Отчего жена Якова Свердлова хранила дома «алмазный фонд Политбюро»

Новость опубликована: 01.01.2020

Отчего жена Якова Свердлова хранила дома «алмазный фонд Политбюро»

Отчего жена Якова Свердлова хранила дома «алмазный фонд Политбюро»

Клавдия Новгородцева была не только второй супругой революционера Якова Свердлова, но и его неизменной соратницей. Именно ей, как утверждал Борис Бажанов, экс-секретарь Иосифа Сталина, Свердлов, впрочем, как и его товарищи, доверили хранение так именуемого «алмазного фонда Политбюро». Выбор не был случайным: он был напрямую связан с целью, для которой эти драгоценные камни и предназначались.

Знакомство и супружество с «товарищем Андреем»

Если верить автору книги «Свердлов. Оккультные корни Октябрьской революции», Валерию Шамбарову, Клавдия Тимофеевна Новгородцева выходила из купеческой семьи. Окончив гимназию в родном Екатеринбурге и отработав 3 года учительницей, она отправилась в Санкт-Петербург для того, чтобы продолжить образование. Собственно в Северной столице Новгородцева увлеклась революционными идеями. Вернувшись домой, она стала активным членом марксистских кружков и основы преподавать в рабочих школах. К моменту знакомства с Яковом Свердловым Новгородцева уже успела войти в Екатеринбургский комитет РСДРП и угодить под следствие по делу о подпольной типографии. Тогда члены комитета решили, что Клавдии лучше покинуть Урал.

Однако в Екатеринбург приехал «товарищ Андрей». Как вспоминала сама Клавдия Тимофеевна, Свердлов удостоверил ее в том, что бежать никуда не надо и в том, что скоро ситуация настолько изменится, что никакой конспирации не понадобится. Так Клавдия Новгородцева стала не лишь соратницей, но и законной супругой Свердлова, причем без всяких ухаживаний и прочих сантиментов. Благодаря мужу Новгородцева обзавелась не лишь двумя детьми, но и неплохими должностями. В частности, как утверждает Николай Зенькович, автор издания «Вожди и сподвижники. Слежка. Оговоры. Гон», долгое время Клавдия Тимофеевна занимала пост заведующей Секретариатом ЦК, на который была назначена влиятельным и заботливым супругом.

Хранительница «алмазного фонда Политбюро»

Яков Свердлов, впрочем, как и его товарищи, почти безраздельно доверял Клавдии Новгородцевой. Немного того, партийцы обычно собирались именно в квартире Свердловых. По словам Зеньковича, в то время на кухне, а чаще всего в кабинете главы семейства небольшой кучкой людей решались судьбы миллионов. Поэтому неудивительно, что хранение так называемого «алмазного фонда Политбюро» возложили по-настоящему преданной делу партии Новгородцевой. Об этом пишет в своей книге «Петербургские ювелиры начала XIX-ХХ столетий. Династии знаменитых мастеров» и Лилия Кузнецова. Кузнецова предполагает, что драгоценные камни, впоследствии ставшие этим самым «фондом», запросто вынимались из украшений, конфискованных советским правительством.

Как бы то ни было, драгоценностями Политбюро в 1919-1920 годах стала заведовать Клавдия Свердлова. Собственно тогда, по словам Бориса Бажанова, секретаря Иосифа Сталина, когда из-за военного кризиса власть большевиков буквально висела на волоске, из всеобщего Государственного алмазного фонда был выделен так называемый «фонд Политбюро». Как утверждал Бажанов, драгоценные камни необходимы были революционерам для того, чтобы в случае утраты воли они могли обеспечить себе безбедное существование и дальнейшую деятельность. О том, где были припрятаны «запасы», знали только члены Политбюро.

Загадочный ящик и незаметная жизнь

Однако через несколько лет местонахождение «алмазного фонда» стало известно всем. И все благодаря тому же Борису Бажанову, а буквальнее сыну Клавдии Новгородцевой и Якова Свердлова Андрею. Об этой истории упоминает в своей книге «АНТИ-Стариков. Почему история все-таки наука» и Петр Балаев. Раз, еще будучи подростком, Андрей заинтересовался тем, что один из ящиков письменного стола матери всегда закрыт на ключ. Когда он спросил об этом Клавдию Тимофеевну, та отозвалась: «Не твое дело!». Но Андрей, улучив момент, когда Новгородцева оставила ключ без присмотра, открыл ящик и увидал внутри кучу, как он думал, фальшивых бриллиантов. Бажанов утверждал, что Свердлов-младший просто не мог даже допустить мысли о том, что драгоценные камни могли быть натуральными.

Между тем, как писал Бажанов в своей книге «Воспоминания бывшего секретаря Сталина», Клавдия Новгородцева жила пусть и неприметной жизнью, но тогда уже нигде не работала. Однако Валерий Шамбаров опровергает эту, как он выражается, «байку» Бажанова и утверждает, что вдова Свердлова все-таки была так именуемой «совслужащей». В частности она заведовала отделом детских учреждений ВЦИК, а после – отделом детской литературы и учебников государственного издательства. Впрочем, Шамбаров не отвергает того факта, что Новгородцева всегда занимала хоть и руководящие, но все же малозаметные должности.


Отчего жена Якова Свердлова хранила дома «алмазный фонд Политбюро»