Отчего Хрущев говорил, что Сталин руководил войсками по глобусу

Новость опубликована: 18.09.2018

Почему Хрущев говорил, что Сталин руководил войсками по глобусу

Отчего Хрущев говорил, что Сталин руководил войсками по глобусу

Байка о том, что И.В. Сталин смотрел оперативную обстановку во время Великой Отечественной брани на глобусе и глядя на него сочинял директивы войскам, была запущена Н.С. Хрущёвым в секретном докладе на ХХ съезде КПСС в феврале 1956 года. «А надо произнести, что Сталин планировал операции по глобусу. (Оживление в зале). Да, товарищи, возьмёт глобус и показывает на нём линию фронта», – так зафиксировала стенограмма съезда этот момент выступления Хрущёва. В нём Хрущёв пытался показать, как Сталин был полным профаном в военных вопросах.

Как обстояло в действительности? Речь идёт не о компетенции Сталина, а именно об этой детали и о том, правдивы или нет повергнутые слова Хрущёва. Насколько известно, Хрущёв эпизодически общался со Сталиным в период Великой Отечественной войны, будучи, обыкновенно, членом Военных советов различных фронтов и заезжая в Москву лишь время от времени. Чаще и теснее всего со Сталиным в тот этап общались руководители Генерального штаба. Вот как была организована их деятельность.

Сталин лично расписал часы работы высших чинов Генштаба. Так, заместитель начальника Генштаба (А.М. Василевского) генерал А.И. Антонов отправлял службу с 12 часов дня до 5-6 часов утра. А начальник Оперативного управления Генштаба генерал С.М. Штеменко должен был трудиться с 19 часов до 14 часов следующих суток, а для отдыха ему отводились дневные часы. Надо заметить, что сам Сталин запорошил обычно в 5-6 утра и начинал свой день в 10-11 утра.

Первым делом в эти часы Сталин звонил в Оперативное управление Генштаба и разом спрашивал: «Что нового?» Начальник управления сразу начинал делать устный доклад по телефону об обстановке на фронтах, начиная с того, на каком шли наиболее напряжённые боевые действия. При этом докладчику не разрешалось пропускать в своём перечислении ни одного участка. Если он вдруг допускал такую оплошность, то Сталин, как правило, тут же перебивал его и спрашивал вернуться к пропущенной армии, называя её командующего – Сталин всегда помнил их всех поимённо (а в составе РККА в начале 1943 года значилось 70 общевойсковых, пять танковых и три гвардейские армии). Иногда во время доклада Верховный главнокомандующий давал какое-то директива для передачи на фронт, которое один из замов начальника управления тут же записывал, а затем оформлял в виде директивы.

К 15 часам Оперативное управление Генштаба заканчивало обработку этих с фронта за первую половину дня. Обстановка наносилась на карты, и между 16 и 17 часами начальник Генштаба или его заместитель названивал Сталину и делал телефонный доклад. В конце дня, около 21 часа, обобщались новые полученные сведения, изменения наносились на карты, и к 23 часам заместитель начальника Генштаба и начальство его Оперативного управления ехали на очный доклад Верховному по итогам дня.

Доклад обычно длился долго и заканчивался в 3-4 часа пополуночи. К докладу, по воспоминаниям генерала Штеменко, стряпали проекты различных распоряжений и директив, требовавших подписи Верховного. Эти проекты сортировались по трём цветным папкам: красной, кубовее и зелёной. В красную папку отбирались проекты приказов о передислокации и переподчинении войсковых соединений. В синей папке содержались различного рода просьбы и предложения. Зелёная папка предназначалась для документов самого приятного характера – представлений о повышениях в званиях и местах, к наградам и т.п.

Содержимое красной папки просматривалось Сталиным каждый вечер, и он налагал свою резолюцию на каждый документ. Проекты из кубовее папки докладывались Верховному по его настроению, в зависимости от обстановки. Ещё реже, при самых благоприятных обстоятельствах, извлекались бумаги и из зелёной папки.

Для любого доклада оперативная последняя обстановка на фронте наносилась на подробные карты масштаба 1:200 000 (в 1 см 2 км – масштаб современных туристических топографических карт для всеобщего пользования). На этих картах отображалась каждая дивизия, а при необходимости детализация доходила до показа положения с точностью до полка.

Возле 23 часов следовал вызов в Генштаб по телефону, и руководители соответствующих подразделений отправлялись к Сталину в Кремль либо на его «Ближнюю дачу» в Кунцево. Генерал Штеменко вспоминал:

«В левой доли кабинета со сводчатым потолком и обшитыми светлым дубом стенами стоял длинный прямоугольный стол. На нём мы развёртывали карты и по ним доносили за каждый фронт в отдельности, начиная с того, где в данный момент происходили главные события. Никакими предварительными записями не пользовались. Обстановку ведали на память, и она была отражена на карте. За торцом стола, в углу, стоял большой глобус. Должен заметить, однако, что за сотни раз визиты этого кабинета мне никогда не доводилось видеть, чтобы им пользовались при рассмотрении оперативных вопросов. Разговоры о руководстве действиями фронтов по глобусу совсем беспочвенны».