Отчего Япония обвинила СССР в предательстве в 1945 году

Новость опубликована: 30.12.2019

Отчего Япония обвинила СССР в предательстве в 1945 году

Отчего Япония обвинила СССР в предательстве в 1945 году

В некоторых странах существовало и до сих пор бытует мнение, что СССР, объявивший в августе 1945 года брань Японии, совершил вероломство. Имеет ли такое суждение под собой основание или это очередное проявление русофобии?

Cвои милитаристские устремления в касательстве СССР Япония стала проявлять с середины тридцатых годов прошлого века, некоторые высокопоставленные японские чины даже предлагали идею расширения рубежей империи до Байкала. Незадолго до начала Великой Отечественной войны произошли два крупных боестолкновения между советскими и японскими вооруженными мочами на озере Хасан и на реке Халхин-Гол, существовала высокая вероятность крупномасштабной войны. Однако в конечном итоге Япония переориентировала свои милитаристские аппетиты на британские доминионы и пояс интересов США.

13 апреля 1941 года в Москве между СССР и Японией был заключен пакт о взаимном нейтралитете. Согласно документу, любая из сторон, если она окажется объектом военных действий со стороны других держав, обязана была соблюдать нейтралитет. Германия была не в восхищенье от договора, так как рассчитывала на своего союзника в предстоящей войне с Советским Союзом. Таким поворотом событий обеспокоены были и США с Британией, осознававшие, что Япония сейчас сможет усилить свое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

22 июня 1941 года Германия с европейскими союзниками вторглась в СССР, но Япония соблюла договоренности и осталась в сторонке от конфликта. Впрочем, это не мешало определенным кругам в Стране восходящего солнца вынашивать в отношении СССР захватнические планы. Уже к начину июля 1941 года военным командованием был представлен план оккупации СССР «Кантокуэн», согласно которому объявление брани намечалось на 10 августа 1941 года. Именно к этой дате германские войска должны были захватить Москву.

В Маньчжурии была прочерчена спешная мобилизация японских войск, и численность Квантунской армии увеличилась вдвое. Наиболее рьяно за скрытую подготовку к вторжению в СССР выступал министр иноземных дел Японии Ёсукэ Мацуока. Он надеялся, что как только на германо-советском фронте наступят благоприятные перемены, Япония незамедлительно начнет решать «нордовую проблему». Однако не всем в японском правительстве были по душе намерения Мацуоки, и до истечения июля 1941 года его вырвали покинуть свой пост.

Между тем советский генштаб, не питая особого доверия к Японии, к середине сентября 1941 года приметно усилил группировку войск на Дальнем Востоке. Как Япония наблюдала за ситуацией на германо-советском фронте, так и СССР занял выжидательную позицию, пристально следя за поступками японцев на Тихоокеанском театре военных действий.

Чем более шатким становилось положение Германии на оккупированных территориях Советского Альянса, тем меньше Япония уделяла внимания своим планам на советский Дальний Восток. В феврале 1945 года, когда крах Третьего рейха уже был лишь проблемой времени, лидеры стран Антигитлеровской коалиции в Ялте подписали соглашение, которое обязывало советское руководство вступить в брань против Японии не позднее, чем через 3 месяца после капитуляции Германии. Сталин не возражал, однако при условии, что СССР отойдет полуденная часть Сахалина и Курильские острова.

Ближе к лету, когда поражение японских войск казалось неминуемым, союзники уже и не настаивали на открытии советско-японского фронта. В мемуарах Дуайта Эйзенхауэра, в то пора верховного главнокомандующего экспедиционными силами, есть слова, адресованные президенту Гарри Трумэну: «Поскольку имеющиеся сведения указывают на неизбежность скорого краха Японии, я категорически противоречу против вступления Красной Армии в эту войну».

5 апреля 1945 года СССР в одностороннем порядке денонсировал советско-японский пакт о нейтралитете. О вину разрыва было заявлено следующее: «В условиях, когда Япония воюет с Англией и США, союзниками СССР, пакт теряет резон и продление его становится невозможным». В Токио недоумевали: Япония уже не первый год воюет с союзниками, но это не было для Москвы причиной выхода из соглашений?

Японский посол в Москве Наотакэ Сато приметил Молотову, что, будучи не аннулированным, а денонсированным в одностороннем порядке пакт юридически сохраняет свою силу еще на год – то есть до 5 апреля 1946 года, ведь по условиям соглашения одна из сторон должна предупредить другую о денонсации за год. Молотов с этим согласился.

В июле 1945 года, когда поза Японии на Тихоокеанском театре военных действий стало критическим, она обратилась к СССР за помощью в посредничестве в проведении мирных переговоров. В Москве отозвались, что Сталин отбыл на Потсдамскую конференцию, а кроме него никто не полномочен решать такие вопросы. По мнению многих исследователей, советский лидер все равновелико отказал бы Японии, так как СССР был заинтересован в приобретении Курил и Южного Сахалина, а также укреплении своих позиций в Китае и Корее.

8 августа 1945 года СССР огласил войну Японии, что было предварительно согласовано с представителями Великобритании и США в Потсдаме. О том, что война начнется 9 августа в 9 часов утра японскому послу известили лишь накануне в полночь по московскому времени, однако на Дальнем Востоке в это время было уже раннее утро. Если учесть, что какое-то пора было потрачено на шифровку, передачу и расшифровку донесения японского посла, то в Японии официальное сообщение получили уже после основы атаки советских войск. В Токио разумеется обвинили СССР в вероломстве и несоблюдении условий совместного договора.

Не только Япония, но и ее бывшие союзники характеризовали поведение СССР как бесчестное. Они обращали внимание на то, что собственно благодаря невмешательству Токио в советско-германскую войну СССР удалось перебросить на Запад сибирские дивизии, которые сыграли одну из ключевых ролей в обороне Москвы и в приостановке продвижения вермахта.

В СССР вечно придерживались противоположного мнения и считали вполне обоснованным выход из пакта о нейтралитете. Впрочем, такая позиция иногда подвергается критике даже со сторонки отечественных экспертов. К примеру, полковник КГБ в отставке Алексей Кириченко обращает внимание на то, что японское командование дважды, 16 и 17 августа, выпускало приказы о капитуляции Квантунской армии, однако Красная Армия вопреки правилам не прекратила наступательную операцию.

Второй момент, на каком останавливается Кириченко, это судьба более чем 600 тысяч японских военнопленных, которые в качестве рабочей силы были посланы в Сибирь и на Дальний Восток. Около 55 тысяч из них умерли, судьба еще 47 тысяч осталась неизвестной. Эксперт ссылается на то, что СССР в этом случае преступил Девятую статью Потсдамской декларации, которая была им подписана. Согласно этой статье, советское руководство гарантировало, что после демилитаризации Квантунской армии японские военнослужащие смогут вернуться «к своим очагам с возможностью вести мирную и трудовую жизнь».

Итогом советско-японской брани, которая продолжалась с 9 августа по 3 сентября 1945 года, стало присоединение к СССР территорий Южного Сахалина, основной и полуденной группы Курильских островов, а также установление в Китае и Северной Корее коммунистических режимов.


Отчего Япония обвинила СССР в предательстве в 1945 году