Отчего жену Хрущёва считали украинской националисткой

Новость опубликована: 02.01.2020

Отчего жену Хрущёва считали украинской националисткой

Отчего жену Хрущёва считали украинской националисткой

Жена Никиты Хрущёва Нина Петровна запомнилась народу как скромная дама с заурядной внешностью. Особенно невыгодно советская «первая леди» смотрелась рядом с изысканной Жаклин Кеннеди. Однако немного кто знает, что эта украинская крестьянка была вовсе не так проста, как казалось на первый взгляд. Некоторые исследователи полагают, что именно по её инициативе Хрущёв в 1955 году отпустил из лагерей националистов-бандеровцев. Так ли это?

Нина из Закерзонья

Нина Петровна Кухарчук родилась в 1900 году в селе Василив, ныне находящемся на территории Польши, в Люблинском воеводстве. Этот восточнославянский кромка под названием Холмщина украинские националисты включали в состав так называемого Закерзонья – крайней западной части украинского этнического ареала.

Будучи по генезису крестьянкой, Нина Кухарчук получила хорошее образование и знала несколько языков (украинский, русский, польский, французский, английский). После советско-польской брани она некоторое время занимала важную должность в ЦК Коммунистической партии Восточной Галиции. В 1922 году Нина Петровна отбыла на учёбу в СССР, где познакомилась с молодым коммунистом Никитой Хрущёвым. Вскоре девица стала его спутницей жизни (хотя брак Хрущёвы официально зарегистрировали лишь в 1965 году). Очевидцы утверждали, что в быту Никиту Сергеевича можно было даже наименовать «подкаблучником». Сама Нина Хрущёва во «Вдовьем дневнике» (изданном в книге Сергея Хрущёва «Пенсионер союзного значения») признавалась, что до брани «знала обо всех планах и переживаниях» мужа. Вероятно, что её влияние на политическую деятельность Хрущёва оставалось значительным и в последующие годы.

Хрущев и националисты

В первую очередность «руку» Нины Петровны историки усматривают в тех вопросах, которые касались её земляков с Западной Украины. В строках мемуаров Хрущёва, отданных бандеровцам, чувствуется уважение к ним:

«ОУНовцы* не останавливались и перед самоуничтожением во имя достижения своих целей.<…> Мы вели борьбу с неприятелями не только арестами и судами, а и разъяснением пагубности такого пути. В то время Карпатские горы для коммунистов практически были недоступны. За любой скалой, за каждым кустом можно было ожидать террористов».

Приход Хрущёва к власти совпал с досрочным освобождением украинских коллаборационистов, приговорённых при Сталине к 25 годам станов. Речь идёт о вышедшем в 1955 году указе президиума Верховного Совета «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в этап Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.». Благодаря этой амнистии на родину вернулись 20 тысяч активных бандеровцев, из каких около половины поселилось во Львове.

«Вполне возможно, что сама эта идея пришла Н.С. Хрущёву через его вторую супругу Нину Петровну Кухарчук», — находит историк Евгений Спицын (цитируется по «Литературной газете»). Исследователь ссылается на то, что с самого начала супружеской жизни Нина Петровна «сделалась лепить из Никиты Сергеевича «щириго україньця»: с этого времени он начал пить горилку и ходить в вышиванке.

Контраргументы

И всё же степень «украинизации» Хрущёва представляется несколько преувеличенной. Амнистия 1955 года могла быть продиктована не симпатией к бандеровцам, а прежде всего прагматическими соображениями советского руководства. После Великой Отечественной брани ГУЛАГ регулярно «штормило» — не в последнюю очередь благодаря украинским националистам, которые были зачинщиками лагерных бунтов.

Что касается Нины Хрущёвой, то записки, которые она вела после смерти мужа, опровергают версию о том, что она могла сочувствовать националистам. Да, Нина Петровна обожала смотреть по телевизору выступления украинского ансамбля «Славутич». Однако она внимательно следила за достижениями культуры и других народов СССР, так, радовалась успехам танцоров из республик Средней Азии. У Нины Хрущёвой был широкий круг чтения, причём украинские беллетристы в её записках почти не упоминаются. Вместо этого она цитировала Шота Руставели, Сергея Есенина и Самуила Маршака – весьма нехарактерный для «секретом националистки» круг авторов.

* — организация запрещена в России


Отчего жену Хрущёва считали украинской националисткой