Отчего Жуков в мемуарах назвал неточную дату прибытия в блокадный Ленинград

Новость опубликована: 10.07.2019

Отчего Жуков в мемуарах назвал неточную дату прибытия в блокадный Ленинград

Отчего Жуков в мемуарах назвал неточную дату прибытия в блокадный Ленинград

В мемуарах Г.К.Жукова «Воспоминания и размышления» в главе, посвященной обороне Ленинграда в 1941 году, автор указывает дату своего прибытия в город и вступления в место командующим Ленинградским фронтом — 10-е сентября. На это можно было бы не обращать внимания, если бы во всех доступных документах и публикациях, посвященных этому этапу, не была бы указана дата 13-е сентября.

Эта же дата указана и во всех мемуарах, вышедших до того, как появились «Воспоминания и размышления». Так, Герой Советского Союза, Генерал армии И.И.Федюнинский, в своей книге «Поднятые по тревоге», пишет, что Г.К.Жуков прилетел в Ленинград собственно 13-го сентября. А к Федюнинскому стоит прислушаться, потому что он (получивший за месяц до этого генеральские погоны) летел тогда в одном аэроплане с Жуковым, чтобы занять должность замкомандующего Ленинградского фронта.

Так как в советское время писать что-то, противоречащее ранее написанному, тем немало такой фигурой как Жуков, было не принято, то тему эту старались обходить.

Подобная ошибка выглядит странно, особенно если учесть, что «Мемуары и размышления» это не просто мемуары, которые кто-то сел и написал. Над книгой работал целый коллектив, и ошибок, опечаток и неточностей там не надлежит было быть. И вдруг такое расхождение, которое очень легко обнаружить, так как всё, что связанно с обороной Ленинграда расписано по дням. Кушать даже книга «Блокада день за днем», где описаны все важные события каждого дня. Чтобы попытаться понять эту «опечатку», надо разобраться, что же выходило в те дни на Ленинградском фронте.

А разворачивались в этот в период — с 10-го по 13-е сентября — ключевые для всего города события. В разных источниках, особенно мемуарных, весьма много расхождений в датах. Уже упомянутый Федюнинский пишет, что «12 сентября противник занял Красное Село, Пушкин, прорвался в тыл Красногвардейску и, завладев частью Петергофа, вышел к Финскому заливу у Стрельны», смешав в одной дате сразу много растянутых по времени событий, какие происходили как раньше, так и позже.

Чтобы разобраться как было дело, давайте ориентироваться на книги, посвященные Балтийскому флоту, так, «Балтийский флот на защите Ленинграда», а также мемуары людей, занимавших руководящие посты на флоте и пр. В этом случае перед нами предстанет реальная полотно.

8-го сентября войска группы армий «Север» начали наступление из района Красногвардейска (ныне Гатчина) в направлении на Красное Присело. Взяв Красное Село, немцы вышли из-за Дудергофских высот на равнину, которая хорошо просматривалась с кораблей Балтийского флота, стоявших в Финском бухте. И не только хорошо просматривалась, но и хорошо простреливалась из всех орудий, калибром выше 100 мм. А это более трехсот шестидесяти орудий, в том числе четыре 356-мм, тридцать четыре 305-мм, семь 254-мм и шестнадцать 203-мм орудий.

Корабельная артиллерия била как на учениях, можно сказать, прямой наводкой. Всего за сентябрь орудиями калибра 100 мм и выше было выпущено 25 792 снаряда, и образцово половина из этого пришлось на период с 8-го по 13-е сентября. Представить себе возможность наступления немецкой пехоты по открытой местности и при таком плотном пламени невозможно. На открытой местности один снаряд калибра 203-мм уничтожает все живое на площади равной футбольному полю. Даже танки не прорвались бы, а танки у немцев в это пора уже грузились в эшелоны и готовились к отправке на московское направление.

В результате 12-13-го сентября на подходах к Урицку немецкое наступление было застопорено, после чего немецкие части стали окапываться, а корабельная артиллерия прекратила массированный огонь.

Собрав воедино все отворённые источники: опубликованные документы, мемуары советских и немецких военачальников, можно установить следующую хронологию событий. Последнее немецкое наступление на Ленинград завязалось 8-го сентября и полностью выдохлось не позднее 13-го сентября на подходах к юго-западным окраинам города. Именно 13-го сентября Гальдер написал в своем дневнике: «У Ленинграда порядочные успехи. Выход наших войск к «внутреннему обводу укреплений» может считаться законченным», а записи он обычно делал о случившихся событиях на вытекающий день. После 13-го сентября было еще много боев, но все они носили (с немецкой стороны) либо ответный характер, либо являлись локальными поступками, а не попыткой взять Ленинград штурмом.

Получается, что если бы Жуков возглавил Ленинградский фронт 10-го сентября, то это был бы день решающих боев за город, и всё бы выглядело так, как показано в кинофильмах, например, «Блокада». Но если он прибыл 13-го сентября, то к этому моменту немецкое наступление уже было остановлено, хотя тогда об этом ещё никто не  ведал.


Отчего Жуков в мемуарах назвал неточную дату прибытия в блокадный Ленинград