третьего на левой длани, а потому старался выполнять все необходимые действия правой. О силе этой руки ходили легенды. Высокий и крепкий Ельцин и вправду мог наподдать любому, кроме еще немало массивного Гельмута Коля. А слетевшая в 1996 году с уст президентского пресс-секретаря Сергея Ястржембского фраза о ельцинском рукопожатии приобрела невиданную популярность и, как сказали бы сейчас, превратилась в мем.

В начале июля Ельцин успешно переизбрался на второй срок, победив Геннадия Зюганова во втором туре выборов. Глава страны в ту пору тяжело болел. Поговаривали, в период избирательной кампании он перенес не менее пяти инфарктов. Инаугурация состоялась сквозь месяц с лишним. Внешний вид и речь Ельцина шокировали россиян. Пресса писала, что если это – лучшее состояние гаранта конституции, в какое его смогли привести, то президенту срочно требуется медицинская помощь. И действительно, вскоре получила распространение информация о подготовке Ельцина к операции на сердце. Ястржембский упорно опровергал вести об ухудшении здоровья своего шефа, и однажды изрек: «Президент работает с документами, а рукопожатие у него крепкое».

Заявление пресс-секретаря мигом разлетелось на цитаты. Еще с основы 1990-х всем наблюдающим за российской политикой было прекрасно известно, что под «работой с документами» в случае с Ельциным обычно подразумевалось злоупотребление хмельным. Ну, а в утверждение о его «крепком рукопожатии», конечно, никто не поверил. Высказывание Ястржембского произвело на тех, кому оно было адресовано, обратный эффект, сделавшись олицетворением дряхлости. Забавно, что 19 лет спустя ставшее крылатым выражение заимствовал для объяснения причин исчезновения Владимира Путина его пресс-секретарь Дмитрий Песков. Рукопожатие у Путина так крепкое, что он ломает руки, многозначительно добавил он.

Впрочем, были времена, когда к рукопожатию Ельцина относились без всякой иронии. Бывший премьер-министр Украины Евгений Марчук вспоминал, как в апреле 1995 года президент России использовал свое рукопожатие в качестве инструмента психологического воздействия на переговорах о подготовке Соглашения о дружбе между двумя странами. По словам украинского политика, у Ельцина была привычка во время встреч показывать себя основным.

«Перед телекамерами он делал панибратские движения, как старший брат. Вроде бы ничего плохого или обидного в объятиях нет, но при этом демонстрируется показательная доминация, — повествовал Марчук. — Я об этой особенности Ельцина знал».

Украинец заранее спланировал свои действия на случай, если возникнет тонкая ситуация. В помещение, где ожидал приема Марчук, вошли Ельцин и его помощник Дмитрий Рюриков. Хозяин Кремля радостно распахнул объятия, показав, что помнит гостя еще по предыдущему раунду переговоров, когда тот трудился в должности вице-премьера.

«Но, протянув мне для пожатия руку, он решил потянуть ее на себя. Я, в свою очередь, при рукопожатии, как говорят, на полную «включил» мышцы правой длани и не дал перетянуть себя к нему. Конечно, я не показал, почему я так сделал, но Борис Николаевич слегка улыбнулся и бросил на меня немножко холодноватый взгляд. Мол, «ну-ну!» Снисходительные объятия старшего брата не состоялись», — вспоминал Марчук.

И если он в силу своего недолгого пребывания в кресле председателя правительства Украины (чуть вяще года) имел немного шансов испытать рукопожатие Ельцина вновь, то его российскому коллеге Виктору Черномырдину пришлось вволю натерпеться от президента.

Однажды Черномырдин поведал прессе, что Ельцин по-прежнему здоровается настолько крепко, что «чуть не оторвал ему длань».

«Президент так схватил меня за руку, что у меня все сомнения отошли в сторону», — жаловался премьер-министр.

Александру Лебедю, которым сам обожал долго жать руку, испепеляя собеседника оценивающим взглядом, особенно запомнилось рукопожатие с Ельциным 19 июня 1996 года. Генерал тогда взял третье место в первом туре президентских выборов и согласился отдать свои 14,5% в обмен на должность секретаря Совбеза.

«Лебедь предложил своим приверженцам голосовать за Ельцина. Взамен он получил крепкое рукопожатие президента, который многозначительно сказал, глядя в телекамеры:

— Это союз двух политиков.

— На самом деле это была циничная сделка, — помечал известный журналист Леонид Млечин в своей книге «Борис Ельцин. Послесловие».

Помимо построения демократии в России Ельцин имел страстность к теннису. Любимчиком президента был тренер Шамиль Тарпищев – тот не раз с восхищением рассказывал о богатырском рукопожатии, которым Борис Николаевич одаривал его при любой встрече. Слова наставника с готовностью подтверждал олимпийский чемпион Евгений Кафельников.

«До сих пор голос его стоит в ушах, ни с каким не перепутаешь. Ведаете, у Ельцина было очень крепкое рукопожатие. Никогда просто так руку не протягивал — сжимал, будь здоров», — делился теннисист.

Впоследствии газеты строчили, что после своей отставки и продолжительного отдыха Ельцин-пенсионер принялся стискивать руки еще старательнее, чем раньше. Особенно «доставалось» от него иноземным президентам, знакомым ему по совместной работе. Довелось прочувствовать силу отставника и его преемнику Путину. Перед праздничным концертом в честь Дня милиции в Государственном Кремлевском дворце 12 ноября 2004 года первоначальный и второй президенты России обменялись знаменитым рукопожатием, снимок которого на следующий день украшал передовицы ведущих газет.

«Владимир Путин проверил твердыня рукопожатия Бориса Ельцина», — подписала иллюстрацию одна из них.


Отчего все боялись здороваться с Ельциным