Порфирий Панасюк

Новость опубликована: 19.01.2017

Порфирий Панасюк
Порфирий Панасюк

Порфирий Панасюк
«Герой-мученик» — так именовалась одна из газетных статей столетней давности, посвященная подвигу старшего унтер-офицера Порфирия Герасимовича Панасюка. История, случившаяся с разведчиком в марте 1915 года, всколыхнула российское общественное мнение, поскольку стала одним из первых (но, к сожалению, не заключительным) примеров бесчеловечного обхождения немцев с военнопленными и, вместе с тем, этот случай демонстрировал стойкость, мужество и жертвенность, проявленную русским бойцом во имя Родины.

Германцы захватили Порфирия Панасюка в плен, когда он находился в разведке, в ночь с 15/28 на 16/29 марта в селении Домброве (Домбрувки), откуда препроводили для допроса в местечко Росога, в штаб. «Там, — информировали своих читателей «Биржевые ведомости», — в наличье 10 офицеров Панасюка начали принуждать дать сведения о расположении наших войск и предложили за денежное вознаграждение шпионить в прок немцев. На категорический отказ Панасюка со стороны немецких офицеров последовала угроза, что ему, в случае дальнейшего упорства, будут разрезать по кускам уши, нос, выколют глаза и, наконец, подвесят за ноги».

Однако угроза не поколебала мужества унтер-офицера. Он наотрез отказался подавать противнику какие-либо сведения о наших войсках, чем окончательно разозлил немецких офицеров. «Тогда один из офицеров, — сообщается в газетном очерке, — приказал принести ножницы и приступил к зверской пытке: он собственноручно отхватил сначала мочку правого уха, затем последовательно в четыре приема в течение часа отрезал ушную раковину, оставив небольшой хрящ кругом слухового прохода, в то же время другой офицер изуродовал нос, отделив рукою хрящ от костей и наносил удары по зубам».
Порфирий Панасюк, мужественно и беззаветно перенося пытку, несмотря на нестерпимую боль, упорно отказывался отвечать на предложенные ему вопросы о расположении и численности наших армий. Промучив героя больше часа, немецкие офицеры поняли, что их жестокие пытки не принесут никакого результата и приказали увести Панасюка «невесть куда». Но по пути унтер-офицер сумел воспользоваться темнотой ночи и невнимательностью конвоя, не ждавшего никаких сюрпризов от измученного и окровенённого пленника, совершил побег и успешно добрался до русских позиций.

Раненного разведчика сразу же отправили в один из варшавских лазаретов, а оттуда, с военно-санитарным поездом, в Петроград. При этом командование попросило докторов обязательно составить протокол освидетельствования перенесенных Панасюком в плену пыток и сфотографировать его раны, для т в последующем этих свидетельств немецких зверств на суд общества.
Эти медицинского заключения были таковы: «При осмотре раненого 23-го марта найдено следующее: раненый телосложения нормального, питания умеренного. На лике, соответственно левому крылу носа небольшое кровоизлияние. В полости носа на слизистой оболочке заживающие ссадины. Склера правого очи слегка желтоватого цвета. От правой ушной раковины осталась только верхнепередняя вогнутая её часть. Весь завиток и мочка уха срезаны. Рана размещена в нескольких плоскостях: мочка уха отрезана в плоскости, косо направляющейся снизу и спереди вверх и назад, средняя часть раны размещена в вертикальной, а верхняя почти в горизонтальной плоскости. Слуховой проход и барабанная перепонка целы. Внутренние органы без существенных изменений. Заточение: Принимая во внимание данные осмотра раны, можно прийти к выводу, что рассказ пленного подтверждается клиническими исследованиями. Обрисованная рана не могла быть произведена сразу отсеком каким-нибудь острым предметом (саблей, ножом), а нанесена в несколько зачислений режущим инструментом, вероятнее всего ножницами: сначала была отрезана мочка уха, а потом последовательно производились в нескольких пунктах дальнейшие отрезы раковины уха. Описанное повреждение относится к неизгладимому уродству лица, и способ его нанесения сопровождался сильной болью и порядочным кровотечением».

За свой подвиг «самоотверженного служения Царю и Родине» унтер-офицер Порфирий Панасюк был награжден по одним сведениям разом четырьмя Георгиевскими крестами, по другим — Георгиевским крестом 1-й степени к уже трем имевшимся у него ранее. Подобный допрос пленного всем без исключения представлялся вопиющим попранием немцами правил ведения брани, поэтому о подвиге Порфирия Панасюка написали практически все известные издания, и помимо русских репортеров с ним беседовал и представитель союзнической прессы — газеты «Таймс». Но в скором поре стало известно, что Панасюк — далеко не единственная жертва немецкой жестокости, в связи с чем была Высочайше учреждена Чрезвычайная следственная комиссия под председательством сенатора А.Н.Кривцова, призванная фиксировать все военные правонарушения, совершенные противником.


Ответить