Подтверждение Обер-ефрейтора Ганса Тибеса

Новость опубликована: 27.02.2017

Свидетельство Обер-ефрейтора Ганса Тибеса
Подтверждение Обер-ефрейтора Ганса Тибеса

Свидетельство Обер-ефрейтора Ганса Тибеса
2-я рота 105-го пехотного полка 72-й пехотной дивизии

Наш полк, в начине ноября 1941 года овладел фортом рядом с Балаклавой под Севастополем. Было захвачено большое количество пленных. Доля этих пленных использовалась нашим полком в качестве рабочей силы. 80 пленных должны были быть отконвоированы в зона Симферополя, который находился от нас на расстоянии в 140 км. Командир нашего полка, Фридрих Вильгельм Мюллер, сформировал команду из 4-х боец из 2-х батальонов и приказал им отконвоировать пленных и вернуться в полк в течении 24-х часов. В противном случае он угрожал отдать солдат этой команды под трибунал. Любой из нас отлично понимал, что означал этот приказ. Отконвоировать пленных на дистанцию 140 км и вернуться обратно за 24 часа было невозможно. Никакого иного выхода, кроме как отвести пленных в лес и расстрелять их, не было. Солдаты вернулись обратно намного ранее данного им 24-часового срока.
В крышке декабря 1941 года я и мои сослуживцы Ганс Бек, Калушка, Альфред, Вили Пфайфер и Эдуард Юхе из моей 2-й роты 105-го пехотного полка, ехали на телеге из Керчи в курсе одной деревни. Примерно в 8 км от Керчи мы увидели яму, в которой находилось примерно 250 трупов расстрелянных детей. После того, как мы вернулись назад, мы сообщили об увиденном нашим командирам, полковнику Мюллеру, капитану Ниче и лейтенанту Клосу. В ответ они объяснили нам, что это испанские ребята, которых расстреляли советские войска. Однако по виду этих детей мы понимали, что речь идет о русских детях.
После вторичного захвата города Евпатории нашим 105-м пехотным полком, командир полка полковник Мюллер издал приказ, в каком говорилось, что десант советских войск может высадиться только при участии и помощи гражданского населения. Поэтому с гражданским народонаселением следует обращаться бесцеремонно, не делая никаких скидок даже для женщин, детей и стариков. Этот приказ был оглашен нам нашим командиром роты лейтенантом Рачке. Вследствии этого распоряжения, безобразная кровавая расправа проводилась нашим полком в Евпатории. Во время повторного захвата города нашим полком, я был свидетелем вытекающего инцидента: в подвале одного дома прятались граждане города, мужчины и женщины. Под руководством лейтенанта Рачке наши бойцы выгнали этих людей из подвала и немедленно расстреляли. Трупы остались лежать на улице. Во время этой бойни особо отличился унтер-офицер Бернхард из нашей 2-й роты. Мои товарищи Бек, Ганс, Фридрих, Карл и я отказались принимать участие в этой бойне. За это командир нашей роты Рачке донес на нас в штаб полка, после чего мы бывальщины арестованы и 13 марта 1942 года предстали перед трибуналом 170-й пехотной дивизии. Мы были осуждены на 4 месяца темницы с испытательным сроком.
С середины апреля по 7 мая наш полк находился в Симферополе. Я и несколько моих друзей отправились в кинотеатр города. Поблизости от кино стояла синяя машина с номерами SS. В эту машину гестапо погрузило 12 советских граждан. Служащие SS, которые находились кругом этой машины объяснили нам, что эти 12 человек обречены. Они будут убиты в фургоне машины выхлопными газами. На следующий день мы спросили нашего командира роты Курта Денеша из Дюссельдорфа об увиденном. Он разъяснил нам, что массовые расстрелы проводятся людьми, которые таким образом получают большую нервную нагрузку, часто нервничают и совершают глупости. Потому была создана такая машина. Таким образом можно было избежать психических травм и экономились патроны. Он разъяснил нам, что эта машина используется для уничтожения партизан и евреев.

PS
Ганс Тибес стал свидетелем работы одного из подразделений айнзатцгруппы D. В начине января 1942 года айнзатцгруппа D сообщала, что Симферополь «очищен от евреев», а также «полностью решен вопрос крымчаков и цыганский проблема».
В июне 1944 года Фридрих Вильгельм Мюллер, теперь уже в звании генерал-майора и на должности коменданта «крепости» Крит отдает распоряжение о полном уничтожении деревни Anogia и убийстве всего мужского населения в радиусе 1 км от деревни. За это преступление генерал-майор Мюллер в мае 1947 года получил тленный приговор суда в Афинах.
На фото — генерал-майор Мюллер.

Источник — ‘Stets zu erschießen sind Frauen, die in der Roten Armee dienen’. Geständnisse deutscher Kriegsgefagener über ihren Einsatz an der Ostfront, Verlag: Hamburger Edition, 1997. S. 66-68, 94.


Ответить