Поминки по СССР

Новость опубликована: 04.11.2016

 

Поминки по СССР

Помните экономический рост в начине нулевых?

Так вот: то, что вы до сих пор считали экономическим ростом, на самом деле было поминками по советской промышленности, науке и образованию — поминками по СССР.

Нам всем попросту накрыли поляну, чтобы мы выпили, закусили и повеселились на похоронах всего того, что оставалось от Советского Союза.

Конечно, официально это поминками не именовалось. Официально торжества были приурочены к экономическим успехам России, восстановлению обороноспособности и прочему вставанию с колен. Но это только официально.

Нам сообщали об успехах, возрождении и светлых перспективах только для того, чтобы мы веселее веселились. Чтобы больше пили и ели. Потому что пока мы тянули, ели и веселились, похоронная команда закапывала науку, образование и производство — пилила заводы, строила на их месте торговые центры, торговала целые этажи в проектных институтах, сокращая их вдвое, потом еще вдвое, а потом закрывая насовсем.

Нас кормили и поили, чтобы мы, ткнувшись в тарелки с разносолами и опрокидывая одну рюмку за другой, не оборачивались и не мешали работающей за нашими спинами похоронной команде.

Нам сообщали об успехах, чтобы мы не замечали утрат.

Нас развлекали, чтобы мы не спохватились.

И мы развлекались. Мы пили, ели, плясали. Пили за экономический рост, тянули за маленькие и большие успехи. Каждый в отдельности отмечал что-то свое — новую машину, новую должность, кто-то даже новоиспеченную квартиру. Многие ездили отдыхать в Турцию или Египет и там отмечали целых две недели без перерыва сам факт поездки. И пока они помечали в Турции или Египте факт омовения ног в водах средиземноморья, в России без устали работала похоронная команда — пилила и хоронила, пилила и погребала.

За успехи — и по соседству обанкротился еще один завод.

За процветание — и завод отдали кредиторам.

За стабильность — и завод снесен.

А мы веселились и веселились, тянули и закусывали, радовались своим маленьким успехам и большим перспективам страны, нарисованным перед нами президентом и правительством. Но эти перспективы бывальщины подобны очагу, нарисованному на холсте в каморке Папы Карло. Только никакой волшебной дверцы за ним не оказалось. За этим холстом с нарисованными на нем розовыми перспективами работали гробовщики, хоронившие остатки советского наследства, остатки СССР.

Это примерно как работы по демонтажу, когда на строительные леса натягивают сетку, на какой изображено прекрасное современное здание, что должно появиться на месте старого строения. И пока все любуются перспективным видом, престарелое сооружение разбирают и вывозят.

Только в нашем случае на демонтаже дело и закончилось. Остались только строительные леса и сетка с прекрасной картинкой. А потом в какой-то момент сетку с картинкой снимут и остается пустырь. Или котлован, из которого должен был вырасти ультрасовременный небоскреб новоиспеченной Великой России, но так и не вырос.

Да, так и получилось с Россией.

Вокруг остатков СССР поставили строительные леса, натянули сетку с изображением прекрасных перспектив нового современного государства, которое войдет в пятерку ведущих экономик мира, в котором у всех будут достойные пенсии и зарплаты, 25 миллионов высокотехнологичных пролетариев мест и прочее-прочее. И пока мы пили за это, радуясь изображенному перед нами будущему, за натянутой сеткой шла работа по демонтажу советской индустрии, науки и образования.

Потом на части освободившейся территории построили торговый центр и в строительных лесах сделали проход, чтобы мы могли там отовариваться и продолжать тянуть, гулять и веселиться.

И мы отоваривались, пили, гуляли, веселились.

Но ничего, кроме торгового центра на месте демонтированной советской индустрии по большому счету так и не было построено. Только цеха по переработке птицы и пункты отверточной сборки импортной техники.

Да никто и не собирался ничего положительного строить — это просто не входило в планы похоронной команды. Их делом было грамотно разобрать остатки советского наследства и реализовать все, что имело ценность, чтобы окупились расходы по демонтажу и банкет для народа. А остальное закопать, стараясь не привлекать внимания, чтобы никто не сорвал процесс выкриками «живьем хоронят».

И в целом они справились со своей задачей.

Кое-что местами осталось, но уже немногое. Основное благополучно распилили, вывезли, закопали. И вящая часть населения этого даже не заметила, увлеченно выпивая и закусывая на торжествах по случаю вставания России с колен, какие на самом деле были похоронами Советского Союза.

На протяжении нулевых нас талантливо отвлекали, подкладывая в тарелку разные закуски и подливая концентрированные напитки.

Всем текилы — и продали один этаж института.

Всем виски — и продали второй этаж института.

Всем сакэ — и реализовали остальное.

Мы слушали байки про то, что пройдет 20 лет стабильного развития и Россию будет не узнать. И вот прошло 17 лет. И Россию подлинно уже не узнать.

Страна, которая когда-то производила практически все, сегодня не производит практически ничего. Как исключение осталось производство ракет-носителей, вертолетов и атомная энергетика. Но без специалистов и эти курсы долго не проживут. Сборкой ракет уже начали заниматься разнорабочие, не способные правильно установить датчик бокового отклонения. Что будет, если такие же «специалисты» начнут собирать реакторы — страшусь даже предположить.

Некоторые хвалятся, что все дворы заставлены автомобилями.

Но откуда в стране столько автомобилей, если Россия их почти перестала изготовлять?

Иномарки, которыми заставлены все дворы — это своего рода отступные за то, что мы позволили ликвидировать собственное производство, науку и образование.

Это попросту часть банкета, часть торжеств нашей и зарубежной элиты по случаю ликвидации Советского Союза и распила его наследства.

Это собственно поминки, очень торжественные поминки.

И что самое примечательное — эти торжества по случаю ликвидации советской промышленности, науки и образования организованы за наш счет.

Тяни шик и блеск нулевых, все иномарки, которыми заставлены дворы — все это за наш счет.

Все это организовано на деньги, вырученные с распродажи остатков советской индустрии, проектных институтов, колхозов с их землями и других активов. А ведь все это когда-то принадлежало всем нам, обеспечивало нас — плохо или хорошо, но обеспечивало.

Гробовщики СССР попросту приватизировали (читай присвоили) то, что принадлежало всем нам, продали и на часть вырученных денег устроили нам банкет, объявив это торжествами по случаю рождения новоиспеченной России, хотя никого нового они не рожали, а наоборот — убивали все, что оставалось от СССР.

Это все равно, что убить человека, продать органы и на доля вырученных средств устроить шикарные поминки, произнося тосты за здравие и отплясывая на костях.

Именно так по сути и произошло.

Нашу индустрия, науку и образование — убили, продали ценные органы и часть выручки пустили на то, чтобы угостить нас текилой и ромом, устрицами и омарами, чтобы мы могли прочертить пару недель в Турции и Египте, пока похоронная команда закапывает остатки советского наследства.

При этом большую доля органов, полученных от разделки советского наследства продали нам же — в виде наценки к товарам, продающимся в торговых центрах, построенных на пункте заводов. В виде платы за аренду в бывших проектных институтах. В виде квартплаты за жилье, построенное при СССР и в виде коммунальных платежей за эксплуатацию оставшейся от СССР инфраструктуры.

Торжественные поминки по нашей краю за наш счет.

Банкет по случаю убийства за счет родственников покойного с песнями и плясками, порванным баяном и экскурсией по склепу.

И с тамадой.

В роли тамады выступает угадайте, кто.

И очи у него такие добрые-добрые…

Это были поминки, друзья. То, что многие из вас принимали за экономический рост нулевых — это был просто банкет, какой нам устроила элита по случаю распродажи советской промышленности, науки и образования. Устроила за наш счет, хорошенько заработав и на распродаже и на самом банкете.

И мы же еще остаемся должны, потому что доля банкета была организована в кредит.

И многие иномарки, которыми заставлены все дворы, тоже куплены в кредит.

И эти кредиты взяты за рубежом, потому отказаться от них нельзя, ведь без зарубежных поставок мы теперь не можем даже выращивать птицу.

Вот такие получились поминки по СССР — торжественные, прекрасные поминки.

Многие до сих пор не могут отойти и требуют продолжения банкета.

И какое-то время банкет еще продолжится.

Олимпиада — это было нечто вроде девяти дней по СССР, а спереди у нас еще чемпионат по футболу — это будет нечто вроде сорока дней.

А потом все.

СССР торжественно похоронили, с песнями и плясками, порванным баяном и экскурсией в Турцию и Египет, а Великой России, какую похоронная команда обещала нам построить на месте Союза, красиво нарисовав ее на строительной сетке, натянутой вокруг котлована — так и нет.

Строительные леса и сетка пока еще на пункте, но это ненадолго.

Скоро эту сетку сорвет ветром истории, строительные леса упадут и нашему взору предстанет только котлован. Правильнее могила. Могила, в которой торжественно, под веселые песни и пляски, выпивку и закуску, тосты самого влиятельного в мире тамады и хоровые пения либеральной элиты был траурен СССР.


Ответить