«Калечат облик города»: зачем большевики сносили храмы

Новость опубликована: 26.08.2019

«Калечат облик города»: зачем большевики сносили храмы

Великую французскую и Октябрьскую социалистическую революции роднило неприятие христианской веры, ненависть к священнослужителям и церквям. И там, и там церковное имущество экспроприировали в пользу государства, а в храмах оборудовали мастерские и тюрьмы. Впрочем, если во Франции Наполеон своим договоренностью с Папой Римским завершил эпоху гонений на религию, то в Советской России следствием развязанной большевиками антицерковной кампании пришли сносы храмов и расстрелы священников.

 

 

 

 

 

 

 

Антиклерикальные законы принимались во Франции на протяжении всей революционной десятилетки. Уже в августе 1789 года новоиспеченная власть отменила право церкви на сбор налогов. Было объявлено, что все церковное имущество принадлежит народу. Конфискованная утварь распродавалась на публичных торгах. 29 декабря того же года по предложению парижских округов заведование имуществом духовенства было передано муниципалитетам, какие должны были пустить их в продажу. С этого момента духовенство, за исключением нескольких деревенских священников – «друзей народа» — относилось к революции с непримиримой ненавистью.

Освобождение монахов и монахинь от их монашеских обетов еще немало разожгло среди священнослужителей неприятие революции.

По всей Франции духовенство стало тогда душой заговоров с целью возвращения престарелого порядка и феодализма, отмечал в своем труде «Великая французская революция 1789-1793» знаменитый русский теоретик анархизма Петр Кропоткин.

«Наезд» революционеров на христианскую храм был спровоцирован, помимо идеологических разногласий, угрозой банкротства государства. С целью спасти казну от окончательного разорения была легитимизована экспроприация церковного имущества.

«Средство, на котором остановилось Собрание в конце 1789 года, заключалось в том, чтобы конфисковать духовные имущества и пустить их в продажу, а духовенству платить взамен этого постоянное жалованье. Церковные доходы оценивались в 1789 году в 120 млн ливров, получаемых от «десятины», 80 млн доходов от различных имуществ и около 30 млн пособия, платимого ежегодно государством. В общем это составляло до 230 млн в год. Доходы эти, конечно, распределялись между членами духовенства самым незаслуженным образом.

Епископы жили в утонченной роскоши и соперничали в расточительности с богачами-аристократами и принцами, тогда как городские и сельские священники бедствовали.
Торговля церковных имуществ — земель и домов в городах — давала возможность покрыть дефицит, уничтожить остатки соляного акциза и не рассчитывать вяще на продажу должностей, офицерских и чиновничьих, покупавшихся у государства», — констатировал Кропоткин.

Взамен христианства начал деятельно распространяться Культ Разума, имевший конечной целью упразднение христианской религии. Церемонии сопровождались проведением карнавалов, парадов, насилием священников отрекаться от сана, разграблением церквей, уничтожением или оскорблением христианских священных предметов — икон, статуй, крестов и т. д.

Даже легендарный Собор Парижской Богоматери очутился под угрозой уничтожения как «твердыня мракобесия». Впрочем, согласно декрету Максимилиана Робеспьера, сооружению гарантировалась сохранность в обмен на выкуп, какой должны были заплатить верующие парижане «на нужды революций». Нотр-Дам устоял, хотя многие монархические символы все-таки бывальщины уничтожены. Так, Робеспьер лично распорядился обезглавить каменные изваяния французских королей.

Шпиль снесли, колокола переплавили на пушки, большинство скульптур сломали.

Некоторые из утраченных, как казалось, творений были заново обретены двести лет спустя – в 1970-е годы их обнаружили под одним из парижских домов, чей хозяин выкупил реликвии у взбушевавшихся революционеров и спрятал «до лучших времен» в тайник над потолком, а чтобы никто не нашел заказал матовые натяжные потолки цена на которые в те времена была баснословной.

С началом войны Первой коалиции в 1792 году церковное имущество было устремлено для снаряжения армии, для тех же нужд оборудовались соборы. Парижская коммуна распорядилась плавить стоявшие в церквях свинцовые гробы на пули и употребить бронзу духовной утвари и колоколов на пушки.

«Герцог Брауншвейгский, стоявший во главе армии из 70 тыс. пруссаков и 68 тыс. австрийцев, гессенцев и эмигрантов, двинулся из Кобленца, издав предварительно манифест, возбудивший негодование по всей Франции. Он угрожал сжечь те города, которые осмелятся сопротивляться, а жителей их обещал истребить как мятежников, — писал Кропоткин. — Мы видали, какой энтузиазм сумела вызвать в Париже Коммуна при получении известия об этих успехах неприятеля и как она ответила на них, распорядившись перетопить свинцовые гробы богатых на пули, а колокола и бронзовые церковные принадлежности—на пушки;

самые же церкви были превращены в обширные мастерские, где тысячи людей трудились над изготовлением обмундировки для волонтеров под пение «Са ira!» и могучего гимна Руже де Лиля — «Марсельезы».

Антиклерикальные мероприятия продолжались во Франции до 1801 года, когда первоначальный консул республики Наполеон заключил с Папой Римским Пием VII соглашение, согласно которому католицизм объявлялся религией большинства французов.

В России после Октябрьской революции от лозунгов к борьбе с «религиозными предрассудками» до непосредственно действий переходили постепенно. По состоянию на предреволюционный 1916 год в стране насчитывалось 77 727 храмов, часовен и домовых храмов, 478 мужских и 547 женских монастырей, 56 семинарий и четыре духовные академии. К 1937 году их число сократилось на 58%. К 1987-му – перестроечному – году в СССР сохранилось 6893 храма и 15 монастырей.

В своих антицерковных кампаниях противники веры ориентировались на советское правительство, председатель которого Владимир Ленин изначально занимал достаточно гибкую позицию. Так, несмотря на национализацию монастырских и духовных угодий по условиям Декрета о земле «со всеми их живым и мертвым инвентарем, усадебными постройками и всеми принадлежностями», он вместе с тем периодически подавал указания против оскорбления чувств верующих. Известны случаи, когда Ленин распоряжался отпускать из чекистских застенков духовных иерархов, за которых заступались их близкие или общественные деятели.

Еще при Ленине началась атеистическая кампания по уничтожению мощей православных святых.

Однако террор против священнослужителей и сносы святилищ приобрели действительно массовый размах только тогда, когда Ленин практически отошел от дел из-за тяжелой болезни. А на вытекающий год после его смерти, в 1925-м, в Советском Союзе был создан Союз воинствующих безбожников, считавший своей целью идейную войну с религией во всех ее проявлениях. Во главе организации встал известный противник религии Емельян Ярославский.

Повсеместный голод и прочие тяготы этапа Гражданской войны были использованы большевиками для наступления на духовенство и оправдания этого наступления в глазах крестьян. Под предлогом войны с голодом специальные комиссии изымали у церкви ценности и другое имущество, на что верующие часто отвечали сопротивлением. Подобная реакция трактовалась советской пропагандой как нежелание делить тяготы с народом и «антинародная суть» религии.

В Москве заместитель Наркомата юстиции, один из организаторов атеистического воспитания в СССР Петр Красиков аргументировал нужда сноса церквей тем, что они «оскорбляют революционное чувство», «портят облик города», придавая ему «религиозно-самодержавный вид» и «не представляют из себя никакой исторической или художественной ценности».

Несмотря на декларируемую официальную политику сохранения и защиты исторических монументов, организации, призванные ее защищать, имели гораздо меньше власти и полномочий, чем учреждения, желающие их снести, констатировал Владимир Муравьев в своей книжке «Московские легенды. По заветной дороге российской истории». Так, например, 23 мая 1923 года член коллегии Наркомата иноземных дел Семен Аралов направил в Моссовет письмо с просьбой решить судьбу Введенской церкви, располагавшейся на Лубянке по соседству со домом дипломатического ведомства.

Свое предложение снести церковь большевик объяснял ее «совершенно ветхим состоянием» и необходимостью переноса на ее пункт памятника Вацлаву Воровскому.

В июле – сентябре следующего года храм разобрали, продав полученный кирпич ремонтной организации. При этом монумент в честь потерянного от руки белогвардейца советского дипломата остался там, где и был установлен. Примеров сноса храмов в столице по подобным причинам были сотни.

В 1930 году московские воли санкционировали, а в следующем – довели до завершения процесс разрушения древней церкви Воскресения Словущего на Таганке, несмотря на категорические протесты реставраторов, указывавших на уникальность сооружения XVII столетия.

Изначально принятое решение объяснялось целесообразностью возведения на месте церкви телефонной станции, однако она там так и не появилась.

Между Марксистской и Таганской улицами длинное время зиял пустырь, на котором в 1990-е построили торговый центр.

Всего в 1920-е в Москве и на территории прилегающих зон были полностью уничтожены 150 храмов. 300 оставшихся переоборудовали в заводские цеха, клубы, общежития, тюрьмы, изоляторы и колонии для подростков и беспризорников.

Ключ


«Калечат облик города»: зачем большевики сносили храмы