Покоянное послание Сбербанка 1897 года

Новость опубликована: 17.02.2017

Покоянное письмо Сбербанка 1897 года

Милостивый Государь! Князь!

Будучи несколько дней в прокрастинации, умедлил я с мольбой к Вашему Сиятельству о дальнейшем благословлении Вашем деятельности моей.

Черплет Серце мое в благоволении высочайшаго Покровителя моего! А потому всепокорнейше упрашиваю Вашего Сиятельства, ежели то можно будет — дать мне, рабу Вашему, позволение и дальше находится в Сбербанке, в кое люд расейский свои гроши содержит.

Истинная только нужда моя, изторгла из меня смелость и дерзость, коснуться слуха Вашего оным. И, когда Вы окажете мне честь своим благосклонностью, я сумею всегда верно и достойно служить Вам.

Милостивый Государь, обращаюсь к Вам с величайшею просьбою, не отказать в рассмотрении, дабы обнаружить вечную благосклонность к холопу своему непутёвому. Давеча поиздержался я изрядно в кабаке с девкою гулящей Лизкою, что известна своей распущенностью людям банковским. Отнюдь, я не подобный гуляка, как девка эта проклятущая, однако вода огненная сделала своё поганое дело, заставила песни горланить, да гроши заключительные на Лизку тратить, брильянов хотящую.

Поиздержался я барин. Сильно поиздержался. Хочется немного в дни субботние, да воскресные хлебушка закусить, тюрю сделать, да за здравие Ваше кружку пива холодненького выпить. Не ругайтесь, барин, больше кружки уж не осилю я, здоровьюшком хлиповат.

Упрашиваю Вас посодействовать Сбербанку сегодняшнего дня, чтоб я горемыка не маялся с голодухи в дальнейшим, дать кредит государев, да право дерзновенной приватизации оного. Смелую заявку на сиё я уже подал, надеюсь на милости в ходатайстве вашем за меня и огромной добродетели всепокорнейшей моей просьбе.

Вы спрашиваете отчего я не тружусь в Крыму. Отнюдь — дело не в Вашем покорном слуге, — козни западные отняли у нас возможность давать гроши полуостровитянам диким. Угрожают иноземцы заморозить счета мои праведные, да пустить по миру голышом, ежели я осмелюсь в Крыму работать. Не дело это, барин, чтобы активы мои чужестранец арестовывал. Однако, коль того спрашивает люд, советскообразованный (Советы людские — зло неимоверное и образование, данное в этих самых Советах, несут горе людям банковским, государевым — прим. канцелярии Сбербанка), нетрудно мне и покаяться — сделалось быть угомонятся, да и поутихнут в стенаниях своих по Крыму и Сбербанку всуе.

Вы спрашиваете, Князь, отчего проценты кредитные вна Окраине ниже, чем расейские. Объясняю в мочь разума свого — беднее окраинский люд, поэтому и проценты ниже. Расияне купаются в импортозамещении, чево недоступно соседушке нашему и мы ждалеючи снизили проценты для них в иноземной денюшке. Интеллектом нашим коллективным пришагали мы к выводу — надобно сделать окраинские хаты Сбербанка прибалтийскими — и нашей черни и западной дабы понятно стало — не имеет она касательство к России, европейский тама Сбербанк, чужеродный нам. Лукавлю, признаюсь Князь, интересы мои там есть, личные и простительно мне будет.

В Крыму без охраны отдыхать не могу, так как страшусь ряху начистят, да пинками унизят. И с охраной не могу — отказываются богатыри мои со мною в Крыму отдыхать. Говорят, что мол без Вас безопаснее для нас. Ежели распорядитесь, чтоб я в Крыму неопасно отдыхал, тагда я в Европы ездить перестану, деньги тама тратить.

Нижайше прошу, распорядитесь Милостивый Государь изъять этот синеманограф из грядущего расейского, дабы не смущать люд недалёкий, коими манипулировать следует:

В прочем прошу у Вашего Сиятельства себе извинения, что долгими моими и пустыми письмами навлек может быть Вам некоторую скуку и отнял несколько минут.

С глубочайшим почтением, Ваш униженный и всепокорный слуга, дауншифтер расейский.

***


Ответить