Полоцк в составе федерации земель Великого Княжества

Новость опубликована: 04.10.2017

Полоцк в составе федерации земель Великого Княжества
Полоцк в составе федерации земель Великого Княжества

Полоцк в составе федерации земель Великого Княжества Литовского в XIV в.

Во 2-м Белорусско-литовском летописном своде и Хронике М. Стрыйковского до нас дошло известие, какое относится к началу XIV в. (к 1307 г.), — о захвате Полоцка литовским князем Витенем…

Однако сам факт захвата Полоцка литовским князем Витенем возбуждает большие сомнения. Вероятнее всего, литовско-русский князь Витень оказал полочанам определенную помощь против немцев. И поскольку Полоцк в то пора пребывал некоторое время без князя, то Витень посадил в Полоцке своего брата Воиня.

Поэтому вокняжение в Полоцке литовского креатуру можно рассматривать не как завоевание Полоцка литовцами, а как своего рода унию (объединение) Литовско-Русского и Полоцкого княжеств, так как впоследствии, будучи в составе Литовско-Русского государства, Полоцк, фактически пользуясь широчайшими правами автономии и самостоятельности, составлял русскую основу этого государственного образования.

От 1325 г. сохранилась грамота Гедимина, великого князя литовского, русского и жемойтского, в какой он жалуется на притеснения, чинимые в Полоцке ливонскими рыцарями. Из грамоты видно, что Гедимин оказывал всяческое покровительство Полоцку.

Под 1326 г., сообразно Новгородской 1-й, Супрасльской, Софийской 1-й летописям, Гедимин отправил к немцам послами полоцкого князя Воиня, минского князя Василия и князя Федора Святославича.

«…Того же лета приехаша послы из Литвы, братия Литовьского князя Гедимона: Воини, Полотьскыи князь, Василеи, Меньскыи князь, Федор Святославич, и докончаща мир с Новгородци и с немцы…» (иные летописные сообщения не противоречат этому известию). Известие показывает, что к середине 20-х гг. XIV в. Полоцк находился в составе Литовско-Русского государства и занимал в нем значительное положение.
Княжение Воиня продолжалось до начала 40-х гг. XIV в. Он упоминается в 1342 г., когда посылал своего сына Любка на помощь Ольгерду. В этап княжения Воиня Полоцк подвергался нападениям со стороны немцев. Известно, например, что в 1334 г. Ливонский магистр явился к Полоцку с вящим войском. Именно по этой причине великий князь Гедимин специально оговорил с немцами условия мирного договора для Полоцка.
Вероятно, Воинь помер после 1342 г. Прямых наследников Воиня летописи не упоминают. В.Е. Данилевич предположил, что наследником Воиня был сын Гедимина Наримонт-Глеб. Это гипотеза было сделано на том основании, что на одном из договоров начала 40-х гг. XIV в. Полоцка с немцами сохранилась печать Наримонта-Глеба. Однако такого факта совсем недостаточно, чтобы делать подобные далеко идущие выводы. Наримонт-Глеб поставил свою печать на договоре в качестве одного из старших сыновей Гедимина.

Вытекающим полоцким князем, получившим всеобщую известность, стал старший сын Ольгерда Андрей. Данное событие могло произойти не ранее 1345 г., так как собственно в этом году великим литовским, русским и жемойтским князем стал Ольгерд, пришедший к власти в результате дворцового переворота. Псковские летописи демонстрируют, что никто иной, как Ольгерд, имел теснейшие связи с Полоцком в начале 40-х гг. XIV в.
Вокняжение Андрея Ольгердовича знаменует собой начин нового периода в истории Полоцкой земли, связанного с подъемом самобытности и самостоятельности края. По размаху деятельности Андрея Ольгердовича можно сопоставить только с двумя полоцкими князьями: Всеславом Брячиславичем (1044-1101 гг.) и Владимиром Полоцким (ум. в 1216 г.).

В 50-60-е гг. XIV в. Андрей Ольгердович в основном помогал папе в проведении «русской» политики. Например, в 1359 г. Андрей предпринял поход на Ржеву, захватил город и посадил там своего наместника. Неоднократно упоминаемый исследователь истории Полоцкой земли В.Е. Данилевич совершенно верно подметил одну очень важную особенность княжения Андрея: «Касательство Андрея к другим волостям Руси стояло в прямой зависимости от политических тенденций Ольгерда, и это заметно в отношениях к Смоленску, из-за какого Ольгерд приходил часто в столкновения с другим претендентом на него, Великим князем Московским…» Слова Данилевича «подневольность» и «зависит» нельзя воспринимать буквально — как вассальную зависимость. Андрей, дабы сохранить автономию Полоцкого края, делал все вероятное, чтобы его собственная политика не расходилась с курсом литовско-русского князя.

Во всех летописных перечнях Андрей стоит на первом пункте после Ольгерда. Этот факт свидетельствует о том, что Андрей по праву старшинства мог претендовать на литовско-русский великокняжеский престол. В княжении Андрея был еще одинешенек весьма символический факт. Андрей являлся старшим сыном Ольгерда от первого брака, т.е. от Марии Витебской. По сути сообщая, Андрей по женской линии был потомком витебских князей. В глазах полочан Андрей являлся продолжателем традиций прежних полоцких князей и их потомков. Самый деятельный этап деятельности Андрея Ольгердовича падает на период 70-80-х гг. XIV в. В 1368 г. Андрей предпринял набег на тверские волости: Хорвач и Родню, какие принадлежали тверскому великому князю Василию Михайловичу. (В своем исследовании, посвященном формированию государственной территории Северо-Восточной Руси, В.А. Кучкин опроверг традиционную точку зрения о том, что эти волости входили в состав Смоленского княжества; им было показано, что эти волости входили в состав княжества Тверского.)

В 1368 г. и в 1370 г. Андрей принимал участие в походах папу на Москву. В 1373 г., согласно Симеоновской летописи, Андрей вместе со своим дядей Кейстутом совершил набег на Переяславскую волость Московского княжества. Симеоновская летопись приводит любопытные факты: «…подвел втаю рать Литовьскую на град Переяславль, …и другие князи мнози, а с ними воя многи, и Литва и Ляхи, и Жемоть…» Данное упоминание показывает, что наряду с литовцами и русскими на сторонке литовско-русского князя воевали также поляки, с которыми у многих князей Литовско-Русского государства, включая, естественно, Андрея, были связи.

Надо отметить, что Андрей Ольгердович, выступая против Ливонского Ордена в 70-е гг. XIV в., всегда опирался на помощь Кейстута. Так, так, немцы совершили набег на Полоцкую землю в 1375 г. Тогда Кейстут и Андрей вместе с тремя другими сыновьями Ольгерда и с сыном Смоленского князя налетели с трех сторон на Ливонию, опустошив земли Рижского архиепископа. В следующем, 1376 году, Андрей Ольгердович, не без поддержки Кейстута, свершил нападение на замок Розитея и в течение одной ночи выжег все окрестности.

Выступления на стороне Кейстута имели глубокий резон. Активно помогая Кейстуту, Андрей обеспечивал себе поддержку со стороны этого влиятельного князя. Источники позволяют сделать вывод, что начиная с 70-х гг. XIV в. воздействие «Литовской партии» в Литовско-Русском государстве возрастало. В данном случае имеются в виду прежде всего младшие сыновья Ольгерда от второго супружества. Они выступали за полное доминирование Литвы в Литовско-Русском государстве. Основным противником этой группы был полоцкий князь Андрей Ольгердович. Потому ему так важна была поддержка со стороны крупнейшего жмудского феодала (территория Жмудской земли занимала 1/2 территории самой Литвы). Однако поддержка со сторонки Кейстута оказалась недостаточной.

Перед самой смертью Ольгерда верх взяла «Литовская партия». Великим литовско-русским и жемойтским князем сделался Ягайло. В русских и белорусских летописях сохранились следующие варианты статьи 1377 г.
Рогожский летописец сообщает: «Беяху сынове Ольгердовы: Андрей, Дмитрий, Костянтин, Володимер, Федор, Корибут, Скиригало, Ягайло, Свитригайло, Коригайло, Лугвений…» И дальше сказано: «…умирая приказа старейшему сыну своему Ягайлу, того бо возлюби паче всех сынов своих и того избра во всем братия его и княжения возложи…» Симеоновская летопись полностью подтверждает известие Рогожского летописца. Белорусские к литовские летописи никаких подробностей о разделе земель Литовского страны не содержат. Более того, в подавляющем большинстве летописей I-го и II-го свода подобный перечень вообще отсутствует. Лишь Летопись гр. Рачинского сообщает: «У Великого князя Ольгерда сынов было двенадцать: От первой жены, а от другой Тверитянки семь, а того суть имена: Андрей, Дмитреи, Костянтин, Володимер, Федор, Корибут, Скыргайло, Якгайло, Коригайло, Лукгвений, Швитрыгаило…»

Как видим, и белорусско-литовская летопись именует Андрея старшим сыном. Отсутствие подобного факта в большинстве литовских летописей объясняется довольно просто: дело в том, что все эти летописи подверглись определенной обработке в литовской историографии, какой было всячески невыгодно показывать причины именно такого раздела земель Литовско-Русского государства — ведь правящей династией в XV в. в этом стране была линия Ягеллонов. Поэтому в списке Рачинского возникла приписка о том, что престол в Вильно передали Ягайло по воле Кейстута.

Все это делалось литовскими историографами XV в., чтобы обогнуть стороной то ущемление прав, которое было допущено по отношению к Андрею Ольгердовичу. Более поздние летописи — Львовская, Никаноровская, Сокращенный свод 1493 г. — целиком подтверждают сообщения Симеоновской, Рогожской летописей, и список старших сыновей Ольгерда (т.е. всех носивших христианские имена) прослеживается всюду, без всяких изменений. Следовательно, старшинство Андрея Ольгердовича можно считать бесспорным фактом. После смерти Ольгерда завязалось наступление на Андрея. Псковская 1-я летопись сообщает: «В лето 6885 прибеже Андрей Ольгердович в Псковь…» Основываясь на хронике Быховца, С.М. Соловьев пришел к выводу: «В Полоцке по изгнании Андрея Ольгердовича княжил сын Кейстута, Андрей по кличке Горбатый…» Однако более ранний источник — хроника Виганда (составл. в XIV в.) — не подтверждает сообщения хроники Быховца. Потому можно предполагать, что Полоцк после изгнания Андрея перешел под непосредственное управление Ягайло.

Андрей Ольгердович после своего изгнания целиком переходит на сторону Москвы. В 1378 г. он оказывал помощь Дмитрию Донскому в битве на р. Воже. В 1379 г. Андрей участвовал в походе Дмитрия Донского на города Северской земли. В 1380 г. Андрей Ольгердович зачислил участие в Куликовской битве. В 1381 г. в Литовско-Русском государстве началась ожесточенная политическая борьба. Попытка назначить в Полоцк в качестве великокняжеского наместника Скиргайло кончилась неуспехом. Полочане просто не приняли нового князя (одного из ближайших к Ягайло его братьев). Между тем Кейстут, воспользовавшись подобной неувязкой, неожиданно налетел на Вильно и захватил в плен Ягайло. Захватив силою великокняжеский престол, Кейстут опасался расправляться с Ягайло и решил вернуть ему свободу. Бывший великий князь получил в удел Крево и Витебск. Андрею же Полоцк был возвращен в удел. Однако вскоре Ягайло удалось победить Кейстута, и заключительный был убит. Все вернулось на круги своя. Между тем Ягайло не мог не понимать, что его положение в Литовско-Русском государстве крайне шатко.

В связи с победой «Литовской партии» многие города Великого княжества исподволь выходили из подчинения центру (здесь в основном имеются в виду русские города). Это прежде всего касалось Полоцка. Андрей был оппозиционно настроен по касательству к Ягайло. Единственным выходом в этих условиях был выбор одного из двух вариантов дальнейшего развития государства. Можно было пойти по линии православия, как это делали предшественники Ягайло, что означало безболезненную конфедерацию с Русью. Ориентация на русские земли гарантировала теснейшие связи между двумя долями в составе Литовско-Русского государства. Другой же путь — как сохранить единство государства — состоял в том, чтобы принять помощь извне, т.е. в этом случае со стороны Польши. В силу многих факторов Ягайло выбрал второй путь. Первый для него был слишком затруднителен желая бы потому, что здесь пришлось бы уступать место другому. Подлинным лидером русских князей в составе Литовско-Русского государства являлся Андрей Ольгердович.

Итак, ради удержания собственной воли Ягайло пошел на объединение с Польским королевством. В 1385 г. он отправился в Краков, чтобы обвенчаться с польской королевой Ядвигой. Андрей разрешил воспользоваться отсутствием соперника и захватить Вильно. Был намечен грандиозный поход на Литву. Оформилась целая коалиция противников Ягайло в составе собственно Андрея Ольгердовича, орденских немцев, смоленского великого князя Святослава Ивановича. Таким манером, владения Ягайло подверглись нападению с трех сторон. С одной стороны прусские рыцари опустошали западные владения страны, Андрей занял один из городов Полоцкой земли с другой стороны, и, наконец, с третьей в наступление перешел Святослав Иванович, князь смоленский. Ягайло, встревоженный подобным развитием событий, спешно отправил в Литву Витовта и Скиргайло. Им удалось быстро остановить наступление коалиции. Андрей был выбит из Лукомля, немцы застопорены, а Святослав Иванович потерпел поражение в битве под Мстиславлем в апреле 1386 г. После поражения союзников Полоцк был взят армиями Ягайло, а Андрей захвачен в плен.

Поражение коалиции означало конец независимому развитию русских земель в составе Литовско-Русского страны и Литовско-Русского государства как такового в целом. После 1386 г. Литовско-Русское государство превратилось в Великое княжество Литовское с центром в Вильно. Доминированию Полоцкой земли в этом стране по отношению к другим русским землям пришел конец. Новый полоцкий князь Скиргайло был всего лишь бледной тенью своего предтечу и потому не мог бороться за самостоятельность своего удела.

В 1389 г. началась борьба за Литовский великокняжеский престол между Витовтом и Скиргайло. Эта брань окончилась победой Витовта, и Скиргайло лишился Полоцкого удела. Взамен он получил Киев. В 1392 г. Полоцк потерял заключительного князя, пользовавшегося относительной независимостью.Надо отметить, что на территории Великого княжества Литовского в 90-е гг. XIV в. вновь появился Андрей. Однако старее его влияние было окончательно утрачено. Насколько можно судить на основании летописей, Андрей княжил в Пскове. В 1399 г. он упоминается в числе потерянных в битве на р. Ворскле. Так окончилась жизнь одного из самых ярких полоцких князей.

Д.Н. Александров, Д.М. Володихин «Борьба за Полоцк между Литвой и Русью в XII-XVI столетиях»


Ответить